«No, I’m not a hacker, I just didn’t sleep well.» - Нет, я не хакер, просто плохо спал
 Saturday [ʹsætədı] , 22 September [sepʹtembə] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Уинстон Грум. Форрест Гамп

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 
" index_style="5"/>

Chapter 17.

Часть 17.

Even tho they said they wouldn’t give me no money, one of the fellers did loan me a dollar before I lef the hotel. First chance I got, I phoned home to the po house where my mama was stayin to let her know I’m okay. But one of them nuns says,

“We ain’t got no Mrs. Gump here no longer.”

 When I axed where she was, the nun say,

“Dunno—she done run off with some protestant.”

Хотя эти парни и сказали, что не дадут мне денег, один из них все же перед уходом одолжил мне доллар. Как только я дошел до первой телефонной будки, я позвонил маме. чтобы сообщить, что у меня все в порядке. Но к телефону подошла сотрудница богадельни, и говорит:

– Миссис Гамп у нас больше не проживает.

Я спросил, куда же она делась, а та отвечает:

– Не знаю. Она сбежала с каким-то протестантом.

I thanked her an hanged up the phone. In a way, I’m sort of relieved. At least mama done run off with somebody, an ain’t in the po house no more. I figger I got to find her, but to tell the truth, I ain’t in no big hurry, cause sure as it’s gonna rain, she’ll be bawlin an hollerin an fussin at me on account of I lef home. Я сказал спасибо и повесил трубку. На сердце почему-то стало легче. Раз она сбежала с кем бы то ни было, значит, она теперь по крайней мере, не живет в богадельне. Наверняка я смогу ее найти, но, по правде говоря, я не слишком торопился, потому что она каждый раз начинала причитать и стонать, что я ушел из дома.
It did rain. Rained cats an dogs an I foun me a awnin to stand under till some guy come out an run me off. I was soakin wet an cold an walkin past some government buildin in Washington when I seen a big ole plastic garbage bag settin in the middle of the sidewalk. Just as I get close to it, the bag commenced to move a little bit, like there is somethin in there! Шел дождь. Я промок до нитки, потом нашел какой-то козырек и встал под ним. Но тут вышел како-то парень и прогнал меня. Я снова побрел мимо государственных учреждений, пока не заметил на одном газончике пластиковый мешок дал мусора. Когда я подошел поближе, мешок слегка шевельнулся. Там явно кто-то был!
I stopped an went up to the bag an nudged it a little with my toe. Suddenly the bag jump bout four feet back an a voice come out from under it, say,

“Git the fuck away from me!”

“Who is that in there?” I axed, an the voice say back,

“This is my grate—you go find your own.”

“What you talkin bout?” I say.

Я остановился, подошел к мешку, и ковырнул его носком ботинка. Мешок вдруг как развернется и отпрыгнет на полметра от меня, и из него кто-то говорит:

– Отвали!

– Кто там? – спросил я, а тот же голос отвечает:

– Это моя решетка – найди себе другую!

– Что ты имеешь в виду? – спрашиваю я.

“My grate,” the voice say. “Git off my grate!”

“What grate?” I axed.

All of a sudden the bag lift up a little an a feller’s head peek out, squintin up at me like I’m some kinda idiot.

“You new in town or somethin?” the feller says.

“Sort of,” I answered. “I’m jus tryin to get outta the rain.”

– МОЯ решетка! – повторил голос. – Отвали с моей решетки!

– Какой решетки? – спрашиваю я снова.

И тут мешок слегка поднимается, и из него появилась голова. Голова презрительно посмотрела на меня, словно на идиота:

– Ты что, новичок? – спрашивает этот парень.

– Да вроде, – отвечаю я. – Просто хочу спрятаться от дождя.

The feller under the bag is pretty sorry-lookin, half bald-headed, ain’t shaved in months, eyes all red an bloodshot an most of his teeth gone.

“Well,” he say, “in that case I reckon it okay for a little wile—here.” He reach up an han me another garbage bag, all folded up.

“What I’m sposed to do with this?” I axed.

“Open it up an git under it, you damn fool—you said you wanted to git outta the rain.” An then he pull his bag back down over hissef.

Вид у этого парня был довольно кислый: месячная щетина, глаза красные, и почти нет зубов. Еще он был практически лыс.

– Ну, – говорит парень, – в таком случае, ты можешь немного тут переждать. Держи. – И он подает мне такой мешок, только сложенный.

– И что мне с ним делать? – спрашиваю я.

– Открой и залезай в нет, идиот – ты же сказал, что хочешь спрятаться от дождя. – И он снова натягивает на себя мешок.

Well, I did what he said, an to tell you the truth, it wadn’t so bad, really. They was some hot air comin up outta the grate an it make the bag all warm an cozy inside an kep off the rain. We be squattin side-by-side on the grate with the bags over us an after a wile the feller says over to me,

“What’s your name anyway?”

“Forrest,” I says.

“Yeah? I knew a guy named Forrest once. Longtime ago.”

“What’s your name?” I axed.

“Dan,” he say.

Ладно, сделал я, как он говорит, и по правде говоря, это оказалось неплохой идеей. Мешок не пропускал воду, а от решетки шло тепло. Так мы лежали на этой решетке, а потом парень мен говорит:

– А как тебя звать-то?

– Форрест, – отвечаю я.

– Вот как? Я знавал одного парня по имени Форрест, только это было очень давно.

– А как тебя зовут? – спрашиваю я.

– Дэн, – отвечает он.

“Dan? Dan?–hey, wait a minute,” I says. I thowed off my garbage bag an went an lifted up the bag off the feller an it was him! Ain’t got no legs, an he is settin on a little wood cart with roller-skate wheels on the bottom. Must of aged twenty years, an I could hardly recognize him. But it was him. It was ole Lieutenant Dan! – Дэн? ДЭН? – минутку! – говорю я, вылезаю из мешка, и снимаю мешок с парня. Это оказался он! Ног у него не было, и он сидел на маленькой такой деревянной тележке с колесиками, как у роликов. Он постарел по виду лет на двадцать, но я все равно его узнал – это был он, лейтенант Дэн!
After he had got out of the Army hospital, Dan went back to Connecticut to try to get back his ole job teachin history. But they wadn’t no history job available, so they made him teach math. He hated math, an besides, the math class was on the secont floor of the school an he had a hell of a time makin it up the stairs with no legs an all. Also, his wife done run off with a tv producer that lived in New Yawk an she sued him for divorce on grounds of “incompatibility.” Выйдя из госпиталя. он вернулся в Коннектикут и попытался снова работать учителем. Только мест учителей истории не оказалось, и они заставили его стать учителем математики, а он ее ненавидел. К тому же его классная комната оказалась на втором этаже, и он тратил уйму времени, чтобы добраться до нее по лестнице без ног. Да еще его жена сбежала с одним телевизионщиком из Нью-Йорка, и вчинила ему иск о разводе на основании «физического несоответствия».
He took to drinkin an lost his job an jus didn’t do nothin for a wile. Thieves robbed his house of everthin he had an the artificial legs they had give him at the VA hospital were the wrong size. After a few years, he said, he jus “give up,” an took to livin like a bum. There’s a little money ever month from his disability pension, but most of the time he jus give it away to the other bums.

“I dunno, Forrest,” he say, “I guess I’m jus waitin to die or somethin.”

Он запил, и его выгнали с работы. Некоторое время он ничего не делал, и тут воры ограбили его квартиру, и унесли все. а протезы, которые ему дали в госпитале, оказались не того размера. Через несколько лет, и они «развалились», как он выразился, и ему пришлось бродяжничать. Ему давали крошечную пенсию, но он большую часть денег все равно отдавал другим бомжам.

– Плохо мне, Форрест, – сказал он, – мне кажется, что я скоро умру.

Dan han me a few bucks an say to go aroun the corner an git us a couple of bottles of Red Dagger wine. I jus got one bottle tho, an used the money for mine to git one of them ready-made sambwiches, cause I ain’t had nothin to eat all day.

“Well, old pal,” Dan say after he has polished off half his wine, “tell me what you been doin since I saw you last.”

Дэн дал мне пару долларов и сказал сходить на угол в магазинчик, купить пару бутылок красного. Я купил ему бутылку, а на свою долю купил гамбургер. потому что весь день ничего не ел.

– Ладно, приятель. – сказал Дэн, ополовинив свою бутылку, – расскажи мне, что с тобой случилось за это время, пока я тебя не видел.

So I did. I tole him about goin to China an playin ping-pong, an findin Jenny Curran again, an playin in The Cracked Eggs band an the peace demonstration where I thowed my medal away an got put in jail.

“Yeah, I remember that one all right. I think I was still here in the hospital. I thought bout going down there mysef, but I guess I wouldn’t have thowed my medals away. Look here,” he say.

Ну, я рассказал ему о том, как ездил в Китай, и о том, как разыскал Дженни Керран, и как играл в группе «Разбитые яйца», и как участвовал в демонстрации писников, и как швырнул медаль в сенатора и оказался в тюрьме.

– А, это я помню! – сказал Дэн. – Кажется, я тогда лежал в госпитале. Я бы и сам туда пошел, хотя, вероятно. не стал бы швыряться медалями. Вот смотри!

He unbutton his jacket an inside, on his shirt, is all his medals—Purple Heart, Silver Star—must of been ten or twelve of them.

“They remind me of somethin,” he said. “I’m not quite sure what—the war, of course, but that’s jus a part of it. I have suffered a loss, Forrest, far greater than my legs. It’s my spirit, my soul, if you will. There is only a blank there now—medals where my soul used to be.”

Он расстегнул свою крутку, и на рубашке оказались приколотыми все его медали: «Пурпурное сердце», «Серебряная звезда» – в общем, примерно с дюжину медалей.

– Они мне о чем-то постоянно напоминают, – сказал он, – точно не знаю, о чем – ну, само собой, о войне и все такое, но главное, это часть меня. Я многое потерял, Форрест, не одни только ноги – если хочешь знать, я потерял душу, дух. Теперь там, где была моя душа, висят эти медали. Они прикрывают пустоту.

“But what about the ‘natural laws’ that’s in charge of everthin?” I axe him. “What about the ‘scheme of things’ that we has all got to fit ourself into?”

“Fuck all that,” he say. “It was just a bunch of philosophic bullshit.”

“But ever since you tole it to me, that’s what I been goin by. I been lettin the ‘tide’ carry me an tryin to do my best. Do the right thing.”

– А как же тогда твои «природные законы», ведь это они за все отвечают, – говорю я. – как же насчет «плана», частью которого мы все являемся?

– На хрен эту философию, – отвечает он, – это все дерьмо.

– С тех пор, как ты мне про это рассказал, я этим живу. Я просто отдаюсь «волне прилива» и стараюсь сделать все, что в моих силах. Просто исполняю свой долг, как я его понимаю.

“Well, maybe it works for you, Forrest. I thought it was working for me too—but look at me. Just look at me,” he say.

“What good am I? I’m a goddamn legless freak. A bum. A drunkard. A thirty-five-year-old vagrant.”

“It could be worse,” I says.

“Oh yeah? How?” he say, an I reckon he got me there, so I finished tellin him bout mysef - gettin thowed in the loony bin an then bein shot up in the rocket an landin down with the cannibals an bout ole Sue an Major Fritch an the pygmies.

– Ладно, может, для тебя это и подходит, Форрест, и раньше я думал, что и для меня сгодится – да только посмотри, кем я стал теперь.

Кто я такой? Просто бомж, безногий инвалид, пьяница, 35-летний бродяга, вот и все!

 – Могло ведь быть и хуже, – говорю я.

– Вот как? Неужели? – говорит он, и я решил, что он меня все-таки понял. Потом я дорассказал ему свою историю – как меня сунули в психушку, а потом запустили в ракете в космос, и как я жил среди людоедов, вместе со Сью и майором Фричем, и про битву с пигмеями тоже рассказал.

“Well my God, Forrest my boy, you sure as hell have had some adventures,” Dan say. “So how come you are sittin here with me on the grates under a garbage bag?”

“I dunno,” I says, “but I ain’t plannin to stay here long.”

“What you got in mind then?”

“Soon as this rain stops,” I say, “I’m gonna get off my big fat butt an go lookin for Jenny Curran.”

“Where is she?”

– Боже мой, Форрест, да ты и в самом деле попал в передрягу. – сказал Дэн. – Ладно, тогда как ты оказался здесь, на решетке, под пластиковым мешком?

– Не знаю, – ответил я, – только я не собираюсь здесь долго оставаться.

– А куда же ты денешься?

– Как только дождь кончится, я собираюсь подхватиться и отправиться искать Дженни Керран.

– А где она может быть?

“Dunno that either,” I says, “but I’ll find out.”

“Sounds like you might need some help,” he say.

I look over at Dan an his eyes is gleamin from behin his beard. Somethin is tellin me he is the one needs some hep, but that’s okay with me.

– Пока тоже не знаю, – говорю я, – но постараюсь выяснить как можно скорее.

– Похоже, тебе понадобится помощь, – говорит он.

Я пристально посмотрел на Дэна. Было видно, как в зарослях волос у него блестят глаза. Что-то говорило мне, что это ЕМУ, а не мне, нужна помощь. только мне было все равно.

Ole Dan an me, we went to a mission flophouse that night on account of it didn’t stop rainin, an Dan, he paid them fifty cents apiece for our suppers an a quarter for our beds. You could of got supper free for settin an listenin to a sermon or somesuch, but Dan say he’d sleep out in the rain afore wastin our precious time hearin a Bible-thumper give us his view of the world. Так как дождь не перестал и ночью, то мы с Дэном отправились в благотворительную ночлежку, и Дэн заплатил по полдоллара за наш ужин, и еще по четвертаку за кровати. У них так устроено, что если вы слушаете их проповедь, то ужин дают бесплатно, только Дэн сказал. что он лучше будет спать на улице под дождем, чем тратить драгоценное время на слушание всякой христианской ерунды о том, как устроен мир.
 Next mornin Dan loaned me a dollar an I foun a pay phone an called up to Boston to ole Mose, that used to be the drummer for The Cracked Eggs. Sure enough, he still there in his place, an is damn suprised to hear from me.

“Forrest—I don’t believe it!” Mose say. “We had given your ass up for lost!”

Наутро Дэн одолжил мне доллар, я нашел телефон и позвонил Мози, тому самому, что играл на ударных в «Треснувших яйцах». Как я и думал, он оказался на месте, и очень удивился, услышав мой голос.

– Форрест! Вот это да! – сказал Мози. – А мы думали, что тебя уже на свете нет!

The Cracked Eggs, he says, have broken up. All the money that Mister Feeblestein have promised them is eaten up by expenses or somethin, an after the secont record they didn’t get no more contracts. Mose say people is listenin to a new kind of music now—Rollin Stoned’s or the Iggles or something - an most of the fellers in The Cracked Eggs is gone someplace an foun real jobs. Он сказал, что «Треснувшие яйца» распались – деньги мистера Фиблштейна они проели или растратили, а после второй пластинки их никто больше не покупал. Мози сказал, что теперь слушают другую музыку – что-то вроде «Роллин Стонов» или «Игл», а большинство парней из «Треснувших яиц» разъехалось в поисках настоящей работы.
Jenny, Mose say, is not been heard of in a long wile. After she had gone down to Washington for the peace demonstration where I was arrested, she went back with The Cracked Eggs for a few months, but Mose say somethin in her jus wadn’t the same. One time he say, she broke up cryin on the stage an they had to play a instrumental to get thru the set. Then she started drinkin vodka an showin up late for performances an they was bout to speak to her bout it when she jus done up an quit. Еще он сказал, что о Дженни он тоже давно не слышал. После того, как она укатила в Вашингтон бороться за мир, а меня арестовали, она вернулась в группу на несколько месяцев, но что-то в ней изменилось. Сначала она перестала кричать на сцене и им приходилось заполнять паузу музыкой, а потом стала пить водку и опаздывать на концерты, и только они собирались предупредить ее, как она сама уехала.
Mose say he personally feel her behavior has somethin to do with me, but she never would talk bout it. She moved out of Boston a couple of weeks later, sayin she was goin to Chicago, an that is the last he seen of her in nearly five years.

I axed if he knew any way for me to reach her, an he say maybe he have a ole number she give him jus before she lef. He leave the phone an come back a few minutes later an give the number to me.

Other than that, he say, “I ain’t got a clue.”

Мози сказал, что ему показалось, что это все из-за меня, только она никогда об этом не упоминала. Через пару недель она уехала из Бостона, сказал, что поедет в Чикаго, и после этого он вот уж как чего о ней не слышал.

Я спросил, не знает ли он, как ее найти, и он сказал, что у него есть старый номер, который она ему дала перед отъездом. Он куда-то отошел, и когда вернулся, продиктовал мне номер.

– Больше, старик, ничем не могу тебе помочь, – сказал он потом.

I tole him to take care, an if I ever get up to Boston I will look him up.

“You still playin your harmonica?” Mose axed.

“Yeah, sometimes,” I say.

I went an borrowed another dollar from Dan an called the number in Chicago.

“Jenny Curran—Jenny?” a guy’s voice say. “Oh, yeah—I remember her. Nice little piece of ass. Been a long time.”

Я сказал ему, чтобы он держался, и если буду в Бостоне, обязательно его навещу.

– А ты все еще играешь на гармонике? – спросил Мози.

– Да, временами, – ответил я.

Я вернулся, занял и Дэна еще доллар и позвонил по номеру в Чикаго.

– Дженни Керран? Дженни? – ответил какой-то парень. – А, помню, помню! Милая бабенка! Давно ее не видел.

“You know where she’s at?”

“Indianapolis is where she say she was goin when she lef here. Who knows? Got herself a job at Temperer.”

“At what?”

“Temperer—the tire factory. You know, they make tires—for cars.”

I thank the guy an went back an tole Dan.

“Well,” he say, “I never been to Indianapolis. Heard it’s nice there in the fall.”

– Вы знаете, где она может быть сейчас?

– Она сказала, что поедет в Индианополис. Но кто знает? Вроде бы она нашла там работу на «Темперере».

– На чем?

– «Темперер» – это шинный завод. Ну, они делают шины для автомобилей.

Я сказал ему спасибо и вернулся к Дэну, рассказал ему об этом.

– Ладно, – сказал Дэн. – В Индианаполисе я никогда не был Говорят, осенью там здорово.

We started tryin to thumb a ride out of Washington, but didn’t have no luck to speak of. A guy gave us a ride to the city limits on the back of a brick truck, but after that, nobody didn’t want to pick us up. I guess we was too funny-lookin or somethin—Dan settin on his little roller dolly an my big ole ass standin nex to him. Anyhow, Dan say why don’t we take a bus, cause he’s got enough money for that. To tell you the truth, I felt bad about takin his money, but somehow I figgered that he wanted to go, and it would be good to get him outta Washington too. Мы попытались выбраться из Вашингтона автостопом, но нам не везло. Один парень довез нас на грузовике до окраины, но больше нас никто не хотел брать. Наверно, мы слишком странно выглядели – Дэн на своей тележке, и громила вроде меня. Тогда Дэн говорит, а что бы нам не поехать на автобусе, деньги у нас есть. Но мне, говоря по правде, не хотелось брать его деньги. И все же мне показалось, что будет правильным выбраться сейчас из города, Так мы сели на автобус до Индианаполиса.
An so we caught a bus to Indianapolis an I put Dan in the seat nex to me an stowed his little cart in the shelf up above. All the way there he be sluggin down Red Dagger wine an sayin what a shitty place the world is to live in. Maybe he’s right. I don’t know. I’m just a idiot anyhow. Я посадил Дэна рядом со мной, а тележку поставил на верхнюю полку. Всю дорогу он хлестал красное вино и жаловался на то, в каком дерьмовом мире мы живем. Наверно, он был прав. Не знаю. Ведь я-то, в конце концов, всего лишь идиот!
The bus left us off in the middle of Indianapolis an Dan an me is standin on the street tryin to figger out what to do nex when a policeman come up an say,

“Ain’t no loiterin on the street,” an so we moved on. Dan axed a feller where is the Temperer Tire Company an it is way outside of town so we started headin in that direction. After a wile there ain’t no sidewalks an Dan can’t push his little cart along, so I picked him up under one arm and the cart under the other an we kep on goin.

Нас высадили из автобуса в центре Индианаполиса, и мы встали на улице и стали думать, что делать дальше. Но тут подходит полисмен и говорит:

«Нечего тут вам ошиваться!» Пришлось двигаться. Дэн спросил одного парня, где тут шинный завод «Темперер», и оказалось, что это за городом. Мы двинулись туда. Вскоре тротуары кончились, и Дэну нельзя было толкать тележку. Тогда я взял его под мышку, тележку под другую, и мы пошли дальше.

Bout noon, we seed a big sign say “Temperer Tires,” an figger this be the place. Dan say he will wait outside an I go on in an they is a woman at the desk an I axed if I could see Jenny Curran. Woman look at a list an say Jenny is workin in “re-treads,” but ain’t nobody allowed to go there cept’n if they works in the plant. Примерно к полудню мы увидели большую вывеску: «Шины Темперер». Значит, мы пришли. Дэн сказал, что подождет снаружи, а я пошел внутрь и спросил у женщины за столиком, не могу ли найти Дженни Керран. Та посмотрела в какой-то список и сказала, что Дженни работает в «переработке», но туда нельзя входить посторонним.
Well, I’m just standin there, tryin to decide what to do, an the woman say,

“Look, honey, they is bout to get a lunch break in a minute or so, why don’t you go roun to the side of the buildin. Probly she’ll come out,” so that’s what I did.

They was a lot of folks come out an then, all by hersef, I seen Jenny walk thru a door an go over to a little spot under a tree an pull a sambwich out of a paper bag. I went over an sort of creeped behin her, an she’s settin on the groun, an I says,

“That shore look like a tasty sambwich.”

She didn’t even look up. She kep starin right ahead, an say,

“Forrest, it has to be you.”

Я стоял там, не зная, что сказать, а женщина говорит:

– Слушай, милок, у них через пару минут обед, так что подожди там, снаружи, может быть, она выйдет. – И так я и сделал.

Из здания начали выходить разные люди и тут я увидел Дженни! Она вышла из двери и уселась на небольшой лужайке, под деревом, достала пакет с бутербродами. Я подкрался к ней, и говорю:

– Ну как, вкусные бутерброды!

А она даже не обернулась. Она просто сказала:

– Форрест, это ты!


Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.