«Journalism is an art of turning enemies into money.» - Журналистика - это искусство превращения врагов в деньги
 Wednesday [ʹwenzdı] , 21 November [nə(ʋ)ʹvembə] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Джек Лондон. Дочь снегов.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

CHAPTER 29

ГЛАВА XXIX

Frona had gone at once to her father's side, but he was already recovering. Courbertin was brought forward with a scratched face, sprained wrist, and an insubordinate tongue. To prevent discussion and to save time, Bill Brown claimed the floor. Фрона тотчас же бросилась к отцу, но он уже приходил в себя. Курбертена вывели вперед. Лицо его было исцарапано, запястье на одной руке растянуто, но язык отличался все той же непокорностью. Чтобы предотвратить споры и сберечь время, Билл Браун попросил слова.
"Mr. Chairman, while we condemn the attempt on the part of Jacob Welse, Frona Welse, and Baron Courbertin to rescue the prisoner and thwart justice, we cannot, under the circumstances, but sympathize with them. There is no need that I should go further into this matter. You all know, and doubtless, under a like situation, would have done the same. And so, in order that we may expeditiously finish the business, I make a motion to disarm the three prisoners and let them go." -Господин председатель, осуждая попытку Джекоба Уэлза, Фроны Уэлз и барона Курбертена спасти подсудимого и помешать исполнению правосудия, мы при данных обстоятельствах не можем отказать им в сочувствии. Излишне углубляться в этот вопрос. Вы все, конечно, понимаете, что на их месте поступили бы точно так же. Поэтому, чтобы покончить быстро с этим делом, я вношу предложения обезоружить трех задержанных и отпустить их на свободу.
The motion was carried, and the two men searched for weapons. Frona was saved this by giving her word that she was no longer armed. The meeting then resolved itself into a hanging committee, and began to file out of the cabin. Предложение было принято, и обоих мужчин обыскали, чтобы отнять у них оружие. Фрона под честное слово была избавлена от этого. Затем собрание избрало комитет повешения, и толпа начала расходиться.
"Sorry I had to do it," the chairman said, half-apologetically, half-defiantly. - Мне очень жаль, но я не мог поступить иначе, - сказал председатель полуизвиняющимся, полувызывающим тоном.
Jacob Welse smiled. "You took your chance," he answered, "and I can't blame you. I only wish I'd got you, though." Джекоб Уэлз улыбнулся. - Вам помог случай,- ответил он,- и я не виню вас. Я только жалею, что не попал в вас.
Excited voices arose from across the cabin. "Here, you! Leggo!" "Step on his fingers, Tim!" "Break that grip!" "Ouch! Ow!" "Pry his mouth open!" Возбужденные голоса раздались в хижине: - Эй ты, длинноногий! - Наступи ему на пальцы, Тим! Разожми руку! Ишь как вцепился! Ай! Ой!- Открой ему глотку!
Frona saw a knot of struggling men about St. Vincent, and ran over. He had thrown himself down on the floor and, tooth and nail, was fighting like a madman. Tim Dugan, a stalwart Celt, had come to close quarters with him, and St. Vincent's teeth were sunk in the man's arm. Фрона увидела группу людей, боровшихся с Сент-Винсентом, и поспешила к нему. Он бросился на пол, пустив в ход зубы и ногти, отбивался как сумасшедший. Тим Дуган, дюжий кельт, вступил с ним в рукопашную, и зубы Сент-Винсента вцепились ему в плечо.
"Smash 'm, Tim! Smash 'm!" - Ударь его, Тим! Ударь его!
"How can I, ye fule? Get a pry on his mouth, will ye?" - Как же я могу, болваны? Разожмите ему рот! Слышите?
"One moment, please." The men made way for her, drawing back and leaving St. Vincent and Tim. - Подождите-ка минутку! - Мужчины посторонились, чтобы дать возможность Фроне подойти, освободив место вокруг Сент-Винсента и Тима.
Frona knelt down by him. "Leave go, Gregory. Do leave go." Фрона опустилась перед ним на колени. - Оставьте его, Грегори! Оставьте!
He looked up at her, and his eyes did not seem human. He breathed stertorously, and in his throat were the queer little gasping noises of one overwrought. Он взглянул на нее. В глазах его не было ничего человеческого. Он прерывисто дышал, в горле его слышались странные, сдавленные звуки.
"It is I, Gregory." She brushed her hand soothingly across his brow. "Don't you understand? It is I, Frona. Do leave go." - Это я, Грегори.- Она успокоительно провела рукой по его лбу.- Вы не узнаете? Это я, Фрона. Отпустите его.
His whole body slowly relaxed, and a peaceful expression grew upon his face. His jaw dropped, and the man's arm was withdrawn. Тело Сент-Винсента медленно ослабло, лицо стало более спокойным. Наконец его челюсти разжались, и Тим отдернул руку.
"Now listen, Gregory. Though you are to die--" - Послушайте, Грегори! Хоть вам и придется умереть...
"But I cannot! I cannot!" he groaned. "You said that I could trust to you, that all would come well." - Но я не могу! Не могу! - застонал он.- Вы говорили, что я могу на вас положиться, что все сойдет благополучно!
She thought of the chance which had been given, but said nothing. Она подумала о возможности, которую предоставила ему, но промолчала.
"Oh, Frona! Frona!" He sobbed and buried his face in her lap. - О Фрона! Фрона! - рыдал он, пряча голову в ее коленях.
"At least you can be a man. It is all that remains." - Будьте по крайней мере мужчиной! Это все, что вам остается.
"Come on!" Tim Dugan commanded. "Sorry to bother ye, miss, but we've got to fetch 'm along. Drag 'm out, you fellys! Catch 'm by the legs, Blackey, and you, too, Johnson." - Идем! - приказал Тим Дуган.- Мне очень жаль, что приходится потревожить вас, мисс, но мы должны отвести его. Тащите его, ребята! Хватай его за ноги. Блэк, и ты, Джонсон.
St. Vincent's body stiffened at the words, the rational gleam went out of his eyes, and his fingers closed spasmodically on Frona's. She looked entreaty at the men, and they hesitated. При этих словах тело Сент-Винсента напряглось, разум во взгляде угас, а пальцы судорожно сжали руку Фроны. Она умоляюще посмотрела на старателей, и они остановились в нерешительности.
"Give me a minute with him," she begged, "just a minute." - Оставьте меня с ним на минуту,- попросила она,- только на минуту.
"He ain't worth it," Dugan sneered, after they had drawn apart. "Look at 'm." - Он не стоит этого,- усмехнулся Дуган, когда они отошли.-Посмотрите только на него!
"It's a damned shame," corroborated Blackey, squinting sidewise at Frona whispering in St. Vincent's ear, the while her hand wandered caressingly through his hair. - Черт знает что такое! - согласился Блэк, искоса поглядывая на Фрону, которая что-то шептала Сент-Винсенту на ухо, нежно гладя его по волосам.
What she said they did not hear, but she got him on his feet and led him forward. He walked as a dead man might walk, and when he entered the open air gazed forth wonderingly upon the muddy sweep of the Yukon. The crowd had formed by the bank, about a pine tree. A boy, engaged in running a rope over one of the branches, finished his task and slid down the trunk to the ground. He looked quickly at the palms of his hands and blew upon them, and a laugh went up. A couple of wolf-dogs, on the outskirts, bristled up to each other and bared their fangs. Men encouraged them. They closed in and rolled over, but were kicked aside to make room for St. Vincent. Они не слыхали слов Фроны, но увидели, что она заставила Сент-Винсента встать на ноги и повела за собой. Он шел точно мертвец и, выйдя из помещения, с удивлением уставился на мутный поток Юкона. Вокруг сосны на берегу собралась толпа. Мальчик, которому поручено было перекинуть веревку через одну из ветвей, выполнив задачу, соскользнул на землю. Он посмотрел на свои ладони и подул на них. Это вызвало смех окружающих. На опушке леса два ощетинившихся волкодава скалили клыки. Люди натравливали их друг на друга. Сцепившись, собаки покатились по земле, но их пинками оттолкнули в сторону, чтобы очистить место для Сент-Винсента.
Corliss came up the bank to Frona. "What's up?" he whispered. "Is it off?" Корлисс подошел к Фроне. - Что случилось?-спросил он.-Сорвалось?
She tried to speak, but swallowed and nodded her head. Она попыталась что-то сказать, но судорога сжала ей горло, и она только кивнула головой.
"This way, Gregory." She touched his arm and guided him to the box beneath the rope. - Сюда, Грегори.- Она дотронулась до его плеча и подвела к ящику, стоявшему под веревкой.
Corliss, keeping step with them, looked over the crowd speculatively and felt into his jacket-pocket. "Can I do anything?" he asked, gnawing his under lip impatiently. "Whatever you say goes, Frona. I can stand them off." Идя с ними рядом, Корлисс задумчиво оглядел толпу и нащупал карман своей куртки. - Могу я чем-нибудь помочь? - спросил он, нетерпеливо кусая нижнюю губу.- Все, что вы прикажете, будет исполнено, Фрона. Я могу отстоять его.
She looked at him, aware of pleasure in the sight. She knew he would dare it, but she knew also that it would be unfair. St. Vincent had had his chance, and it was not right that further sacrifice should be made. "No, Vance. It is too late. Nothing can be done." Она посмотрела на него, и то, что она прочла в его глазах, доставило ей радость. Она знала, что он решится на все, но находила это несправедливым. Сент-Винсенту была предоставлена возможность спастись; было бы нечестно приносить дальнейшие жертвы. - Нет, Вэнс. Теперь уже поздно. Ничего нельзя сделать.
"At least let me try," he persisted. - По крайней мере позвольте мне попытаться,- настаивал он.
"No; it is not our fault that our plan failed, and . . . and . . ." Her eyes filled. "Please do not ask it of me." - Нет. Наш план расстроился не по нашей вине, и... и...- Ее глаза наполнились слезами.- Пожалуйста, не просите меня об этом.
"Then let me take you away. You cannot remain here." - Тогда разрешите увести вас. Вам нельзя здесь оставаться.
"I must," she answered, simply, and turned to St. Vincent, who seemed dreaming. - Я должна,- просто ответила она и повернулась к Сент-Винсенту, который был словно во сне.
Blackey was tying the hangman's knot in the rope's end, preparatory to slipping the noose over St. Vincent's head. Блэк прилаживал петлю на конце веревки, готовясь накинуть ее на шею Сент-Винсента.
"Kiss me, Gregory," she said, her hand on his arm. - Поцелуйте меня, Грегори,-сказала Фрона, положив руку ему на плечо.
He started at the touch, and saw all eager eyes centred upon him, and the yellow noose, just shaped, in the hands of the hangman. He threw up his arms, as though to ward it off, and cried loudly, "No! no! Let me confess! Let me tell the truth, then you'll believe me!" Он вздрогнул при этом прикосновении, увидел сотню жадных глаз, устремленных на него, и только что свитую желтую петлю в руках палача. Он протянул руки, словно отстраняя ее, и громко закричал: - Нет! Нет! Позвольте мне признаться во всем! Тогда вы мне поверите!
Bill Brown and the chairman shoved Blackey back, and the crowd gathered in. Cries and protestations rose from its midst. "No, you don't," a boy's shrill voice made itself heard. "I'm not going to go. I climbed the tree and made the rope fast, and I've got a right to stay." "You're only a kid," replied a man's voice, "and it ain't good for you." "I don't care, and I'm not a kid. I'm--I'm used to such things. And, anyway, I climbed the tree. Look at my hands." "Of course he can stay," other voices took up the trouble. "Leave him alone, Curley." "You ain't the whole thing." A laugh greeted this, and things quieted down. Билл Браун и председатель отпихнули Блэка, и толпа сдвинулась теснее. Раздались крики и протесты. - Не смейте!-визгливо закричал мальчик.-Я не уйду. Я влез на дерево и привязал веревку. Я имею право присутствовать. - Ты еще ребенок,- возразил какой-то мужчина.- Это зрелище не для тебя. - Подумаешь, я вовсе не ребенок! Я... я привык к таким вещам. Как-никак я лазил на дерево. Посмотрите на мои руки. - Конечно, он может остаться,- поддержали его другие. - Не трогай его, Кэрли! Не тебя ведь вешают! Последнее замечание было встречено смехом, после чего все успокоились.
"Silence!" the chairman called, and then to St. Vincent, "Go ahead, you, and don't take all day about it." - Тише!-крикнул председатель и затем обратился к Сент-Винсенту:-Ну, вы! Начинайте, только не тратьте лишних слов.
"Give us a chance to hear!" the crowd broke out again. "Put 'm on the box! Put 'm on the box!" - Дайте нам послушать! - снова вмешалась толпа.- Поставьте его на ящик.
St. Vincent was helped up, and began with eager volubility. Сент-Винсенту помогли влезть на ящик, и он начал говорить с лихорадочным жаром:
"I didn't do it, but I saw it done. There weren't two men--only one. He did it, and Bella helped him." - Я не совершил убийства, но я был свидетелем преступления. Их было не двое, а один человек. Он убил Борга, и Бэлла помогла ему.
A wave of laughter drowned him out. Взрыв смеха заглушил его слова.
"Not so fast," Bill Brown cautioned him. "Kindly explain how Bella helped this man kill herself. Begin at the beginning." - Не торопитесь,- предостерег его Билл Браун.- Будьте добры объяснить, как Бэлла помогла этому человеку убить ее. Начните сначала.
"That night, before he turned in, Borg set his burglar alarm--" - В ту ночь Борг перед тем, как лечь спать, установил свой обычный сигнал против воров...
"Burglar alarm?" - Сигнал против воров?
"That's what I called it,--a tin bread-pan attached to the latch so the door couldn't open without tumbling it down. He set it every night, as though he were afraid of what might happen,--the very thing which did happen, for that matter. On the night of the murder I awoke with the feeling that some one was moving around. The slush-lamp was burning low, and I saw Bella at the door. Borg was snoring; I could hear him plainly. Bella was taking down the bread-pan, and she exercised great care about it. Then she opened the door, and an Indian came in softly. He had no mask, and I should know him if ever I see him again, for a scar ran along the forehead and down over one eye." - Я так называл его. Это была оловянная кастрюля, прикрепленная к задвижке так, что дверь, открываясь, опрокидывала ее на пол. Он устанавливал свой сигнал каждую ночь, точно опасался того, что действительно случилось. В ночь убийства я проснулся с таким чувством, словно кто-то бродит по хижине. Коптилка была прикручена. Бэлла стояла у дверей. Борг храпел; я это ясно слышал. Бэлла осторожно убрала кастрюлю. Затем она открыла дверь, и в комнату тихо вошел какой-то индеец. На нем не было маски, и я узнал бы его, если бы встретился с ним. На лице его был шрам, который шел по лбу и пересекал глаз.
"I suppose you sprang out of bed and gave the alarm?" - Вы, конечно, вскочили и подняли тревогу?
"No, I didn't," St. Vincent answered, with a defiant toss of the head, as though he might as well get the worst over with. "I just lay there and waited." - Нет,- ответил Сент-Винсент, вызывающе тряхнул головой, словно сразу хотел отделаться от самого худшего.- Я лежал и выжидал.
"What did you think?" - Что вы подумали?
"That Bella was in collusion with the Indian, and that Borg was to be murdered. It came to me at once." - Что Бэлла в сговоре с индейцем и что они собираются убить Борга. Мне это сразу пришло в голову.
"And you did nothing?" - И вы ничего не сделали?
"Nothing." His voice sank, and his eyes dropped to Frona, leaning against the box beneath him and steadying it. She did not seem to be affected. "Bella came over to me, but I closed my eyes and breathed regularly. She held the slush-lamp to me, but I played sleep naturally enough to fool her. Then I heard a snort of sudden awakening and alarm, and a cry, and I looked out. The Indian was hacking at Borg with a knife, and Borg was warding off with his arms and trying to grapple him. When they did grapple, Bella crept up from behind and threw her arm in a strangle-hold about her husband's neck. She put her knee into the small of his back, and bent him backward and, with the Indian helping, threw him to the floor." - Ничего.- Он понизил голос, и взгляд его упал на Фрону. Она прислонилась к ящику, на котором стоял он, поддерживая его. Казалось, она совсем не была взволнована.- Бэлла подошла ко мне, но я закрыл глаза и начал ровно дышать. Она поднесла к моему лицу коптилку, но я так хорошо притворился спящим, что обманул ее. Затем я услышал пыхтение внезапно проснувшегося и встревоженного человека и крик. Я выглянул из-под одеяла. Индеец бросился на Борга с ножом, а Борг оборонялся руками, пытаясь схватить его. Когда они сцепились, Бэлла подкралась сзади и стала душить мужа руками. Она уперлась коленями ему в поясницу, наклонила его назад и с помощью индейца повалила на пол.
"And what did you do?" - А что делали вы?
"I watched." - Я наблюдал.
"Had you a revolver?" - У вас был при себе револьвер?
"Yes." -Да.
"The one you previously said John Borg had borrowed?" - Тот самый, который вы будто бы одолжили Боргу?
"Yes; but I watched." - Да. Но я наблюдал.
"Did John Borg call for help?" - Джон Борг звал на помощь?
"Yes." - Да.
"Can you give his words?" - Что же он говорил?
"He called, 'St. Vincent! Oh, St. Vincent! Oh, my God! Oh, St. Vincent, help me!'" He shuddered at the recollection, and added, "It was terrible." - Он кричал: "Сент-Винсент! Сент-Винсент! О Боже, Сент-Винсент! Помогите мне!"-Сент-Винсент вздрогнул при этом воспоминании и добавил: -Это было ужасно.
"I should say so," Brown grunted. "And you?" - Я тоже так думаю!- проворчал Браун.- А вы?
"I watched," was the dogged reply, while a groan went up from the crowd. "Borg shook clear of them, however, and got on his legs. He hurled Bella across the cabin with a back-sweep of the arm and turned upon the Indian. Then they fought. The Indian had dropped the knife, and the sound of Borg's blows was sickening. I thought he would surely beat the Indian to death. That was when the furniture was smashed. They rolled and snarled and struggled like wild beasts. I wondered the Indian's chest did not cave in under some of Borg's blows. But Bella got the knife and stabbed her husband repeatedly about the body. The Indian had clinched with him, and his arms were not free; so he kicked out at her sideways. He must have broken her legs, for she cried out and fell down, and though she tried, she never stood up again. Then he went down, with the Indian under him, across the stove." - Я наблюдал,-последовал упрямый ответ. Ропот пробежал по толпе. - Борг все же отбился от них и вскочил на ноги. Взмахом руки он отшвырнул Бэллу в противоположный конец хижины и обернулся к индейцу. Они начали бороться. Индеец выронил нож. От ударов Борга меня мутило. Я думал, что он изобьет индейца насмерть. Тогда-то и была сломана мебель. Они катались по полу, рычали и дрались, как дикие звери. Я удивился, как Борг не проломил индейцу грудь. Бэлла подняла нож и несколько раз предательски ударила им мужа. Индеец сцепился с ним так, что руки Борга оказались заняты и он мог только лягнуть ее. Он, вероятно, сломал ей ноги, потому что она, громко вскрикнув, упала и больше уже не могла подняться, как ни старалась. После этого Борг повалился прямо на плиту, подмяв под себя индейца.
"Did he call any more for help?" - Он еще звал на помощь?
"He begged me to come to him." - Он умолял меня подойти к нему.
"And?" - И?..
"I watched. He managed to get clear of the Indian and staggered over to me. He was streaming blood, and I could see he was very weak. 'Give me your gun,' he said; 'quick, give me it.' He felt around blindly. Then his mind seemed to clear a bit, and he reached across me to the holster hanging on the wall and took the pistol. The Indian came at him with the knife again, but he did not try to defend himself. Instead, he went on towards Bella, with the Indian still hanging to him and hacking at him. The Indian seemed to bother and irritate him, and he shoved him away. He knelt down and turned Bella's face up to the light; but his own face was covered with blood and he could not see. So he stopped long enough to brush the blood from his eyes. He appeared to look in order to make sure. Then he put the revolver to her breast and fired. - Я наблюдал. Ему удалось оттолкнуть от себя индейца, и он, шатаясь, подошел ко мне. Я видел, что он обливался кровью и совсем ослабел. "Дайтемне ваше ружье,- сказал он,- скорее!" И ощупью поискал его. Затем, немного придя в себя, он через мою голову протянул руку к кобуре, висевшей на стене, и вынул револьвер. Индеец снова подскочил к нему с ножом, но Борг уже не защищался. Он направился к Бэлле, а индеец все висел на нем и рубил его ножом. По-видимому, он мешал Боргу, и Борг отшвырнул его. Потом Борг опустился на колени и повернул лицо Бэллы к свету. Но лицо его самого было залито кровью, и он ничего не видел. Тогда он долго вытирал кровь, застилавшую ему глаза. Казалось, он смотрит на Бэллу, чтобы удостовериться, она ли это. Затем он приложил револьвер к ее груди и выстрелил.
"The Indian went wild at this, and rushed at him with the knife, at the same time knocking the pistol out of his hand. It was then the shelf with the slush-lamp was knocked down. They continued to fight in the darkness, and there were more shots fired, though I do not know by whom. I crawled out of the bunk, but they struck against me in their struggles, and I fell over Bella. That's when the blood got on my hands. As I ran out the door, more shots were fired. Then I met La Flitche and John, and . . . and you know the rest. This is the truth I have told you, I swear it!" При виде этого индеец обезумел и кинулся на Борга с ножом, выбив у него из рук револьвер. Тогда была опрокинута полка с коптилкой. Они продолжали бороться в темноте. Раздались еще выстрелы, но я не знаю, кто стрелял. Я сполз с койки. В пылу борьбы кто-то ударил меня, и я упал на Бэллу. Вот тогда-то мои руки были выпачканы кровью. Когда я выбежал из хижины, раздалось еще несколько выстрелов. Тут я встретил Ла-Флитча и Джона... И остальное вам известно. Клянусь, я сказал вам всю правду.
He looked down at Frona. She was steadying the box, and her face was composed. He looked out over the crowd and saw unbelief. Many were laughing. Сент-Винсент посмотрел на Фрону. Она поддерживала ящик, лицо ее было спокойно. Он бросил взгляд на толпу и прочитал на лицах недоверие. Многие смеялись.
"Why did you not tell this story at first?" Bill Brown demanded. - Почему вы сразу не рассказали это? - спросил Билл Браун.
"Because . . . because . . ." – Потому что... потому что...
"Well?" - Ну?
"Because I might have helped." - Потому что я мог помочь.
There was more laughter at this, and Bill Brown turned away from him. "Gentlemen, you have heard this pipe dream. It is a wilder fairy story than his first. At the beginning of the trial we promised to show that the truth was not in him. That we succeeded, your verdict is ample testimony. But that he should likewise succeed, and more brilliantly, we did not expect. That he has, you cannot doubt. What do you think of him? Lie upon lie he has given us; he has been proven a chronic liar; are you to believe this last and fearfully impossible lie? Gentlemen, I can only ask that you reaffirm your judgment. And to those who may doubt his mendacity,--surely there are but few,--let me state, that if his story is true; if he broke salt with this man, John Borg, and lay in his blankets while murder was done; if he did hear, unmoved, the voice of the man calling to him for help; if he did lie there and watch that carnival of butchery without his manhood prompting him,--let me state, gentlemen, I say, let me state that he is none the less deserveful of hanging. We cannot make a mistake. What shall it be?" Смех усилился, и Билл Браун отвернулся от него. - Джентльмены, вы слышали его бред. Это еще более фантастическая сказка, чем первая. В начале процесса мы обещали доказать, что подсудимый далек от правды. Ваш приговор исчерпывающе подтвердил, что мы этого достигли. Но мы не ожидали, что он так блестяще оправдает наши предположения. Надеюсь, в этом не приходится сомневаться. Что вы думаете о нем? Он громоздит одну ложь на другую. Доказано, что он бессовестный лжец. Неужели вы поверите этому последнему чудовищному вымыслу? Джентльмены, я прошу вас только об одном – подтвердите ваш приговор. А те, которые усомнятся в его обмане, наверное, будут в меньшинстве. Я позволю себе заметить следующее. Если допустить, что его история правдива и он, пользовавшийся гостеприимством Джона Борга, лежал под одеялом, когда совершалось убийство, и равнодушно слушал, как несчастный взывает к нему о помощи, и если, глядя на эту кровавую баню, в нем не проснулось достоинство мужчины, тогда позвольте вам сказать, он все равно достоин виселицы. Ошибки не будет. Как вы решаете?
"Death!" "String him up!" "Stretch 'm!" were the cries. - Смерть! Вздернуть его! Повесить!-раздались крики.
But the crowd suddenly turned its attention to the river, and even Blackey refrained from his official task. A large raft, worked by a sweep at either end, was slipping past the tail of Split-up Island, close to the shore. When it was at their feet, its nose was slewed into the bank, and while its free end swung into the stream to make the consequent circle, a snubbing-rope was flung ashore and several turns taken about the tree under which St. Vincent stood. A cargo of moose-meat, red and raw, cut into quarters, peeped from beneath a cool covering of spruce boughs. And because of this, the two men on the raft looked up to those on the bank with pride in their eyes. Внезапно взоры всех присутствующих обратились к реке; даже Блэк на мгновение отвлекся от исполнения своих официальных обязанностей. Широкий плот с длинными веслами на концах скользил мимо косы Острова Распутья, держась у самого берега. Подойдя совсем близко, он зарылся носом в песок, и в тот же миг веревка, брошенная с него, обвилась вокруг дерева, под которым стоял Сент-Винсент. Разрубленные лосиные туши выглядывали из-под еловы хветок. Два человека, стоявшие на плоту, гордо посмотрели на толпу, усеявшую берег. Причиной их гордости был, по-видимому, этот груз.
"Tryin' to make Dawson with it," one of them explained, "and the sun's all-fired hot." - Хотим добраться с ним до Доусона,- объяснил один из них,-только вот солнце чертовски печет.
"Nope," said his comrade, in reply to a query, "don't care to stop and trade. It's worth a dollar and a half a pound down below, and we're hustlin' to get there. But we've got some pieces of a man we want to leave with you." He turned and pointed to a loose heap of blankets which slightly disclosed the form of a man beneath. "We gathered him in this mornin', 'bout thirty mile up the Stewart, I should judge." - Нет,- сказал его товарищ, отвечая на вопрос,- здесь не стоит останавливаться и торговать. Там, внизу, фунт стоит полтора доллара, и мы спешим туда. Но с нами человек, которого мы охотно вам оставим.—Он обернулся и указал на груду одеял, под которыми смутно угадывались очертания человеческого тела. - Мы подобрали его сегодня утром милях в тридцати вверх по реке Стюарт.
"Stands in need of doctorin'," the other man spoke up, "and the meat's spoilin', and we ain't got time for nothin'." "Beggar don't have anythin' to say. Don't savve the burro." "Looks as he might have been mixin' things with a grizzly or somethin',--all battered and gouged. Injured internally, from the looks of it. Where'll you have him?" - Его нужно лечить,- сказал второй,- а у нас мясо портится, и мы не можем терять время.- Нищим сказать нечего, кроме того, что они вьючные животные. - Этот парень как будто боролся с медведем, он весь избит и изранен. По-видимому, у него внутренние повреждения. Куда его положить?
Frona, standing by St. Vincent, saw the injured man borne over the crest of the bank and through the crowd. A bronzed hand drooped down and a bronzed face showed from out the blankets. The bearers halted near them while a decision could be reached as to where he should be carried. Frona felt a sudden fierce grip on her arm. Стоя рядом с Сент-Винсентом, Фрона видела, как раненого понесли по холмистому берегу мимо толпы. Из-под одеяла свесилась бронзовая рука и выглянуло бронзовое лицо. Носильщики остановились, ожидая, пока решится вопрос, куда им направиться. Внезапно Фрона почувствовала, что Сент-Винсент яростно вцепился в ее руку.
"Look! look!" St. Vincent was leaning forward and pointing wildly at the injured man. "Look! That scar!" - Смотрите! Смотрите! - Сент-Винсент нагнулся вперед и нетерпеливо указывал на раненого.- Смотрите! Этот шрам!
The Indian opened his eyes and a grin of recognition distorted his face. Индеец открыл глаза и, узнав Сент-Винсента, злобно усмехнулся.
"It is he! It is he!" St. Vincent, trembling with eagerness, turned upon the crowd. "I call you all to witness! That is the man who killed John Borg!" - Это он! Это он! -Дрожа от возбуждения, Сент-Винсент повернулся к толпе.- Я призываю всех вас в свидетели! Это человек, убивший Джона Борга!
No laughter greeted this, for there was a terrible earnestness in his manner. Bill Brown and the chairman tried to make the Indian talk, but could not. A miner from British Columbia was pressed into service, but his Chinook made no impression. Then La Flitche was called. The handsome breed bent over the man and talked in gutturals which only his mother's heredity made possible. It sounded all one, yet it was apparent that he was trying many tongues. But no response did he draw, and he paused disheartened. As though with sudden recollection, he made another attempt. At once a gleam of intelligence shot across the Indian's face, and his larynx vibrated to similar sounds. Его заявление не было встречено смехом, так как во всех жестах Сент-Винсента сквозила жуткая искренность. Билл Браун и председатель пытались вызвать индейца на разговор, но это им не удалось. Старатель из Британской Колумбии был привлечен к делу, но его чинукский язык не произвел никакого впечатления на индейца. Тогда вызвали Ла-Флитча. Красавец метис склонился к индейцу и заговорил с ним на каком-то гортанном языке, которому он, по-видимому, научился у своей матери. Одинаково безуспешно он попробовал еще несколько наречий. Не добившись ответа, он замолчал, обескураженный. Вдруг, словно что-то вспомнив, он сделал еще одну попытку. В глазах индейца сразу промелькнула искра сознания, и из его горла вырвались такие же звуки.
"It is the Stick talk of the Upper White," La Flitche stopped long enough to explain. - Это наречие стиков с верховья реки Белой,- пояснил Ла-Флитч.
Then, with knit brows and stumbling moments when he sought dim-remembered words, he plied the man with questions. To the rest it was like a pantomime,--the meaningless grunts and waving arms and facial expressions of puzzlement, surprise, and understanding. At times a passion wrote itself on the face of the Indian, and a sympathy on the face of La Flitche. Again, by look and gesture, St. Vincent was referred to, and once a sober, mirthless laugh shaped the mouths of them. Затем, наморщив лоб, временами запинаясь и подыскивая полузабытые слова, он засыпал индейца вопросами. Остальным их разговор казался пантомимой - бессмысленное мычание, жестикуляция и выражение недоумения, удивления и непонимания на лицах обоих. Моментами индейцем овладевало сильное душевное волнение, и тогда Ла-Флитч сочувственно кивал головой. Их взгляды и жесты вновь обратили внимание толпы на Сент-Винсента, а один раз уста обоих даже искривил зловещий, невеселый смех.
"So? It is good," La Flitche said, when the Indian's head dropped back. "This man make true talk. He come from White River, way up. He cannot understand. He surprised very much, so many white men. He never think so many white men in the world. He die soon. His name Gow. - Так? Ладно,-сказал Ла-Флитч, когда голова индейца откинулась назад.- Этот человек говорит правду. Он прибыл с реки Белой. Он вас не понимает. Он очень удивлен, что здесь так много белых людей. Он не подозревал, что на свете так много белых людей. Он скоро умрет. Его зовут Гоу.
"Long time ago, three year, this man John Borg go to this man Gow's country. He hunt, he bring plenty meat to the camp, wherefore White River Sticks like him. Gow have one squaw, Pisk-ku. Bime-by John Borg make preparation to go 'way. He go to Gow, and he say, 'Give me your squaw. We trade. For her I give you many things.' But Gow say no. Pisk-ku good squaw. No woman sew moccasin like she. She tan moose-skin the best, and make the softest leather. He like Pisk-ku. Then John Borg say he don't care; he want Pisk-ku. Then they have a _skookum_ big fight, and Pisk-ku go 'way with John Borg. She no want to go 'way, but she go anyway. Borg call her 'Bella,' and give her plenty good things, but she like Gow all the time." La Flitche pointed to the scar which ran down the forehead and past the eye of the Indian. "John Borg he do that." - Давно, три года тому назад, тот человек, Джон Борг, явился в страну этого Гоу. Он охотился, приносил в лагерь много мяса, и его любили на реке Белой. У Гоу была жена Писк-Ку. Джон Борг готовился к отъезду. Он пошел к Гоу и сказал ему: "Отдай мне твою жену. Мы сторгуемся. Я дам тебе за нее много вещей". Но Гоу сказал "нет". Писк-Ку хорошая жена. Ни одна женщина так хорошо не шьет мокасины. Она лучше всех выделывает лосиную шкуру, превращая ее в мягкую кожу. Он любит Писк-Ку. Тогда Джон Борг сказал, что ему до этого нет дела, что ему нужна Писк-Ку. Тут у них была страшная драка, и Писк-Ку ушла с Джоном Боргом. Она не хотела уходить, но все же ушла. Борг назвал ее Бэллой и дарил ей много хороших вещей, но она все время любила Гоу.-Ла-Флитч указал на шрам, перерезавший лоб и глаз индейца.-Это сделал Джон Борг.
"Long time Gow pretty near die. Then he get well, but his head sick. He don't know nobody. Don't know his father, his mother, or anything. Just like a little baby. Just like that. Then one day, quick, click! something snap, and his head get well all at once. He know his father and mother, he remember Pisk-ku, he remember everything. His father say John Borg go down river. Then Gow go down river. Spring-time, ice very bad. He very much afraid, so many white men, and when he come to this place he travel by night. Nobody see him 'tall, but he see everybody. He like a cat, see in the dark. Somehow, he come straight to John Borg's cabin. He do not know how this was, except that the work he had to do was good work." Гоу долго болел, он чуть не умер. Потом поправился, но с головой у него было плохо. Он никого не узнавал, даже отца и мать, точно новорожденный младенец. Потом как-то раз что-то щелк, щелк! И в голове его сразу прояснилось. Он узнал отца и мать, вспомнил Писк-Ку, вспомнил все. Его отец сказал, что Джон Борг спустился вниз по реке. Гоу тоже поплыл вниз. Весной очень трудно: идет лед. Ему было страшно, и столько белых людей, и когда он прибыл сюда, то передвигался ночью. Его никто не видел, а он видел всех. Он видит в темноте, как кошка. Каким-то образом он пришел прямо к хижине Джона Борга. Он не знал, как это случилось, знал только, что ему предстоит великое дело.
St. Vincent pressed Frona's hand, but she shook her fingers clear and withdrew a step. Сент-Винсент стиснул руку Фроны, но она отдернула ее и отступила на шаг.
"He see Pisk-ku feed the dogs, and he have talk with her. That night he come and she open the door. Then you know that which was done. St. Vincent do nothing, Borg kill Bella. Gow kill Borg. Borg kill Gow, for Gow die pretty quick. Borg have strong arm. Gow sick inside, all smashed up. Gow no care; Pisk-ku dead. - Гоу видел, как Писк-Ку кормила собак, и они поговорили. Ночью он пришел, и она открыла ему дверь. Что было дальше, вы знаете. Сент-Винсент не помог ничем. Борг убил Бэллу. Гоу убил Борга. Борг убил Гоу, потому Гоу скоро умрет. У Борга тяжелая рука. У Гоу болит внутри. Все перебито. Теперь Гоу все равно: Писк-Ку умерла.
"After that he go 'cross ice to the land. I tell him all you people say it cannot be; no man can cross the ice at that time. He laugh, and say that it is, and what is, must be. Anyway, he have very hard time, but he get 'cross all right. He very sick inside. Bime-by he cannot walk; he crawl. Long time he come to Stewart River. Can go no more, so he lay down to die. Two white men find him and bring him to this place. He don't care. He die anyway." После этого он перешел по льду на берег. Я ему сказал, что все наши говорят, будто это невозможно. Никто в это время не может перейти по льду. Он смеется и говорит, что он перешел, а что сделано, то возможно. Ему было очень трудно, но он все-таки перешел. У него все болит внутри. Он уже не может ходить, а только ползает. Он долго добирался до реки Стюарт. Он больше не мог идти и лег, чтобы умереть. Двое белых людей нашли его и принесли сюда. Ему все равно. Он умрет.
La Flitche finished abruptly, but nobody spoke. Then he added, "I think Gow damn good man." Ла-Флитч внезапно замолчал, но никто не сказал ни слова. Потом он добавил: - Мне кажется, что Гоу - чертовски хороший парень.
Frona came up to Jacob Welse. "Take me away, father," she said. "I am so tired." Фрона подошла к Джекобу Узлзу. - Уведи меня отсюда, папа,- сказала она.- Я очень устала.

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.