«The teacher isn’t the one who teaches but one you get the knowledge from» - Учитель не тот, кто учит, а тот, у кого учатся
 Tuesday [ʹtju:zdı] , 21 August [ɔ:ʹgʌst] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Джек Лондон. Дочь снегов.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

CHAPTER 24

ГЛАВА XXIV

"Awake! You dreamers, wake!" - Проснитесь! Эй вы, сони! Проснитесь!
Frona was out of her sleeping-furs at Del Bishop's first call; but ere she had slipped a skirt on and bare feet into moccasins, her father, beyond the blanket-curtain, had thrown back the flaps of the tent and stumbled out. Едва услышав голос Дэла Бишопа, Фрона сбросила меховые одеяла, которыми укрывалась, но прежде чем она успела накинуть юбку и сунуть босые ноги в мокасины, ее отец спавший за занавеской, откинул полы палатки и вышел.
The river was up. In the chill gray light she could see the ice rubbing softly against the very crest of the bank; it even topped it in places, and the huge cakes worked inshore many feet. A hundred yards out the white field merged into the dim dawn and the gray sky. Subdued splits and splutters whispered from out the obscureness, and a gentle grinding could be heard. Река вздулась. В холодной предрассветной дымке Фрона увидела, как лед мягко терся о высокий берег, местами покрывая его. Огромные глыбы колыхались на расстоянии многих футов от них. Вдали ледяное поле сливалось с тусклым, серым утренним небом. До Фроны донеслись легкий плеск, журчание и едва заметный скрип.
"When will it go?" she asked of Del. - Когда река тронется?- спросила она Дэла.
"Not a bit too lively for us. See there!" He pointed with his toe to the water lapping out from under the ice and creeping greedily towards them. "A foot rise every ten minutes." - Мы и так уже заждались. Смотрите! Он указал на воду, которая пробивалась сквозь лед и жадно подползала к ним. Каждые десять минут она поднималась на несколько футов.
"Danger?" he scoffed. "Not on your life. It's got to go. Them islands"--waving his hand indefinitely down river--"can't hold up under more pressure. If they don't let go the ice, the ice'll scour them clean out of the bed of the Yukon. Sure! But I've got to be chasin' back. Lower ground down our way. Fifteen inches on the cabin floor, and McPherson and Corliss hustlin' perishables into the bunks." - Опасно? - усмехнулся он.- Ничего подобного. Все будет хорошо. Те острова,- он неопределенно махнул в сторону реки - не смогут выдержать более сильный напор. Если они задержат лед, то он вообще сметет их с лица земли. Наверняка! Но мне надо бежать домой. Наша стоянка расположена ниже. Вода залила пол в хижине дюймов на пятнадцать, и Макферсон с Корлиссом прячут провизию на койки.
"Tell McPherson to be ready for a call," Jacob Welse shouted after him. And then to Frona, "Now's the time for St. Vincent to cross the back-channel." - Скажите Макферсону, чтобы он был готов, когда мы пошлем за ним!-крикнул вслед ему Джекоб Уэлз. Потом он обратился к Фроне:- Теперь Сент-Винсент как раз должен переходить пролив.
The baron, shivering barefooted, pulled out his watch. "Ten minutes to three," he chattered. Барон, продрогший, босоногий, вынул часы. - Без десяти минут три,-стуча зубами, сказал он.
"Hadn't you better go back and get your moccasins?" Frona asked. "There will be time." - Идите домой и наденьте мокасины,- сказала Фрона.- Вы еще успеете.
"And miss the magnificence? Hark!" - И пропущу все это великолепие? Слушайте!
From nowhere in particular a brisk crackling arose, then died away. The ice was in motion. Slowly, very slowly, it proceeded down stream. There was no commotion, no ear-splitting thunder, no splendid display of force; simply a silent flood of white, an orderly procession of tight-packed ice--packed so closely that not a drop of water was in evidence. It was there, somewhere, down underneath; but it had to be taken on faith. There was a dull hum or muffled grating, but so low in pitch that the ear strained to catch it. Неизвестно откуда раздался сильный треск, постепенно замерший вдали лед тронулся и медленно, очень медленно поплыл вниз по течению. Не было ни шума, ни оглушительного грома, ни грандиозной борьбы стихий - уплывал безмолвный белый поток, чинная процессия плотного льда, настолько плотного, что не было видно ни одной капли воды. Она притаилась где-то под ледяной коркой, но это приходилось принимать на веру. Слышался не то неясный гул, не то тихий скрип, такой слабый, что ухо едва улавливало его.
"Ah! Where is the magnificence? It is a fake!" - А где же великолепие? Это обман!
The baron shook his fists angrily at the river, and Jacob Welse's thick brows seemed to draw down in order to hide the grim smile in his eyes. Барон сердито погрозил кулаками реке, и густые брови Джекоба Уэлза поползли вниз, словно для того, чтоб скрыть насмешливо улыбающиеся глаза.
"Ha! ha! I laugh! I snap my fingers! See! I defy!" - Ха-ха-ха! Просто смешно. Плевать я хотел на этот лед! Черт с ним!
As the challenge left his lips. Baron Courbertin stepped upon a cake which rubbed lightly past at his feet. So unexpected was it, that when Jacob Welse reached after him he was gone. И, сказав это, барон Курбертен наступил на льдину, которая медленно скользила мимо его ног. Это случилось так неожиданно, что, когда Джекоб Уэлз попытался удержать его, он уже уплыл.
The ice was picking up in momentum, and the hum growing louder and more threatening. Balancing gracefully, like a circus-rider, the Frenchman whirled away along the rim of the bank. Fifty precarious feet he rode, his mount becoming more unstable every instant, and he leaped neatly to the shore. He came back laughing, and received for his pains two or three of the choicest phrases Jacob Welse could select from the essentially masculine portion of his vocabulary. Лед двигался все быстрее, а гул становился все более громким и угрожающим. Грациозно раскачиваясь, точно цирковой наездник, француз скользил вдоль берега. Он сделал около пятидесяти футов, причем с каждой минутой его рысак казался все ненадежнее, а затем ловко прыгнул на сушу. Он вернулся, смеясь, и получил в награду за свои подвиги несколько самых отборных словечек, которые Джекоб Уэлз извлек из своего особого лексикона, предназначенного только для мужчин.
"And for why?" Courbertin demanded, stung to the quick. - За что? - спросил Курбертен, сильно задетый.
"For why?" Jacob Welse mimicked wrathfully, pointing into the sleek stream sliding by. - За что? - раздраженно передразнил его Джекоб Уэлз, указывая на вязкий поток, скользивший мимо них.
A great cake had driven its nose into the bed of the river thirty feet below and was struggling to up-end. All the frigid flood behind crinkled and bent back like so much paper. Then the stalled cake turned completely over and thrust its muddy nose skyward. But the squeeze caught it, while cake mounted cake at its back, and its fifty feet of muck and gouge were hurled into the air. It crashed upon the moving mass beneath, and flying fragments landed at the feet of those that watched. Caught broadside in a chaos of pressures, it crumbled into scattered pieces and disappeared. На тридцать футов ниже громадная льдина врезалась в русло реки истремилась перевернуться. Вся полоса льда за ней дрожала и выгибалась, точно лист бумаги. Затем застрявшая льдина перевернулась, показав свое тинистое острие. Но, казалось, здесь было тесно, льдины наскакивали на нее, пока наконец вся глыба льда и ила в пятьдесят футов вышины не взлетела на воздух. Она с треском упала на движущуюся массу льда, и куски ее отскочили к ногам наблюдателей. Втянутая в этот хаос, она была стерта в порошок и исчезла.
"God!" The baron spoke the word reverently and with awe. - Боже! - произнес барон с благоговением и страхом.
Frona caught his hand on the one side and her father's on the other. The ice was now leaping past in feverish haste. Somewhere below a heavy cake butted into the bank, and the ground swayed under their feet. Another followed it, nearer the surface, and as they sprang back, upreared mightily, and, with a ton or so of soil on its broad back, bowled insolently onward. And yet another, reaching inshore like a huge hand, ripped three careless pines out by the roots and bore them away. Фрона схватилась одной рукой за него, а другой за отца. Теперь лед двигался быстрыми скачками. Где-то внизу тяжелая льдина ударилась о берег, и земля задрожала под ногами зрителей. Потом появилась другая, ближе к поверхности, и они едва успели отскочить, как льдину с силой подбросило вверх. Неся добрую тонну ила на широкой спине, она дерзко пронеслась дальше. Затем еще одна, зацепившись за берег огромной рукой, вырвала с корнем три беспечных сосны и увлекла их за собой.
Day had broken, and the driving white gorged the Yukon from shore to shore. What of the pressure of pent water behind, the speed of the flood had become dizzying. Down all its length the bank was being gashed and gouged, and the island was jarring and shaking to its foundations. К восходу белый поток загромоздил Юкон от берега до берега. Под напором двигающейся воды лед несся с головокружительной быстротой. Льдины, не переставая, врезались в берег, и остров дрожал и колебался до самого основания.
"Oh, great! Great!" Frona sprang up and down between the men. "Where is your fake, baron?" - О, это замечательно, замечательно!-обращалась Фрона к мужчинам.-Ну, где тут обман, барон?
"Ah!" He shook his head. "Ah! I was wrong. I am miserable. But the magnificence! Look!" - Ах!-Он покачал головой.-Ах! Я был не прав. Я раскаиваюсь. Но это величественно! Смотрите!
He pointed down to the bunch of islands which obstructed the bend. There the mile-wide stream divided and subdivided again,--which was well for water, but not so well for packed ice. The islands drove their wedged heads into the frozen flood and tossed the cakes high into the air. But cake pressed upon cake and shelved out of the water, out and up, sliding and grinding and climbing, and still more cakes from behind, till hillocks and mountains of ice upreared and crashed among the trees. Он указал на группу островов, загромождавших излучину реки. Здесь течение в милю шириной разделялось на несколько рукавов, трудно проходимых для плотного льда. Ударяясь о верхушки заливаемых холодным потоком деревьев, льдины отскакивали и взлетали высоко в воздух. Они напирали друг на друга, вылезали из воды, скользили, скрипели, поднимались все выше, на них нагромождались новые льдины, пока между деревьями не образовались ледяные холмы и горы.
"A likely place for a jam," Jacob Welse said. "Get the glasses, Frona." He gazed through them long and steadily. "It's growing, spreading out. A cake at the right time and the right place . . ." - Здесь, вероятно, и будет затор,- сказал Джекоб Уэлз.- Достань бинокль, Фрона.- Он долго и пристально смотрел в него.- Ледяной поток растет и ширится. Стоит какой-нибудь льдине попасть вовремя в подходящее место.
"But the river is falling!" Frona cried. - Но вода спадает! - воскликнула Фрона.
The ice had dropped six feet below the top of the bank, and the Baron Courbertin marked it with a stick. Действительно, уровень воды стал на шесть футов ниже самого высокого места на берегу, и барон Курбертен измерил разницу своей палкой.
"Our man's still there, but he doesn't move." - Тот человек все еще лежит на месте, но он уже не шевелится.
It was clear day, and the sun was breaking forth in the north-east. They took turn about with the glasses in gazing across the river. Совсем рассвело, и солнце сияло на северо-востоке. Они поочередно смотрели в бинокль через реку.
"Look! Is it not marvellous?" Courbertin pointed to the mark he had made. The water had dropped another foot. "Ah! Too bad! too bad! The jam; there will be none!" - Обратите внимание! Разве это не поразительно? - Курбертен указал на сделанную им отметку. Вода упала еще на один фут.- Ах, какая неприятность! Затора не будет!
Jacob Welse regarded him gravely. Джекоб Уэлз внимательно посмотрел на него.
"Ah! There will be?" he asked, picking up hope. - Что будет? – спросил барон с воскресшей надеждой.
Frona looked inquiringly at her father. Фрона вопросительно взглянула на отца.
"Jams are not always nice," he said, with a short laugh. "It all depends where they take place and where you happen to be." - Заторы не всегда приятны,- сказал он с отрывистым смехом.- Все зависит от того, в каком месте они происходят и где вы в это время находитесь.
"But the river! Look! It falls; I can see it before my eyes." - Но вода! Посмотрите! Она спадает буквально на глазах!
"It is not too late." He swept the island-studded bend and saw the ice-mountains larger and reaching out one to the other. "Go into the tent, Courbertin, and put on the pair of moccasins you'll find by the stove. Go on. You won't miss anything. And you, Frona, start the fire and get the coffee under way." - Еще не поздно! -Джекоб Уэлз скользнул взглядом по излучине реки и увидел, что ледяные горы все растут, громоздясь одна на другую.- Идите в палатку, Курбертен, и наденьте мокасины, которые стоят у плиты. Ступайте! Вы ничего не пропустите. А ты, Фрона, разведи огонь и приготовь нам кофе.
Half an hour after, though the river had fallen twenty feet, they found the ice still pounding along. Через полчаса они увидели, что лед все еще медленно продвигается вперед, хотя уровень воды упал на двадцать футов.
"Now the fun begins. Here, take a squint, you hot-headed Gaul. The left-hand channel, man. Now she takes it!" - Теперь начнется потеха! Ну, посмотрите чуть в сторону, нетерпеливый француз. Пролив налево, дружище! Ну вот! Она сворачивает.
Courbertin saw the left-hand channel close, and then a great white barrier heave up and travel from island to island. The ice before them slowed down and came to rest. Then followed the instant rise of the river. Up it came in a swift rush, as though nothing short of the sky could stop it. As when they were first awakened, the cakes rubbed and slid inshore over the crest of the bank, the muddy water creeping in advance and marking the way. Курбертен увидел, как закрылся вход в пролив налево, а затем поднялась белая громада и начала странствовать от острова к острову. Лед, плывший мимо них, замедлил свой ход и остановился. После этого вода сразу же стала прибывать. Это происходило с такой быстротой, как будто ничто, кроме неба, не могло ее остановить. И, как бы пробужденные, льдины сталкивались между собой и плыли к берегу, гоня перед собой тинистую воду, указывавшую им путь.
"Mon Dieu! But this is not nice!" - Боже мой! Это уж совсем не так приятно.
"But magnificent, baron," Frona teased. "In the meanwhile you are getting your feet wet." - Зато великолепно, барон,-поддразнила его Фрона.-Все-таки вы напрасно мочите себе ноги.
He retreated out of the water, and in time, for a small avalanche of cakes rattled down upon the place he had just left. The rising water had forced the ice up till it stood breast-high above the island like a wall. Он отошел как раз вовремя. Снежная лавина с грохотом обрушилась на томесто, где он только что стоял. Под напором воды лед поднимался все выше, пока не встал над островом сплошной стеной.
"But it will go down soon when the jam breaks. See, even now it comes up not so swift. It has broken." - Но он быстро опустится, когда затор прорвется. Смотрите, лед уже почти стоит на месте. Затор прорвался.
Frona was watching the barrier. "No, it hasn't," she denied. Фрона следила за белой громадой у островов. - Нет,- сказала она.
"But the water no longer rises like a race-horse." - Но вода уже не прибывает так стремительно.
"Nor does it stop rising." - Но она все-такиприбывает.
He was puzzled for the nonce. Then his face brightened. "Ah! I have it! Above, somewhere, there is another jam. Most excellent, is it not?" Барон притворился смущенным. Затем его лицо просияло. - О! Теперь я знаю! Где-нибудь выше есть еще один затор. А вдруг он еще больше, чем этот?
She caught his excited hand in hers and detained him. "But, listen. Suppose the upper jam breaks and the lower jam holds?" Она схватила его трепещущую руку и задержала в своей.- Подумайте, что будет, если верхний затор прорвется, а нижний еще удержится?
He looked at her steadily till he grasped the full import. His face flushed, and with a quick intake of the breath he straightened up and threw back his head. He made a sweeping gesture as though to include the island. "Then you, and I, the tent, the boats, cabins, trees, everything, and La Bijou! Pouf! and all are gone, to the devil!" Барон спокойно смотрел на нее, пока не понял значения ее слов. Его лицо вспыхнуло, он порывисто задышал, выпрямился и откинул голову назад. Потом сделал широкий жест рукой, указывая на остров, и произнес:- Тогда вы и я, палатка, лодки, хижины, деревья - все и даже "Бижу" полетит к черту.
Frona shook her head. "It is too bad." Фрона покачала головой. - Ужасно досадно!
"Bad? Pardon. Magnificent!" - Досадно? Нет. Великолепно!
"No, no, baron; not that. But that you are not an Anglo-Saxon. The race could well be proud of you." - Нет-нет, барон. Я не то хочу сказать. Досадно, что вы не англосакс. Вы были бы гордостью науки.
"And you, Frona, would you not glorify the French!" - А вы, Фрона, могли стать украшением Франции.
"At it again, eh? Throwing bouquets at yourselves." Del Bishop grinned at them, and made to depart as quickly as he had come. "But twist yourselves. Some sick men in a cabin down here. Got to get 'em out. You're needed. And don't be all day about it," he shouted over his shoulder as he disappeared among the trees. - Опять говорите друг другу комплименты,- ухмыльнулся Дэл Бишоп, собираясьтак же быстро исчезнуть, как и появился.- Закругляйтесь скорей. В хижине есть несколько больных. Идите туда. Вы им нужны. Не теряйте времени!-крикнул он через плечо, скрываясь за деревьями.
The river was still rising, though more slowly, and as soon as they left the high ground they were splashing along ankle-deep in the water. Winding in and out among the trees, they came upon a boat which had been hauled out the previous fall. And three _chechaquos_, who had managed to get into the country thus far over the ice, had piled themselves into it, also their tent, sleds, and dogs. But the boat was perilously near the ice-gorge, which growled and wrestled and over-topped it a bare dozen feet away. Вода все еще прибывала, но уже медленно. Как только они покинули высокое место, им пришлось шлепать по воде, доходящей до лодыжек. Пробираясь между деревьями, они набрели на лодку, оставшуюся здесь с прошлой весны. Трое чечако, которым удалось добраться до острова по льду, влезли в нее вместе с палаткой, санями и собаками. Но лодка находилась в опасной близости от ледяного потока, который выл, извивался и вздымался всего в несколькихфутах от нее.
"Come! Get out of this, you fools!" Jacob Welse shouted as he went past. - Уходите! Выбирайтесь отсюда, дурачье! - крикнул Джекоб Уэлз мимоходом.
Del Bishop had told them to "get the hell out of there" when he ran by, and they could not understand. One of them turned up an unheeding, terrified face. Another lay prone and listless across the thwarts as though bereft of strength; while the third, with the face of a clerk, rocked back and forth and moaned monotonously, "My God! My God!" Дэл Бишоп, пробегая, посоветовал им: - Убирайтесь отсюда ко всем чертям. Но чечако не услышали их. Один из них поднял недоумевающее, перепуганное лицо. Другой, не обращая ни на что внимания, лежал ничком поперек лодки, совершенно обессиленный, а третий, с физиономией клерка, раскачиваясь взад и вперед, монотонно стонал:- О господи! О господи!
The baron stopped long enough to shake him. "Damn!" he cried. "Your legs, man!--not God, but your legs! Ah! ah!--hump yourself! Yes, hump! Get a move on! Twist! Get back from the bank! The woods, the trees, anywhere!" Барон остановился, чтобы дать ему встряску. - Черт возьми! -воскликнул он.- Действуйте ногами, приятель! Не призывайте Бога, а действуйте ногами. Ну! Ну, бодрее! Ну! Пошевеливайтесь! Отойдите от берега! Спрячьтесь где-нибудь в лесу или где угодно!
He tried to drag him out, but the man struck at him savagely and held back. Он сделал попытку вытащить его из лодки, но человек яростно отбивался и в конце концов остался на месте.
"How one collects the vernacular," he confided proudly to Frona as they hurried on. "Twist! It is a strong word, and suitable." - Мой лексикон пополняется,- с гордостью сказал барон Фроне, спешившей вместе с ним вперед.-Пошевеливайтесь! Это крепкое словцо и вполне уместное.
"You should travel with Del," she laughed. "He'd increase your stock in no time." - Вам следовало бы путешествовать с Дэлом! - рассмеялась она.- Он моментально увеличил бы ваш запас слов.
"You don't say so." - Неужели?
"Yes, but I do." - Конечно!
"Ah! Your idioms. I shall never learn." And he shook his head despairingly with both his hands. - Ох, уж этот ваш язык! Я никогда не научусь говорить на нем.- И он с отчаянием схватился за голову руками.
They came out in a clearing, where a cabin stood close to the river. On its flat earth-roof two sick men, swathed in blankets, were lying, while Bishop, Corliss, and Jacob Welse were splashing about inside the cabin after the clothes-bags and general outfit. The mean depth of the flood was a couple of feet, but the floor of the cabin had been dug out for purposes of warmth, and there the water was to the waist. Они вышли на просеку, где у самой реки стояла хижина. На ее плоской земляной крыше лежали двое больных, завернутых в одеяла, а Бишоп, Корлисс и Джекоб Уэлз разыскивали узлы с платьем и прочую поклажу, ступая по колено вводе. В самом низком месте уровень воды равнялся двум футам, но пол хижины был углублен для сохранения тепла, и вода здесь доходила до пояса.
"Keep the tobacco dry," one of the sick men said feebly from the roof. - Не дайте табаку промокнуть! - сказал слабым голосом один из больных, лежавших на крыше.
"Tobacco, hell!" his companion advised. "Look out for the flour. And the sugar," he added, as an afterthought. - К черту табак! - заявил его товарищ.- Позаботьтесь о муке и сахаре,- добавил он, подумав.
"That's 'cause Bill he don't smoke, miss," the first man explained. "But keep an eye on it, won't you?" he pleaded. - Это потому, что Билл не курит, мисс,- объяснил первый.-Присмотрите за табаком, будьте добры,- умолял он.
"Here. Now shut up." Del tossed the canister beside him, and the man clutched it as though it were a sack of nuggets. - Вот, и заткнись! - Дэл бросил ему жестянку с табаком, в которую больной вцепился, точно это был мешок с самородками золота.
"Can I be of any use?" she asked, looking up at them. - Нужна ли моя помощь? - спросила Фрона, посмотрев наверх.
"Nope. Scurvy. Nothing'll do 'em any good but God's country and raw potatoes." The pocket-miner regarded her for a moment. "What are you doing here, anyway? Go on back to high ground." - Нет. Уних цинга. Им могут помочь только царство небесное и сырой картофель.-Старатель минуту разглядывал ее.- Что, собственно говоря, вы здесь делаете? Возвращайтесь на более высокое место.
But with a groan and a crash, the ice-wall bulged in. A fifty-ton cake ended over, splashing them with muddy water, and settled down before the door. A smaller cake drove against the out-jutting corner-logs and the cabin reeled. Courbertin and Jacob Welse were inside. Но тут со страшным грохотом обрушилась ледяная стена. Огромная глыба в пятьдесят тонн рассыпалась на мелкие куски у самой двери хижины, обрызгав их грязной водой. Льдина поменьше ударилась о выступающие угловые бревна, и хижина покачнулась. В ней находились Курбертен и Джекоб Уэлз.
"After you," Frona heard the baron, and then her father's short amused laugh; and the gallant Frenchman came out last, squeezing his way between the cake and the logs. - После вас,- услышала Фрона голос барона, за которым последовал отрывистый смешок отца, и галантный француз вышел последним, протискиваясь между льдиной и бревнами.
"Say, Bill, if that there lower jam holds, we're goners;" the man with the canister called to his partner. - Послушай, Билл! Если этот нижний затор удержится, мы покойники! -крикнул человек с жестянкой своему товарищу.
"Ay, that it will," came the answer. "Below Nulato I saw Bixbie Island swept clean as my old mother's kitchen floor." - Определенно! - последовал ответ.- Я видел ниже Нулато, как остров Биксби был начисто выметен - не хуже, чем пол в кухне моей старухи матери.
The men came hastily together about Frona. Мужчины торопливо окружили Фрону.
"This won't do. We've got to carry them over to your shack, Corliss." As he spoke, Jacob Welse clambered nimbly up the cabin and gazed down at the big barrier. "Where's McPherson?" he asked. - Так не годится. Их нужно перенести в вашу хибарку, Корлисс. С этими словами Джекоб Уэлз ловко взобрался на крышу хижины и посмотрел вниз на огромную преграду. - Где Макферсон? - спросил он.
"Petrified astride the ridge-pole this last hour." - Он окаменел от страха и сидит верхом на распорке палатки.
Jacob Welse waved his arm. "It's breaking! There she goes!" Джекоб Уэлз помахал рукой. -Пролом. Река тронулась.
"No kitchen floor this time. Bill, with my respects to your old woman," called he of the tobacco. - К черту пол в кухне, Билл, при всем уважении к твоей старухе!-закричал любитель табака.
"Ay," answered the imperturbable Bill. - Верно,- ответил невозмутимый Билл.
The whole river seemed to pick itself up and start down the stream. With the increasing motion the ice-wall broke in a hundred places, and from up and down the shore came the rending and crashing of uprooted trees. Вся река словно пришла в движение и покатила вниз свой тяжелый груз. Под его возрастающим напором ледяная стена рухнула во многих местах. Скрип и треск вырываемых с корнем деревьев был слышен вдоль всего берега.
Corliss and Bishop laid hold of Bill and started off to McPherson's, and Jacob Welse and the baron were just sliding his mate over the eaves, when a huge block of ice rammed in and smote the cabin squarely. Frona saw it, and cried a warning, but the tiered logs were overthrown like a house of cards. She saw Courbertin and the sick man hurled clear of the wreckage, and her father go down with it. She sprang to the spot, but he did not rise. She pulled at him to get his mouth above water, but at full stretch his head, barely showed. Then she let go and felt about with her hands till she found his right arm jammed between the logs. These she could not move, but she thrust between them one of the roof-poles which had underlaid the dirt and moss. It was a rude handspike and hardly equal to the work, for when she threw her weight upon the free end it bent and crackled. Heedful of the warning, she came in a couple of feet and swung upon it tentatively and carefully till something gave and Jacob Welse shoved his muddy face into the air. Корлисс и Бишоп подняли Билла и направились к хижине Макферсона. А Джекоб Уэлз и барон только что начали спускать с крыши его товарища, как надвинулась огромная льдина, которая накрыла хижину. Фрона видела это и криком предостерегла их, но в то же мгновение плохо сколоченные бревна рассыпались, как карточный домик. Она видела, как Курбертен и больной были сметены лавиной, а ее отец погрузился в воду вместе с обломками. Она кинулась к нему, но он не мог выплыть. Тогда она постаралась приподнять его голову так, чтобы его рот был над уровнем воды, но, несмотря на ее усилия, голова Джекоба Уэлза едва показалась на поверхности. Она отпустила его и внимательно обследовала воду, пока не убедилась, что правая рука отца застряла между бревнами. Фрона не могла их сдвинуть, но просунула между ними стропило, видневшееся из-под грязного мха, грубый и малопригодный для этой цели рычаг. Под тяжестью ее тела он начал сгибаться и трещать. Это послужило ей предостережением. Она отошла на несколько футов и принялась в виде опыта осторожно раскачивать стропило, пока бревна не поддались и не показалосьлицо Джекоба Уэлза, перепачканное тиной.
He drew half a dozen great breaths, and burst out, "But that tastes good!" And then, throwing a quick glance about him, Frona, Del Bishop is a most veracious man." Он несколько раз глубоко вздохнул и воскликнул: - Ничего! Все годится! А затем, быстро оглянувшись, добавил: -Фрона, Дэлу Бишопу можно верить.
"Why?" she asked, perplexedly. - А в чем дело? - спросила она с недоумением.
"Because he said you'd do, you know." - Он сказал, что ты молодец.
He kissed her, and they both spat the mud from their lips, laughing. Courbertin floundered round a corner of the wreckage. Джекоб Уэлз поцеловал ее, и они оба, смеясь, стерли тину с губ. Курбертен показался из-за развалин.
"Never was there such a man!" he cried, gleefully. "He is mad, crazy! There is no appeasement. His skull is cracked by the fall, and his tobacco is gone. It is chiefly the tobacco which is lamentable." - В жизни не встречал подобного человека! - весело воскликнул он.- Он просто сумасшедший! Неугомонный какой-то! У него при падении треснул череп и табак пропал. Но его больше огорчает не череп, а табак!
But his skull was not cracked, for it was merely a slit of the scalp of five inches or so. Впрочем, череп был цел, только на коже зияла рана дюймов в пять длиною.
"You'll have to wait till the others come back. I can't carry." Jacob Welse pointed to his right arm, which hung dead. "Only wrenched," he explained. "No bones broken." - Вам придется подождать, пока не вернутся другие. Я не могу нести.- Джекоб Уэлз показал на свою правую руку, которая висела, как плеть. - Только вывих,-пояснил он.-Кости не сломаны.
The baron struck an extravagant attitude and pointed down at Frona's foot. "Ah! the water, it is gone, and there, a jewel of the flood, a pearl of price!" Барон театральным жестом указал на ноги Фроны. - О, вода отхлынула, но здесь осталось сокровище, бесценная жемчужина!
Her well-worn moccasins had gone rotten from the soaking, and a little white toe peeped out at the world of slime. Поношенные мокасины Фроны разлезлись от воды, и маленький белый палец выглядывал наружу.
"Then I am indeed wealthy, baron; for I have nine others." - Значит, я очень богатая, барон. Ведь у меня их еще девять.
"And who shall deny? who shall deny?" he cried, fervently. - Кто с этим не согласится! Кто с этим не согласится! – пылко воскликнул он.
"What a ridiculous, foolish, lovable fellow it is!" - Какой вы потешный, сумасбродный, славный парень!
"I kiss your hand." And he knelt gallantly in the muck. - Припадаю к вашим перстам! - И он галантно опустился на колени в грязь.
She jerked her hand away, and, burying it with its mate in his curly mop, shook his head back and forth. "What shall I do with him, father?" Она, запустив обе руки в его гриву, шутя оттаскала его за волосы. -Что мне делать с ним, папа?
Jacob Welse shrugged his shoulders and laughed; and she turned Courbertin's face up and kissed him on the lips. And Jacob Welse knew that his was the larger share in that manifest joy. Джекоб Уэлз пожал плечами и засмеялся. Фрона приподняла лицо Курбертена и поцеловала его в губы. И Джекоб Уэлз понял, что на долю барона пришлась самая большая радость.
The river, fallen to its winter level, was pounding its ice-glut steadily along. But in falling it had rimmed the shore with a twenty-foot wall of stranded floes. The great blocks were spilled inland among the thrown and standing trees and the slime-coated flowers and grasses like the titanic vomit of some Northland monster. The sun was not idle, and the steaming thaw washed the mud and foulness from the bergs till they blazed like heaped diamonds in the brightness, or shimmered opalescent-blue. Yet they were reared hazardously one on another, and ever and anon flashing towers and rainbow minarets crumbled thunderously into the flood. By one of the gaps so made lay La Bijou, and about it, saving _chechaquos_ and sick men, were grouped the denizens of Split-up. Уровень реки опустился до зимнего уровня, и она помчала дальше свой ледяной груз. Но вдоль берега осталась двадцатифутовая ограда льдин. Огромные глыбы, словно исполинские останки какого-то полярного чудовища, были разбросаны по острову среди сваленных деревьев и покрытых илом цветов и трав. Солнце светило вовсю, смывая грязь и тину с ледяных гор, пока они не засверкали под его лучами, точно груды алмазов молочно-голубоватого отлива. Они напоминали небрежно нагроможденные друг на друга сверкающие башни и радужные минареты, которые то и дело с грохотом обваливались в реку. У образовавшейся таким образом ямы стояла "Бижу", окруженная обитателями Острова Распутья, спасавшими чечако и больных.
"Na, na, lad; twa men'll be a plenty." Tommy McPherson sought about him with his eyes for corroboration. "Gin ye gat three i' the canoe 'twill be ower comfortable." - Нет, нет! Двоих за глаза хватит! - Томми Макферсон оглядывался, ища помощников.-Троих в лодке девать некуда.
"It must be a dash or nothing," Corliss spoke up. "We need three men, Tommy, and you know it." - Нам надо слетать одним духом, либо вовсе не браться за это дело,-сказал Корлисс.- Поэтому и требуется три человека, Томми, и вы это прекрасно знаете.
"Na, na; twa's a plenty, I'm tellin' ye." - Нет, нет, двоих хватит, говорю я вам.
"But I'm afraid we'll have to do with two." - К сожалению, нам действительно придется удовольствоваться двумя.
The Scotch-Canadian evinced his satisfaction openly. "Mair'd be a bother; an' I doot not ye'll mak' it all richt, lad." Канадский шотландец громко выразил свое удовольствие.- Третий только помешал бы. Я не сомневаюсь, что вы справитесь, приятель.
"And you'll make one of those two, Tommy," Corliss went on, inexorably. - Но вы будете одним из двух, Томми,- настаивал неумолимый Корлисс.
"Na; there's ithers a plenty wi'oot coontin' me." - Зачем? И без меня найдутся люди!
"No, there's not. Courbertin doesn't know the first thing. St. Vincent evidently cannot cross the slough. Mr. Welse's arm puts him out of it. So it's only you and I, Tommy." - Нет. Не найдутся, Курбертен не знает самых простых вещей, Сент-Винсент, по-видимому, не может перебраться через пролив. Мистер Уэлз вывихнул руку. Только мы с вами остались, Томми.
"I'll not be inqueesitive, but yon son of Anak's a likely mon. He maun pit oop a guid stroke." While the Scot did not lose much love for the truculent pocket-miner, he was well aware of his grit, and seized the chance to save himself by shoving the other into the breach. - Я не хочу вмешиваться, но Дэл Бишоп - самый подходящий человек. Он хорошо гребет.” Шотландец не питал большой привязанности к суровому старателю, но хорошо знал его твердый характер и ухватился за возможность спасти самого себя, утопив другого.
Del Bishop stepped into the centre of the little circle, paused, and looked every man in the eyes before he spoke. Дэл Бишоп вышел на середину маленького кружка и, прежде чем заговорить, посмотрел в глаза каждому из присутствующих.
"Is there a man here'll say I'm a coward?" he demanded without preface. Again he looked each one in the eyes. "Or is there a man who'll even hint that I ever did a curlike act?" And yet again he searched the circle. "Well and good. I hate the water, but I've never been afraid of it. I don't know how to swim, yet I've been over the side more times than it's good to remember. I can't pull an oar without batting my back on the bottom of the boat. As for steering--well, authorities say there's thirty-two points to the compass, but there's at least thirty more when I get started. And as sure as God made little apples, I don't know my elbow from my knee about a paddle. I've capsized damn near every canoe I ever set foot in. I've gone right through the bottom of two. I've turned turtle in the Canyon and been pulled out below the White Horse. I can only keep stroke with one man, and that man's yours truly. But, gentlemen, if the call comes, I'll take my place in La Bijou and take her to hell if she don't turn over on the way." - Есть тут человек, который решится назвать меня трусом? - спросил он без обиняков. Он снова посмотрел всем в глаза.- Или, может быть, кто-нибудь посмеет сказать, что я поступил когда-либо подло? - Он еще раз оглянулся кругом.- Ладно. Я терпеть не могу воды, но я ее никогда не боялся. Я не умею плавать, но я все же прыгал за борт, и лучше уж не вспоминать, сколько раз. Я не могу двинуть веслом, чтобы не хлопнуться на дно лодки. Что касается того, чтобы править рулем, то знатоки утверждают, что в компасе тридцать два румба. Но когда я берусь за дело, приходится накинуть еще тридцать. Я ни черта не понимаю в гребле, это факт. Я опрокидываю любое каноэ, едва вступив в него ногой. Я пробил дно у двух лодок. В Ущелье я пошел на дно, а недалеко от Уайтхорса меня вытащили из воды. Я могу грести в такт только с одним человеком, и этот человек-ваш покорный слуга. Но, джентльмены, я по первому призыву готов занять место на "Бижу" и вести ее хоть в ад, если она не перевернется по дороге.
Baron Courbertin threw his arms about him, crying, "As sure as God made little apples, thou art a man!" Барон Курбертен сжал его в своих объятиях. - Вы настоящий мужчина! Это факт!
Tommy's face was white, and he sought refuge in speech from the silence which settled down. "I'll deny I lift a guid paddle, nor that my wind is fair; but gin ye gang a tithe the way the next jam'll be on us. For my pairt I conseeder it ay rash. Bide a wee till the river's clear, say I." Томми побледнел и поспешил прервать воцарившееся молчание: - Конечно, я умею обращаться с веслом, а в спину мне всегда дует попутный ветер. Но если мы пустимся в путь, то попадем в следующий затор. Я считаю, что торопиться нечего. Подождем, пока река не очистится от льда.
"It's no go, Tommy," Jacob Welse admonished. "You can't cash excuses here." - Этот номер не пройдет, Томми,- заметил Джекоб Уэлз.- Здесь не может быть оправданий.
"But, mon! It doesna need discreemeenation--" - Но помилуйте! Совершенно ясно, что...
"That'll do!" from Corliss. "You're coming." - Довольно!- сказал Корлисс.- Вы отправитесь со мной.
"I'll naething o' the sort. I'll--" - Ничего подобного. Я...
"Shut up!" Del had come into the world with lungs of leather and larynx of brass, and when he thus jerked out the stops the Scotsman quailed and shrank down. - Заткнитесь! - Дэл родился на свет с кожаными легкими и медной гортанью. Его окрик заставил шотландца присмиреть.
"Oyez! Oyez!" In contrast to Del's siren tones, Frona's were purest silver as they rippled down-island through the trees. "Oyez! Oyez! Open water! Open water! And wait a minute. I'll be with you." - Смотрите! Смотрите! - Серебристый голосок Фроны, прозвучавший по острову между деревьями, пришел на смену трубному реву Дэла.-Смотрите! Смотрите! Открытая вода! Подождите минуту! Я поеду с вами!
Three miles up-stream, where the Yukon curved grandly in from the west, a bit of water appeared. It seemed too marvellous for belief, after the granite winter; but McPherson, untouched of imagination, began a crafty retreat. В трех милях вверх по течению, там, где Юкон делал резкий поворот на восток, показалась полоска воды. Как-то не верилось в это чудо после долгой, суровой зимы. Макферсон, лишенный воображения, начал решительно отступать.
"Bide a wee, bide a wee," he protested, when collared by the pocket-miner. "A've forgot my pipe." - Подождите немножко! Подождите немножко! - протестовал он, когда старатель схватил его за шиворот.- Я забыл свою трубку.
"Then you'll bide with us, Tommy," Del sneered. "And I'd let you have a draw of mine if your own wasn't sticking out of your pocket." - Что ж, подождем вместе, Томми,- издевался Дэл.- Я угостил бы вас моей трубкой, если бы ваша не торчала у вас из кармана.
"'Twas the baccy I'd in mind." - Но ведь я забыл табак.
"Then dig into this." He shoved his pouch into McPherson's shaking hands. "You'd better shed your coat. Here! I'll help you. And private, Tommy, if you don't act the man, I won't do a thing to you. Sure." - Прошу вас! - Дэл сунул свой кисет в дрожащую руку Макферсона.- Вам лучше снять куртку. Я вам помогу. И между нами, Томми, если вы не будете вести себя как Мужчина, я вам покажу, где раки зимуют. Честноеслово!
Corliss had stripped his heavy flannel shirt for freedom; and it was plain, when Frona joined them, that she also had been shedding. Jacket and skirt were gone, and her underskirt of dark cloth ceased midway below the knee. Корлисс снял свою толстую фланелевую рубашку, чтобы легче было двигаться, и, когда Фрона подошла к ним, оказалось, что она также последовала его примеру. На ней не было ни жакета, ни верхней юбки, а нижняя юбка из темной материи спускалась немного ниже колен.
"You'll do," Del commended. - Вы подходите к нашей компании,- заметил Дэл.
Jacob Welse looked at her anxiously, and went over to where she was testing the grips of the several paddles. "You're not--?" he began. Джекоб Уэлз тревожно посмотрел на дочь и зашел с другой стороны лодки в то время, как она ощупывала рукоятки нескольких весел. - Неужели ты?..-начал он.
She nodded. Она кивнула головой.
"You're a guid girl," McPherson broke in. "Now, a've a wumman to home, to say naething o' three bairns--" - Вы добрая девушка,- вмешался Макферсон.- У меня дома жена, не говоря уже о трех малютках...
"All ready!" Corliss lifted the bow of La Bijou and looked back. - Готово! - Корлисс оглянулся, приподнимая нос "Бижу".
The turbid water lashed by on the heels of the ice-run. Courbertin took the stern in the steep descent, and Del marshalled Tommy's reluctant rear. A flat floe, dipping into the water at a slight incline, served as the embarking-stage. Мутные ручьи сбегали в реку с крутого берега. Курбертен поддерживал корму, а Дэл подгонял упиравшегося Томми. Плоская льдина, спущенная с горы, стала причальными мостками.
"Into the bow with you, Tommy!" - Ступайте на нос, Томми.
The Scotsman groaned, felt Bishop breathe heavily at his back, and obeyed; Frona meeting his weight by slipping into the stern. Шотландец застонал, но, услышав за собой тяжелое дыхание Бишопа, повиновался. Фрона села на корму, чтобы удержать равновесие.
"I can steer," she assured Corliss, who for the first time was aware that she was coming. - Я умею править,- уверяла она Корлисса, только теперь сообразившего, что она едет с ними.
He glanced up to Jacob Welse, as though for consent, and received it. Он поднял глаза на Джекоба Уэлза, словно спрашивая разрешения, и получил утвердительный ответ.
"Hit 'er up! Hit 'er up!" Del urged impatiently. "You're burnin' daylight!" - Скорей! Двигайтесь!-нетерпеливо понукал их Дэл.- Не теряйте времени!

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.