«It hurts not when you’re lied to, but when you see it.» - Больно не тогда, когда лгут, а когда это видишь
 Friday [ʹfraıdı] , 21 September [sepʹtembə] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Уинстон Грум. Форрест Гамп

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
" index_style="5"/>

Chapter 9

Часть 9.

Here I am, halfway roun the world again, this time in Peking, China.

The other people that play on the ping-pong team are real nice fellers what come from ever walk of life, an they is specially nice to me. The Chinamen is nice, too, an they is very different sorts of gooks from what I seen in Vietnam. First off, they is neat an clean an very polite. Second, they is not tryin to murder me.

И вот я снова обогнул полмира, чтобы на этот раз оказаться в Пекине.

В нашей команде по пинг-понгу собрались самые разные парни, и ко мне они относились очень хорошо. Китайцы тоже оказались неплохими ребятами, совсем не похожими на тех косоглазых, что были во Вьетнаме. Во-первых они были очень чистые, и к тому же вежливые. Во-вторых, они не стремились меня пристрелить.

The American State Department have sent a feller with us who is there to tell us how to behave aroun the Chinamen, an of all I have met, he is the only one not so nice. In fact, he is a turd. Mister Wilkins is his name, an he have a little thin moustache and always carry a briefcase an worry about whether or not his shoes is shined an his pants is pressed or his shirt is clean. I bet in the mornin he get up an spit-shines his asshole. Кроме того, Госдепартамент послал вместе с нами парня, который должен был учить нас тому, как вести себя с китайцами, и вот он-то был самым неприятным из всех. Прямо скажу, это был порядочный кусок дерьма. Звали его мистер Уилкинз, он всегда носил с собой дипломат и его волновало только то, начищены ли его туфли и выглажены ли брюки. Не сомневаюсь, что просыпаясь по утрам он первым делом протирал свою задницу.
Mister Wilkins is always on my case.

“Gump,” he say, “when a Chinaman bow to you, you gotta bow back. Gump, you gotta quit adjustin yoursef in public. Gump, what are them stains on your trousers? Gump, you have got the table manners of a hog.”

Этот Уилкинз вечно ко мне придирался.

– Гамп, – говорил он, – если китаец тебе кланяется, ты должен кланяться в ответ. Гамп, нужно держать себя прилично на публике. Гамп, почему у тебя на брюках пятна? Фи, Гамп, ты ведешь себя за столом, как свинья!

In that last, maybe he is right. Them Chinamen eat with two little sticks an it is almost impossible to shovel any food in your mouth with em, an so a lot of it wind up on my clothes.

No wonder you do not see a lot of fat Chinamen aroun. You would think they would of learnt to use a fork by now.

Вот в этом он, наверно, был прав. Эти китаезы едят двумя такими маленькими палочками, просто невозможно с их помощью засунуть в рот хоть сколько-нибудь еды, так что большая ее часть оказывалась на моих брюках.

Неудивительно, что я не видел ни одного толстого китайца. Мне кажется, им следовало бы все-таки научиться есть вилками и ложками.

 Anyway, we is playin a whole lot of matches against the Chinamen an they has got some very good players. But we is holdin our own. At night they has almost always got somethin for us to do, such as go out for supper someplace, or listen to a concert.

One night, we is all sposed to go out to a restaurant called the Peking Duck, an when I get down to the lobby of the hotel, Mister Wilkins say,

“Gump, you has got to go back to your room an change that shirt. It look like you has been in a food fight or somethin.”

Ладно, мы сыграли в этими китаезами кучу партий в пинг-понг. У них было несколько неплохих игроков, но мы держались. Вечерами они обязательно находили нам какое-нибудь дело – то банкет, то концерт.

Однажды мы должны были ехать в какой-то ресторан под названием «Пекинская утка», и когда я спустился в вестибюль отеля, Уилкинз мне говорит:

– Гамп, отправляйся в номер и надень другую рубашку. Эта выглядит так, словно ты кидался тортами.

He take me over to the hotel desk an get a Chinaman who speak English to write a little note for me, saying in Chinese that I am goin to the Peking Duck restaurant, an tell me to give it to the cab driver.

“We are going ahead,” Mister Wilkins say. “You give the driver the note an he will take you there.”

So I gone on back to my room an put on a new shirt.

Потом отвел меня к портье, говорившему по-английски, и сказал ему написать для меня записку по-китайски, что мне нужно ехать в ресторан «Пекинская утка». Эту записку я должен был отдать шоферу такси.

– Мы поедем вперед, – сказал Уилкинз, – а ты дашь эту записку шоферу и он тебя отвезет, куда нужно. 

Так что я спокойно вернулся в номер и надел новую рубашку, как и говорил Уилкинз.

Anyhow, I find a cab in front of the hotel an get in, an he drive away. I be searchin for the note to give him, but by the time I figger out I must of lef it in my dirty shirt, we is long gone in the middle of town. The driver keep jabberin back at me, I reckon he’s axin me where I want to go, an I keep sayin,

“Peking Duck, Peking Duck,” but he be thowin up his hans an givin me a tour of the city.

Ладно, перед отелем я нашел такси и шофер меня повез. Я начал было искать записку для него, и тут понял, что наверно забыл ее в старой рубашке, только к этому времени мы были уже далеко от отеля. Шофер все время поворачивался ко мне и что-то спрашивал, наверно, куда мне ехать, а я отвечал ему

– «пекинская утка, пекинская утка», а он только пожимал плечами и возил меня по городу.

All this go on for bout a hour, an let me tell you, I have seed some sights. Finally I tap him on the shoulder an when he turn aroun, I say, “Peking Duck,” an start to flap my arms like they is ducks’ wings. All of a sudden, the driver get a big ole smile, an he start noddin an drive off. Ever once in a wile he look back at me, an I start flappin my wings again. Bout a hour later, he stop an I look out the winder an damn if he ain’t took me to the airport! Так шло примерно с час, и должен сказать вам, что Пекин я-таки повидал. Наконец, я постучал по его плечу и когда он повернулся, начал махать руками, как крыльями, говоря: «пекинская утка!». Тут он широко улыбнулся, закивал головой и мы рванули. И с тех пор, как только он ко мне поворачивался, я начинал махать руками. Примерно через час мы остановились, и когда я выглянул в окно. то оказалось, что мы приехали к аэропорту!
Well, by this time, it is gettin late, an I ain’t had no dinner or nothin, an I’m gettin bout starved, so we pass this restaurant an I tole the driver to let me out. I han him a wad of this gook money they give us, an he han me some back an away he go. Ну, было уже поздно, а я ничего не ел, и довольно-таки проголодался. Так что, как только мы проехали мимо какого-то ресторана, я сказал ему остановиться и выпустить меня. Я ему дал пачку этих странных китаезных денег, которые нам всем выдали, он что-то взял, а остальные отдал мне.
I went in the restaurant an set down an I might as well of been on the moon. This lady come over an look at me real funny, an han me a menu, but it is in Chinese, so after a wile, I jus point to four or five different things an figger one of them has to be eatable. Actually, they was all pretty good. When I am thru, I paid up an went on out on the street an try to fine my way back to the hotel, but I be walkin for hours I guess, when they pick me up. Я вошел в ресторан и почувствовал себя так, словно я на Марсе. Ко мне подошла девушка и как-то странно посмотрела на меня, и дала меню. Меню было на китайском языке, но подумав, я ткнул пальцем последовательно в пять-шесть блюд, рассчитывая, что уж одно из них наверняка окажется съедобным. На самом деле, они все оказались вполне съедобными. Я поел, заплатил и вышел на улицу, чтобы найти свой отель. Однако проходив по улице несколько часов, я так ничего и не нашел, и тут меня поймали.
Next thing I knowed, I has been thown in jail. They is a big ole Chinaman what speak English, an he is axin me all sorts of questions an offerin me cigarettes, jus like they did in them old movies. It were the nex afternoon before they finally got me out; Mister Wilkins come down to the jail an he is talkin for bout a hour, an they let me go. Оказался я в тюрьме. Потом появился большой китаеза, говоривший по-английски, и он стал задавать мне разные вопросы и угощал сигаретами, точь-в-точь как в кино, а на следующий день меня наконец выпустили. Мистер Уилкинз пришел в тюрьму и примерно час проговорил с китаезами, и они меня отпустили.
Mister Wilkins is hoppin mad.

“Do you realize, Gump, that they think you are a spy?” he say.

“Do you know what this can do to this whole effort? Are you crazy?”

Мистер Уилкинз был вне себя.

– Гамп, ты понимаешь, что они приняли тебя за шпиона!? – сказал он.

– Ты понимаешь, что мог свести на нет все наши усилия?! Ты что, сошел с ума?

I started to tell him, “No, I is jus a idiot,” but I let it go. Anyhow, after that, Mister Wilkins buy a big balloon from a street vender an tied it on my shirt button, so he can tell where I is “at all times.” Also, from then on, he pinned a note on my lapel, sayin who I was an where I am stayin. It made me feel like a fool. Хотел я ему ответить, что я самый обычный идиот, да не стал. В общем, мистер Уилкинз купил у уличного торговца большой воздушный шарик и привязал его пуговице на моей рубашке, чтобы найти меня «в любой момент». И еще он приколол мне на грудь табличку, где было написано, кто я и где живу. Я чувствовал себя круглым дураком.
One day they load us up in a bus an take us way out of town to a big river an they is a lot of Chinamen standin aroun lookin official an all, an the reason, we find out soon enough, is that the head Chinaman of them all, Chairman Mao, is there.

Chairman Mao is a big ole fat Budda-lookin guy, an he has taken off his pajaymas an is in his swimming trunks an they says Chairman Mao at the age of eighty is gonna swim this river by hissef an they want us to watch him do it.

Однажды нас всех погрузили в большой автобус и повезли к большой реке, на берегу которой стояло множество китаез в форме, так что мы поняли, что тут находится самый главный китаеза, Председатель Мао.

Председатель Мао оказался толстым старым китайцем, похожим на Будду. Он снял свою пижаму и оказался в плавках. Нам сказали. что несмотря на свои восемьдесят лет, он собирается переплыть эту реку.

Well, the Chairman, he wade on in an start swimming an folks is takin pichers an all them other Chinamen be chatterin away an lookin pleased. He is bout halfway cross the river, when he stop an raise his han an wave at us. Everbody wave back.

Bout a minute later, he wave again, an everbody wave back.

Not too long after that, Chairman Mao wave for a third time, an suddenly it begun to dawn on everbody that he is not waving, he is drownin!

Ну, вошел он в реку и поплыл, и все были в полном восторге. Примерно посередине реки он поднял руку и помахал нам. Все стали махать руками ему в ответ.

Примерно через минуту, он снова помахал рукой, и снова все помахали ему в ответ.

Наконец, он помахал в третий раз, и тут-то все сообразили, что он не просто машет рукой, а тонет!

 Well, the shit done hit the fan, an I finally understan what a “Chinese Fire Drill” is. People is jumpin in the water an boats is racin out from the other side of the river an everbody on shore is cryin an leapin up an down an smackin they palms against the side of they heads. I say, the hell with this, cause I saw where he went under, an I thowed off my shoes an into the river I went. Ну, тут такое началось! Наконец-то я понял, что такое «китайское столпотворение»! Множество народу бросилось в воду, с той стороны к председателю устремились лодки, а те, что остались стоять на берегу, начали хлопать себя по голове ладошами. Когда я увидел, как старик исчез под водой, я сказал себе – к черту! Скинул туфли и прыгнул в воду.
I past all the Chinamen who was swimming out there an got to the place where Chairman Mao had gone under. The boat be circlin, an people lookin over the sides like they is gonna see somethin, which was kind of silly since the river is bout the same color as sewer water back home. Тех китаез, что плыли к месту, где исчез председатель, я обогнал очень быстро, и скоро оказался там, где кружили лодки, а люди на них всматривались в воду, словно пытались что-то там увидеть. Это было глупо с их стороны, потому что вода была такого же цвета, как в канализации.
Anyhow, I dived down three or four times an sure enough, I bumped into the ole bastid floatin aroun underwater. I haul him up an some Chinamen grapped him an thowed him in the boat an took off. Didn’t even bother to take me along, an so’s I have got to swim all the way back by mysef.

When I get to the bank, all the people there be jumpin up an down an cryin an slappin me on the back, an they pick me up an carry me on they shoulders to the bus.

Ладно, нырнул я раза три-четыре и точно – этот старикан оказался прямо подо мной! Я вытянул его на поверхность, а китаезы подхватили его и увезли на лодке. Меня они оставили как есть, так что пришлось возвращаться в берегу вплавь.

Когда я вылез на берег, люди стали прыгать еще сильнее и хлопать меня по спине, а потом подняли на руки и понесли к автобусу.

But when we is on the road again, Mister Wilkins come up to me an be shakin his head.

“You big dumb goof,” he say, “do you not realize that the best thing that could of happened for the United States was to let that sumbitch drown! You, Gump, is lost us the opportunity of a lifetime.”

Но когда автобус тронулся, мистер Уилкинз подошел ко мне и покачал головой:

– Ты просто осел, – сказал он, – неужели не ясно. что для Соединенных Штатов лучше всего было бы, если бы этот сукин сын утонул! Да, Гамп. ты упустил случай, который представляется человеку только раз в жизни.

So I guess I done screwed up again. I dunno. I am still jus try in to do the right thing.

We is about thru with the ping-pong games, an I have lost count of who is winnin or losin. But what has happen in the meanwhile is that on account of my pullin ole Chairman Mao out of the river, I has become sort of a national hero to the Chinamen.

Так что я решил, что снова я что-то испортил. Но ведь я только хотел сделать, как лучше!

Мы непрерывно играли в теннис, и дело близилось к концу, но я уже потерял представление о том, кто выигрывает, кто проигрывает. А тем временем, из-за того, что я вытащил этого старикана, Председателя Мао, из реки, я стал для китаез чем-то вроде национального героя.

“Gump,” Mister Wilkins say, “your stupidity seems to have turned into an advantage. I have received a report that the Chinese envoy would like to start discussions bout the possibility of reopening foreign relations with us. Furthermore, the Chinese wish to thow you a big parade thru downtown Peking, an so I expect you to be on your good behavior.” – Гамп, – сказал мне как-то мистер Уилкинз, – как ни странно, ваша глупость обернулась для нас удачей. Я только что получил известие, что китайский посол согласился начать переговоры с Госдепартаментом об улучшении межгосударственных отношений. И еще – китайцы хотят устроить в твою честь парад, и я надеюсь, что ты будешь вести себя прилично.
They helt the parade two days later, an it were a sight to see. They was bout a billion Chinamen along the streets, an they was wavin an bowin an all when I went by. The thing was sposed to wind up at the Kumingtang, which is like the capitol of China, an I am sposed to get thanked by Chairman Mao personally. Через два дня состоялся этот парад, и это было зрелище что надо! Вдоль улицы выстроились примерно миллион китайцев, и когда я шел мимо них, они кланялись и махали мне руками. Улица вела к Тяньаньмынь, где было нечто вроде китайского Белого дома, где меня должен был торжественно принять сам Председатель Мао.
When we get there, the Chairman is all dried out an glad to see me. They has put on a big spread for lunch an I get to sit nex to the Chairman hissef. In the middle of the lunch, he lean over to me an say,

“I have heard you was in Vietnam. May I ask what you think of the war?” An interpreter translate that for me, an I think about it for a moment or two, but then I figger, what the hell, if he didn’t want to know, he wouldn’t of axed, an so I say,

“I think it’s a bunch of shit.”

Когда мы дотуда добрались, китаезы прямо сума посходили от счастья. что видят меня. Они накрыли длиннющий стол и я сидел рядом с самим Председателем. Посреди банкета он наклонился ко мне и сказал:

– Я слышал, что вы воевали во Вьетнаме. Скажите мне, если вам нетрудно, что вы думаете об этой войне? – переводчик перевел мне его слова, и я подумал – черт побери, если он спрашивает, то наверно, в самом деле хочет знать. И я ответил:

– Я думаю, что это полное дерьмо.

The interpreter translate that back to him, an Chairman Mao get a odd expression on his face, an look at me funny, but then his eyes light up an he break out with a big smile, an start shakin my han an noddin his head like one of them little dolls with a spring for a neck. People took pitchers of that, an afterward they was in the American newspapers. But I ain’t never tole nobody till now what I said to make him smile that way. Переводчик перевел ему это, а он вдруг как-то странно изменился в лице, пристально посмотрел на меня, и вдруг губы у него дрогнули, и он широко улыбнулся, а потом начал жать мне руки, и кивать головой, как какой-нибудь китайский болванчик. Фотографы тут же начали это снимать, и потом этот снимок появился в американских газетах. Но до этого дня я никогда никому не рассказывал, что я тогда такого сказал, что он так заулыбался.
The day we lef, we is goin out of the hotel an they is a big crowd watchin us leave an cheerin an clappin. I look over an they is this Chinese mama with a little boy on her shoulders, an I can see he is a real Mongolian idiot—eyes all crossed, tongue hangin out, droolin an babbling like them kinds of idiots do. Well, I can’t hep mysef. Mister Wilkins have ordered us not to never go up to any Chinamen without first gettin his permission, but I went on over there an I got me a couple of ping-pong balls in my pocket an I take one of em out an get a pen an put my X on it an give it to the little boy. Когда мы уезжали, около отеля собралась большая толпа. Я огляделся, и увидел среди китаез женщину в мальчиком на плечах, и вот он-то был настоящим монгольским идиотом – язык наружу, глаза перекошены, и он все время что-то лопотал, как это всегда делают идиоты. Я просто не мог удержаться, и хотя мистер Уилкинз запретил нам подходить к китаезам без его разрешения, я все-таки подошел к ней, вытащил из кармана пару пинг-понговых шариков, которые всегда носил в кармане, поставил на них свой крестик и отдал малышу.
Firs thing he does is put it in his mouth, but then, when that all straightened out, he reach out an grap my fingers with his han. An then he start to smile—great big ole grin—an all of a sudden I seen tears in his mama’s eyes, an she start chatterin, an our interpreter say to me that is the first time the little feller have ever smiled. They is things I could tell her, I guess, but we ain’t got time. Первым делом он засунул шарики в рот, а потом схватил меня за руку. Потом он вдруг широко улыбнулся, а на глазах его матери почему-то появились слезы, она начала что-то верещать, и переводчик сказал мне, что этот мальчик улыбнулся впервые в жизни. Да, я мог бы ей кое-что порассказать, только у нас не было на это времени.
Anyway, I start to walk away an the little boy done thowed the ping pong ball an bounce it off the back of my head. It were jus my luck that somebody got a photograph right at that moment, an, of course, it wound up in the newspapers. “Young Chinese Displays His Hatred of American Capitalists,” the caption said. Ладно, но когда я пошел назад, этот мальчишка зашвырнул в меня шариками и попал прямо в голову. И надо же было так случиться, что как раз в этот момент один фотограф меня заснял и потом это фото появилась в газетах под заголовком: «Юный китаец проявляет свою ненависть к американским империалистам».
Anyway, Mister Wilkins come up an drag me away an fore I know it, we is on the plane an flyin high. Last thing he says to me afore we land back in Washington is,

“Well, Gump, I spose you know about the Chinese custom that if you save a Chinaman’s life, you is responsible for it forever.”

Ладно. мистер Уилкинз утащил меня в автобус и не успел я оглянуться, как мы уже летели назад в Вашингтон. Перед самым приземлением он сказал мне:

– Ну, Гамп, мне кажется, ты знаешь об этом китайском обычае – если ты спас китайцу жизнь, то с тех пор ты за него отвечаешь.

He have a nasty little smile on his face, an he is settin next to me on the plane an they has just tole us not to get up an to fasten our seatbelts. Well, I jus look over at him an cut the biggest fart of my life. It soun somethin like a buzz saw. Mister Wilkins’ eyes bugged out an he say,

“Argggg!” an start fannin the air an tryin to unloosen his seatbelt.

Тут он как-то ехидно улыбнулся, и тут как раз сказали, чтобы мы не расстегивали ремни. А мы сидели рядом. И в этот момент я пукнул так громко, как никогда в жизни. Это был похоже на разрыв гранаты. У мистера Уилкинза просто глаза вылезли из орбит и он сказал что-то вроде:

– Аааа-кх-кх! – и начал глотать воздух ртом и пытаться расстегнуть ремень.

A pretty stewardess come runnin up to see what all the commotion is about an Mister Wilkins is coughin an choakin an all of a sudden I done started fannin the air mysef an holdin my nose an pointin at Mister Wilkins, an shoutin,

“Somebody open a winder,” an shit like that. Mister Wilkins, he get all red in the face an begin protestin an pointin back at me, but the stewardess, she jus smiled an gone on back to her seat.

Тут же прибежала хорошенькая стюардесса, посмотреть, отчего такой шум. А мистер Уилкинз все еще задыхался и кашлял, и тут я тоже зажал нос и указывая на мистера Уилкинза, заявил:

– Нужно открыть окно! – или что-то в этом роде. Мистер Уилкинз весь покраснел и начал показывать на меня, но стюардесса только мило улыбнулась и вернулась на свое место.

After he quit sputterin an all, Mister Wilkins start adjustin his collar an say to me under his breath,

“Gump, that was a extremely crude thing to do.”

But I jus grinned an looked straight ahead.

Мистер Уилкинз, когда перестал дергаться и поправил галстук, сказал мне еле слышно:

– Гамп, с твоей стороны это была очень неумная шутка!

Но я только ухмыльнулся и смотрел прямо перед собой.

They sent me back to Fort Dix after that, but instead of puttin me in the Steam Heat Company, I am tole they is lettin me out of the Army early. It don’t take but a day or so, an then I am gone. They give me some money for a ticket home, an I have got a few dollars mysef. Now I got to decide what to do. После этого они снова послали меня в форт Дикс, но больше не посылали к котельную, а сказали, что отпустят меня из армии пораньше. Так что не прошло и суток, как мне разрешили уехать. Они дали мне немного денег на билет, и у меня самого было немного долларов, так что оставалось только решить, куда ехать.
I know I ought to go on home an see my mama, cause she’s in the po house an all. I think maybe I ought to get started with the little srimp bidness, too, an begin to make somethin of my life, but all this time, in the back of my mind, I have been thinkin of Jenny Curran up at Harvard University. I got a bus to the train station, an all the way there I am tryin to figger what is the right thing to do. But when the time come to buy my ticket, I tole them I wanted to go to Boston. There are jus times when you can’t let the right thing stand in yo way. Я понимал, что нужно было бы съездить к маме, потому что она была в доме для бедных. Еще я подумал, не пора ли мне начать заниматься креветками – нужно же мне чем-то заняться в этой жизни. Но на самом деле, я не переставал все это время думать о Дженни Керран в Гарварде. Я уже сел в автобус, и все не мог сообразить, что же сделать лучше всего. Но когда нужно было давать деньги в окошко, я попросил билет до Бостона – не может же человек все время вести себя только правильно!

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.