«People know the value of everything, hut can’t appreciate anything.» - Люди всему знают цену, но ничего не умеют ценить
 Wednesday [ʹwenzdı] , 21 November [nə(ʋ)ʹvembə] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Джером Сэлинджер. Над пропастью во ржи

Рейтинг:  4 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда не активна
 

Глава 4

I didn't have anything special to do, so I went down to the can and chewed the rag with him while he was shaving. We were the only ones in the can, because everybody was still down at the game. It was hot as hell and the windows were all steamy. There were about ten washbowls, all right against the wall. Stradlater had the middle one. I sat down on the one right next to him and started turning the cold water on and off—this nervous habit I have. Делать мне было нечего, и я пошел за ним в умывалку потрепать языком, пока он будет бриться. Кроме нас, там никого не было, ребята сидели на матче. Жара была адская, все окна запотели. Вдоль стенки было штук десять раковин. Стрэдлейтер встал к средней раковине, а я сел на другую, рядом с ним, и стал открывать и закрывать холодный кран. Это у меня чисто нервное.
Stradlater kept whistling 'Song of India” while he shaved. He had one of those very piercing whistles that are practically never in tune, and he always picked out some song that's hard to whistle even if you're a good whistler, like “Song of India” or “Slaughter on Tenth Avenue.” He could really mess a song up. Стрэдлейтер брился и насвистывал «Индийскую песню». Свистел он ужасно пронзительно и всегда фальшивил, а выбирал такие песни, которые и хорошему свистуну трудно высвистеть, - например «Индийскую песню» или «Убийство на Десятой авеню». Он любую песню мог исковеркать.
You remember I said before that Ackley was a slob in his personal habits? Well, so was Stradlater, but in a different way. Stradlater was more of a secret slob. He always looked all right, Stradlater, but for instance, you should've seen the razor he shaved himself with. It was always rusty as hell and full of lather and hairs and crap. He never cleaned it or anything. He always looked good when he was finished fixing himself up, but he was a secret slob anyway, if you knew him the way I did. The reason he fixed himself up to look good was because he was madly in love with himself. Я уже говорил, что Экли был зверски нечистоплотен. Стрэдлейтер тоже был нечистоплотный, но как-то по-другому. Снаружи это было незаметно. Выглядел он всегда отлично. Но вы бы посмотрели, какой он бритвой брился. Ржавая, как черт, вся в волосах, в засохшей пене. Он ее никогда не мыл. И хоть выглядел он отлично, особенно когда наводил на себя красоту, но все равно он был нечистоплотный, уж я-то его хорошо знал. А наводить красоту он любил, потому что был безумно в себя влюблен.
He thought he was the handsomest guy in the Western Hemisphere. He was pretty handsome, too—I'll admit it. But he was mostly the kind of a handsome guy that if your parents saw his picture in your Year Book, they'd right away say, “Who's this boy?” I mean he was mostly a Year Book kind of handsome guy. I knew a lot of guys at Pencey I thought were a lot handsomer than Stradlater, but they wouldn't look handsome if you saw their pictures in the Year Book. They'd look like they had big noses or their ears stuck out. I've had that experience frequently. Он считал, что красивей его нет человека на всем западном полушарии. Он и на самом деле был довольно красивый - это верно. Но красота у него была такая, что все родители, когда видели его портрет в школьном альбоме, непременно спрашивали: «Кто этот мальчик?» Понимаете, красота у него была какая-то альбомная. У нас в Пэнси было сколько угодно ребят, которые, по-моему, были в тысячу раз красивей Стрэдлейтера, но на фото они выходили совсем не такими красивыми. То у них носы казались слишком длинными, то уши торчали. Я это хорошо знаю.
Anyway, I was sitting on the washbowl next to where Stradlater was shaving, sort of turning the water on and off. I still had my red hunting hat on, with the peak around to the back and all. I really got a bang out of that hat. Я сидел на умывальнике рядом со Стрэдлейтером и то закрывал, то открывал кран. На мне все еще была моя красная охотничья шапка задом наперед. Ужасно она мне нравилась, эта шапка.
“Hey,” Stradlater said. “Wanna do me a big favor?”
“What?” I said. Not too enthusiastic. He was always asking you to do him a big favor. You take a very handsome guy, or a guy that thinks he's a real hot-shot, and they're always asking you to do them a big favor. Just because they're crazy about themseif, they think you're crazy about them, too, and that you're just dying to do them a favor. It's sort of funny, in a way.
- Слушай! - сказал Стрэдлейтер. - Можешь сделать мне огромное одолжение?
- Какое? - спросил я. Особенного удовольствия я не испытывал. Вечно он просил сделать ему огромное одолжение. Эти красивые ребята считают себя пупом земли и вечно просят сделать им огромное одолжение. Они до того в себя влюблены, что считают, будто ты тоже в них влюблен и только мечтаешь сделать им одолжение. Чудаки, право.
“You goin' out tonight?” he said.
“I might. I might not. I don't know. Why?”
“I got about a hundred pages to read for history for Monday,” he said. “How 'bout writing a composition for me, for English? I'll be up the creek if I don't get the goddam thing in by Monday, the reason I ask. How 'bout it?”
- Ты куда-нибудь идешь вечером? - спрашивает он.
- Может, пойду, а может, и нет. А что?
- Мне надо к понедельнику прочесть чуть ли не сто страниц по истории, - говорит он. - Не напишешь ли ты за меня английское сочинение? Мне несдобровать, если я в понедельник ничего не сдам, потому и прошу. Напишешь?
It was very ironical. It really was.
“I'm the one that's flunking out of the goddam place, and you're asking me to write you a goddam composition,” I said.
“Yeah, I know. The thing is, though, I'll be up the creek if I don't get it in. Be a buddy. Be a buddyroo. Okay?”
Ну не насмешка ли? Честное слово, насмешка!
- Меня выгоняют из школы к чертям собачьим, а ты просишь, чтобы я за тебя писал какое-то сочинение! - говорю.
- Знаю, знаю. Но беда в том, что мне будет плохо, если я его не подам. Будь другом. А, дружище? Сделаешь?
I didn't answer him right away. Suspense is good for some bastards like Stradlater.
“What on?” I said.
Я не сразу ответил. Таких типов, как он, полезно подержать в напряжении.
- О чем писать? - спрашиваю.
“Anything. Anything descriptive. A room. Or a house. Or something you once lived in or something— you know. Just as long as it's descriptive as hell.” He gave out a big yawn while he said that. Which is something that gives me a royal pain in the ass. I mean if somebody yawns right while they're asking you to do them a goddam favor. “Just don't do it too good, is all,” he said. “That sonuvabitch Hartzell thinks you're a hot-shot in English, and he knows you're my roommate. So I mean don't stick all the commas and stuff in the right place.” - О чем хочешь. Любое описание. Опиши комнату. Или дом. Или какое-нибудь место, где ты жил. Что угодно, понимаешь? Лишь бы вышло живописно, черт его дери. - Тут он зевнул во весь рот. Вот от такого отношения у меня все кишки переворачивает! Понимаете - просит тебя сделать одолжение, а сам зевает вовсю! - Ты особенно не старайся! - говорит он. - Этот чертов Хартселл считает, что ты в английском собаку съел, а он знает, что мы с тобой вместе живем. Так ты уж не очень старайся правильно расставлять запятые и все эти знаки препинания.
That's something else that gives me a royal pain. I mean if you're good at writing compositions and somebody starts talking about commas. Stradlater was always doing that. He wanted you to think that the only reason he was lousy at writing compositions was because he stuck all the commas in the wrong place. He was a little bit like Ackley, that way. I once sat next to Ackley at this basketball game. От таких разговоров у меня начинается резь в животе. Человек умеет хорошо писать сочинения, а ему начинают говорить про запятые. Стрэдлейтер только так и понимал это. Он старался доказать, что не умеет писать исключительно из-за того, что не туда растыкивает запятые. Совсем как Экли - он тоже такой. Один раз я сидел с Экли на баскетбольных состязаниях.
We had a terrific guy on the team, Howie Coyle, that could sink them from the middle of the floor, without even touching the backboard or anything. Ackley kept saying, the whole goddam game, that Coyle had a perfect build for basketball. God, how I hate that stuff. Там в команде был потрясающий игрок, Хови Койл, он мог забросить мяч с самой середины точно в корзину, даже щита не заденет. А Экли всю игру бубнил, что у Койла хороший р о с т для баскетбола - и все, понимаете? Ненавижу такую болтовню!
I got bored sitting on that washbowl after a while, so I backed up a few feet and started doing this tap dance, just for the hell of it. I was just amusing myself. I can't really tap-dance or anything, but it was a stone floor in the can, and it was good for tap-dancing. I started imitating one of those guys in the movies. In one of those musicals. I hate the movies like poison, but I get a bang imitating them. Old Stradlater watched me in the mirror while he was shaving. All I need's an audience. I'm an exhibitionist. Наконец мне надоело сидеть на умывальнике, я соскочил и стал отбивать чечетку, просто для смеху. Хотелось поразмяться - а танцевать чечетку я совсем не умею. Но в умывалке пол каменный, на нем очень здорово отбивать чечетку. Я стал подражать одному актеру из кино. Видел его в музыкальной комедии. Ненавижу кино до чертиков, но ужасно люблю изображать актеров. Стрэдлейтер все время смотрел на меня в зеркало, пока брился. А мне только подавай публику. Я вообще люблю выставляться.
“I'm the goddarn Governor's son,” I said. I was knocking myself out. Tap-dancing all over the place. “He doesn't want me to be a tap dancer. He wants me to go to Oxford. But it's in my goddam blood, tap-dancing.”
Old Stradlater laughed. He didn't have too bad a sense of humor.
“It's the opening night of the Ziegfeld Follies.” I was getting out of breath. I have hardly any wind at all. “The leading man can't go on. He's drunk as a bastard. So who do they get to take his place? Me, that's who. The little ole goddam Governor's son.”
- Я сын самого губернатора! - говорю. Вообще я тут стал стараться. Ношусь по всей умывалке. - Отец не позволяет мне стать танцором. Он посылает меня в Оксфорд. Но чечетка у меня в крови, черт подери!
Стрэдлейтер захохотал. У него все-таки было чувство юмора.
- Сегодня - премьера обозрения Зигфилда. - Я уже стал задыхаться. Дыхание у меня ни к черту. - Герой не может выступать! Пьян в стельку. Кого же берут на его место? Меня, вот кого! Меня - бедного, несчастного губернаторского сынка!
“Where'dja get that hat?” Stradlater said. He meant my hunting hat. He'd never seen it before.
I was out of breath anyway, so I quit horsing around. I took off my hat and looked at it for about the ninetieth time.
“I got it in New York this morning. For a buck. Ya like it?”
- Где ты отхватил такую шапку? - спросил Стрэдлейтер. Он только сейчас заметил мою охотничью шапку.
Я уже запыхался и перестал валять дурака. Снял шапку, посмотрел на нее в сотый раз.
- В Нью-Йорке купил сегодня утром. Заплатил доллар. Нравится?
Stradlater nodded.
“Sharp,” he said. He was only flattering me, though, because right away he said, “Listen. Are ya gonna write that composition for me? I have to know.”
“If I get the time, I will. If I don't, I won't,” I said.
Стрэдлейтер кивнул.
- Шик, - сказал он. Он просто ко мне подлизывался, сразу спросил: - Слушай, ты напишешь за меня сочинение или нет? Мне надо знать.
- Будет время - напишу, а не будет - не напишу.
I went over and sat down at the washbowl next to him again.
“Who's your date?” I asked him. “Fitzgerald?”
“Hell, no! I told ya. I'm through with that pig.”
Я опять сел на умывальник рядом с ним.
- А с кем у тебя свидание? С Фитцджеральд?
- Какого черта! Я с этой свиньей давно не вожусь.
“Yeah? Give her to me, boy. No kidding. She's my type.”
“Take her... She's too old for you.”
- Ну? Так уступи ее мне, друг! Серьезно. Она в моем вкусе.
- Бери, пожалуйста! Только она для тебя старовата.
All of a sudden—for no good reason, really, except that I was sort of in the mood for horsing around—I felt like jumping off the washbowl and getting old Stradlater in a half nelson. That's a wrestling hold, in case you don't know, where you get the other guy around the neck and choke him to death, if you feel like it. So I did it. I landed on him like a goddam panther. И вдруг просто так, без всякой причины мне захотелось соскочить с умывальника и сделать дураку Стрэдлейтеру двойной нельсон. Сейчас объясню - это такой прием в борьбе, хватаешь противника за шею и ломаешь насмерть, если надо. Я и прыгнул. Прыгнул на него, как пантера!
“Cut it out, Holden, for Chrissake!” Stradlater said. He didn't feel like horsing around. He was shaving and all. “Wuddaya wanna make me do—cut my goddam head off?”
I didn't let go, though. I had a pretty good half nelson on him.
- Брось, Холден, балда! - сказал Стрэдлейтер. Он не любил, когда валяли дурака. Тем более он брился. - Хочешь, чтоб я себе глотку перерезал?
Но я его не отпускал. Я его здорово сжал двойным нельсоном.
“Liberate yourself from my viselike grip.” I said.
“Je-sus Christ.” He put down his razor, and all of a sudden jerked his arms up and sort of broke my hold on him. He was a very strong guy. I'm a very weak guy. “Now, cut out the crap,” he said. He started shaving himself all over again. He always shaved himself twice, to look gorgeous. With his crumby old razor.
- Попробуй, - говорю, - вырвись из моей железной хватки!
- О черт! - Он положил бритву и вдруг вскинул руки и вырвался от меня. Он очень сильный. А я очень слабый. - Брось дурить! - сказал он. Он стал бриться второй раз. Он всегда бреется по второму разу, красоту наводит. А бритва у него грязная.
“Who is your date if it isn't Fitzgerald?” I asked him. I sat down on the washbowl next to him again. “That Phyllis Smith babe?”
“No. It was supposed to he, but the arrangements got all screwed up. I got Bud Thaw's girl's roommate now... Hey. I almost forgot. She knows you.”
“Who does?” I said.
- С кем же у тебя свидание, если не с Фитцджеральд? - спрашиваю. Я опять сел рядом с ним на умывальник. - С маленькой Филлис Смит, что ли?
- Нет. Должен был встретиться с ней, но все перепуталось. Меня ждет подруга девушки Бэда Тоу. Погоди, чуть не забыл. Она тебя знает.
- Кто меня знает?
“My date.”
“Yeah?” I said. “What's her name?” I was pretty interested.
“I'm thinking... Uh. Jean Gallagher.”
- Моя девушка.
- Ну да! - сказал я. - А как ее зовут? - Мне даже стало интересно.
- Сейчас вспомню... Да, Джин Галлахер.
Boy, I nearly dropped dead when he said that.
“Jane Gallagher,” I said. I even got up from the washbowl when he said that. I damn near dropped dead. “You're damn right I know her. She practically lived right next door to me, the summer before last. She had this big damn Doberman pinscher. That's how I met her. Her dog used to keep coming over in our—”
Господи, я чуть не сдох, когда услышал.
- Д ж е й н Галлахер! - говорю. Я даже вскочил с умывальника, когда услышал. Честное слово, я чуть не сдох! - Ну конечно, я с ней знаком! Позапрошлым летом она жила совсем рядом. У нее еще был такой огромный доберман-пинчер. Мы из-за него и познакомились. Этот пес бегал гадить в наш сад.
“You're right in my light, Holden, for Chrissake,” Stradlater said. “Ya have to stand right there?”
Boy, was I excited, though. I really was.
“Where is she?” I asked him. “I oughta go down and say hello to her or something. Where is she? In the Annex?”
“Yeah.”
- Ты мне свет застишь, Холден, - говорит Стрэдлейтер. - Отойди к бесу, места другого нет, что ли?
Ох, как я волновался, честное слово!
- Где же она? В том крыле, да?
- Угу.
“How'd she happen to mention me? Does she go to B. M. now? She said she might go there. She said she might go to Shipley, too. I thought she went to Shipley. How'd she happen to mention me?” I was pretty excited. I really was.
“I don't know, for Chrissake. Lift up, willya? You're on my towel,” Stradlater said.
- Как это она меня вспомнила? Где она теперь учится - в Брин-Море? Она говорила, что, может быть, поступит туда. Или в Шипли, она говорила, что, может быть, пойдет в Шипли. Я думал, что она учится в Шипли. Как это она меня вспомнила? - Я и на самом деле волновался, правда!
- Да почем я знаю, черт возьми! Встань, слышишь?
I was sitting on his stupid towel.
“Jane Gallagher,” I said. I couldn't get over it. “Jesus H. Christ.”
Old Stradlater was putting Vitalis on his hair. My Vitalis.
Я сидел на его поганом полотенце.
- Джейн Галлахер! - сказал я. Я никак не мог опомниться. - Вот так история!
Стрэдлейтер припомаживал волосы бриолином. М о и м бриолином.
“She's a dancer,” I said. “Ballet and all. She used to practice about two hours every day, right in the middle of the hottest weather and all. She was worried that it might make her legs lousy—all thick and all. I used to play checkers with her all the time.”
“You used to play what with her all the time?”
“Checkers.”
- Она танцует, - сказал я. - Занимается балетом. Каждый день часа по два упражнялась, даже в самую жару. Боялась, что у нее ноги испортятся - растолстеют и все такое. Я с ней все время играл в шашки.
- Во что-о-о?
- В шашки.
“Checkers, for Chrissake!”
“Yeah. She wouldn't move any of her kings. What she'd do, when she'd get a king, she wouldn't move it. She'd just leave it in the back row. She'd get them all lined up in the back row. Then she'd never use them. She just liked the way they looked when they were all in the back row.”
- Фу ты, дьявол, он играл в ш а ш к и!!!
- Да, она никогда не переставляла дамки. Выйдет у нее какая-нибудь шашка в дамки, она ее с места не сдвинет. Так и оставит в заднем ряду. Выстроит все дамки в последнем ряду и ни одного хода не сделает. Ей просто нравилось, что они стоят в последнем ряду.
Stradlater didn't say anything. That kind of stuff doesn't interest most people.
“Her mother belonged to the same club we did,” I said. “I used to caddy once in a while, just to make some dough. I caddy'd for her mother a couple of times. She went around in about a hundred and seventy, for nine holes.”
Stradlater wasn't hardly listening. He was combing his gorgeous locks.
Стрэдлейтер промолчал. Вообще такие вещи обычно никого не интересуют.
- Ее мать была в том же клубе, что и мы, - сказал я. - Я там носил клюшки для гольфа, подрабатывал. Я несколько раз носил ее матери клюшки. Она на девяти ямках била чуть ли не сто семьдесят раз.
Стрэдлейтер почти не слушал. Он расчесывал свою роскошную шевелюру.
“I oughta go down and at least say hello to her,” I said.
“Why don'tcha?”
“I will, in a minute.”
He started parting his hair all over again. It took him about an hour to comb his hair.
- Надо было бы пойти поздороваться с ней, что ли, - сказал я.
- Чего ж ты не идешь?
- Я и пойду через минутку.
Он стал снова делать пробор. Причесывался он всегда битый час.
“Her mother and father were divorced. Her mother was married again to some booze hound,” I said. “Skinny guy with hairy legs. I remember him. He wore shorts all the time. Jane said he was supposed to be a playwright or some goddam thing, but all I ever saw him do was booze all the time and listen to every single goddam mystery program on the radio. And run around the goddam house, naked. With Jane around, and all.” - Ее мать развелась с отцом. Потом вышла замуж за какого-то алкоголика, - сказал я. - Худой такой черт, с волосатыми ногами. Я его хорошо помню. Всегда ходил в одних трусах. Джейн рассказывала, что он какой-то писатель, сценарист, что ли, черт его знает, но при мне он только пил, как лошадь, и слушал все эти идиотские детективы по радио. И бегал по всему дому голый. При Джейн, при всех.
“Yeah?” Stradlater said. That really interested him. About the booze hound running around the house naked, with Jane around. Stradlater was a very sexy bastard.
“She had a lousy childhood. I'm not kidding.”
That didn't interest Stradlater, though. Only very sexy stuff interested him.
- Ну? - сказал Стрэдлейтер. Тут он вдруг оживился, когда я сказал, что алкоголик бегал голый при Джейн. Ужасно распутная сволочь этот Стрэдлейтер.
- Детство у нее было страшное. Я серьезно говорю.
Но это его не интересовало, Стрэдлейтера. Он только всякой похабщиной интересовался.
“Jane Gallagher. Jesus... I couldn't get her off my mind. I really couldn't. “I oughta go down and say hello to her, at least.”
“Why the hell don'tcha, instead of keep saying it?” Stradlater said.
I walked over to the window, but you couldn't see out of it, it was so steamy from all the heat in the can..
- О черт! Джейн Галлахер! - Я никак не мог опомниться. Ну никак! - Надо бы хоть поздороваться с ней, что ли.
- Какого же черта ты не идешь? Стоит тут, болтает.
Я подошел к окну, но ничего не было видно, окна запотели от жары.
“I'm not in the mood right now,” I said. I wasn't, either. You have to be in the mood for those things. “I thought she went to Shipley. I could've sworn she went to Shipley.” I walked around the can for a little while. I didn't have anything else to do. “Did she enjoy the game?” I said.
“Yeah, I guess so. I don't know.”
- Я не в настроении сейчас, - говорю. И на самом деле я был совсем не в настроении. А без настроения ничего делать нельзя. - Я думал, что она поступила в Шипли. Готов был поклясться, что она учится в Шипли. - Я походил по умывалке. - Понравился ей футбол? - спрашиваю.
- Да, как будто. Не знаю.
“Did she tell you we used to play checkers all the time, or anything?”
“I don't know. For Chrissake, I only just met her,” Stradlater said.
He was finished combing his goddam gorgeous hair. He was putting away all his crumby toilet articles.
- Она тебе рассказывала, как мы с ней играли в шашки, вообще рассказывала что-нибудь?
- Не помню я. Мы только что познакомились, не приставай! - Стрэдлейтер уже расчесал свои роскошные кудри и складывал грязную бритву.
“Listen. Give her my regards, willya?”
“Okay,” Stradlater said, but I knew he probably wouldn't. You take a guy like Stradlater, they never give your regards to people.
- Слушай, передай ей от меня привет, ладно?
- Ладно, - сказал Стрэдлейтер, но я знал, что он ничего не передаст. Такие, как Стрэдлейтер, никогда не передают приветов.
He went back to the room, but I stuck around in the can for a while, thinking about old Jane. Then I went back to the room, too.
Stradlater was putting on his tie, in front of the mirror, when I got there. He spent around half his goddam life in front of the mirror. I sat down in my chair and sort of watched him for a while.
Он пошел в нашу комнату, а я еще поторчал в умывалке, вспомнил старушку Джейн. Потом тоже пошел в комнату.
Стрэдлейтер завязывал галстук перед зеркалом, когда я вошел. Он полжизни проводил перед зеркалом. Я сел в свое кресло и стал на него смотреть.
“Hey,” I said. “Don't tell her I got kicked out, willya?”
“Okay.”
That was one good thing about Stradlater. You didn't have to explain every goddam little thing with him, the way you had to do with Ackley. Mostly, I guess, because he wasn't too interested. That's really why. Ackley, it was different. Ackley was a very nosy bastard.
- Эй, - сказал я, - ты ей только не говори, что меня вытурили.
- Не скажу.
У Стрэдлейтера была одна хорошая черта. Ему не приходилось объяснять каждую мелочь, как, например, Экли. Наверно, потому, что Стрэдлейтеру было на все наплевать. А Экли - дело другое. Тот во все совал свой длинный нос.
He put on my hound's-tooth jacket.
“Jesus, now, try not to stretch it all over the place” I said. I'd only worn it about twice.
“I won't. Where the hell's my cigarettes?”
Стрэдлейтер надел мою куртку.
- Не растягивай ее, слышишь? - сказал я. - Я ее всего раза два и надевал.
- Не растяну. Куда девались мои сигареты?
“On the desk.” He never knew where he left anything. “Under your muffler.” He put them in his coat pocket—my coat pocket.
I pulled the peak of my hunting hat around to the front all of a sudden, for a change. I was getting sort of nervous, all of a sudden. I'm quite a nervous guy.
- Вон на столе... - Он никогда не знал, где что лежит. - Под твоим шарфом. - Он сунул сигареты в карман куртки - м о е й куртки.
Я вдруг перевернул свою красную шапку по-другому, козырьком вперед. Что-то я начинал нервничать. Нервы у меня вообще ни к черту.
“Listen, where ya going on your date with her?” I asked him. “Ya know yet?”
“I don't know. New York, if we have time. She only signed out for nine-thirty, for Chrissake.”
I didn't like the way he said it, so I said,
- Скажи, а куда ты с ней поедешь? - спросил я. - Ты уже решил?
- Сам не знаю. Если будет время, поедем в Нью-Йорк. Она по глупости взяла отпуск только до половины десятого.
Мне не понравилось, как он это сказал, я ему и говорю:
“The reason she did that, she probably just didn't know what a handsome, charming bastard you are. If she'd known, she probably would've signed out for nine-thirty in the morning.”
“Goddam right,” Stradlater said. You couldn't rile him too easily. He was too conceited. “No kidding, now. Do that composition for me,” he said. He had his coat on, and he was all ready to go. “Don't knock yourself out or anything, but just make it descriptive as hell. Okay?”
I didn't answer him. I didn't feel like it.
- Она взяла отпуск только до половины десятого, потому что не разглядела, какой ты красивый и обаятельный, сукин ты сын. Если б она р а з г л я д е л а, она взяла бы отпуск до половины десятого у т р а!
- И правильно! - сказал Стрэдлейтер. Его ничем не подденешь. Слишком он воображает. - Брось темнить, - говорит, - напишешь ты за меня сочинение или нет? - Он уже надел пальто и собрался уходить. - Особенно не старайся, пусть только будет живописно, понял? Напишешь?
Я ему не ответил. Настроения не было.
All I said was,
“Ask her if she still keeps all her kings in the back row.”
“Okay,” Stradlater said, but I knew he wouldn't. “Take it easy, now.” He banged the hell out of the room.
I sat there for about a half hour after he left. I mean I just sat in my chair, not doing anything. I kept thinking about Jane, and about Stradlater having a date with her and all. It made me so nervous I nearly went crazy. I already told you what a sexy bastard Stradlater was.
Я только сказал:
- Спроси ее, она все еще расставляет дамки в последнем ряду?
- Ладно, сказал Стрэдлейтер, но я знал, что он не спросит. - Ну пока! - Он хлопнул дверью и смылся.
А я сидел еще с полчаса. Просто сидел в кресле, ни черта не делал. Все думал о Джейн и о том, что у нее свидание со Стрэдлейтером. Я так нервничал, чуть с ума не спятил. Я вам уже говорил, какой он похабник, сволочь такая.
All of a sudden, Ackley barged back in again, through the damn shower curtains, as usual. For once in my stupid life, I was really glad to see him. He took my mind off the other stuff.
He stuck around till around dinnertime, talking about all the guys at Pencey that he hated their guts, and squeezing this big pimple on his chin. He didn't even use his handkerchief. I don't even think the bastard had a handkerchief, if you want to know the truth. I never saw him use one, anyway.
И вдруг Экли опять вылез из душевой в нашу комнату. В первый раз за всю здешнюю жизнь я ему обрадовался. Отвлек меня от разных мыслей.
Сидел он у меня до самого обеда, говорил про ребят, которых ненавидит, и ковырял громадный прыщ у себя на подбородке. Пальцами, без носового платка. Не знаю, был ли у этой скотины носовой платок. Никогда не видел у него платка.

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.