«Never feel sorry about nothing - it’s a nail-biting.» - Никогда ни о чем не жалей - это самое бессмысленное занятие на свете
 Saturday [ʹsætədı] , 18 August [ɔ:ʹgʌst] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Антуан де Сент-Экзюпери. Маленький принц

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

7

VII

On the fifth day—again, as always, it was thanks to the sheep—the secret of the little prince's life was revealed to me. На пятый день, опять-таки благодаря барашку, я узнал секрет Маленького принца.
Abruptly, without anything to lead up to it, and as if the question had been born of long and silent meditation on his problem, he demanded: Он спросил неожиданно, без предисловий, точно пришел к этому выводу после долгих молчаливых раздумий:
"A sheep—if it eats little bushes, does it eat flowers, too?" - Если барашек есть кусты, он и цветы ест?
"A sheep," I answered, "eats anything it finds in its reach." - Он есть все, что попадется.
"Even flowers that have thorns?" - Даже такие цветы, у которых шипы?
"Yes, even flowers that have thorns." - Да, и те, у которых шипы.
"Then the thorns—what use are they?" - Тогда зачем шипы?
I did not know. At that moment I was very busy trying to unscrew a bolt that had got stuck in my engine. Этого я не знал. Я был очень занят: в моторе заел один болт, и я старался его отвернуть.
I was very much worried, for it was becoming clear to me that the breakdown of my plane was extremely serious. Мне было не по себе, положение становилось серьезным,
And I had so little drinking-water left that I had to fear for the worst. воды почти не осталось, и я начал бояться, что моя вынужденная посадка плохо кончится.
"The thorns—what use are they?" - Зачем нужны шипы?
The little prince never let go of a question, once he had asked it. As for me, I was upset over that bolt. And I answered with the first thing that came into my head: Задав какой-нибудь вопрос, Маленький принц никогда не отступался, пока не получал ответа. Неподатливый болт выводил меня из терпенья, и я ответил наобум:
"The thorns are of no use at all. Flowers have thorns just for spite!" - Шипы ни зачем не нужны, цветы выпускают их просто от злости.
"Oh!" - Вот как!
There was a moment of complete silence. Then the little prince flashed back at me, with a kind of resentfulness: Наступило молчание. Потом он сказал почти сердито:
"I don't believe you! Flowers are weak creatures. They are naive. They reassure themselves as best they can. They believe that their thorns are terrible weapons..." - Не верю я тебе! Цветы слабые. И простодушные. И они стараются придать себе храбрости. Они думают - если у них шипы, их все боятся...
I did not answer. At that instant I was saying to myself: "If this bolt still won't turn, I am going to knock it out with the hammer." Я не ответил. В ту минуту я говорил себе: "Если этот болт и сейчас не поддастся, я так стукну по нему молотком, что он разлетится вдребезги".
Again the little prince disturbed my thoughts: Маленький принц снова перебил мои мысли:
"And you actually believe that the flowers—" - А ты думаешь, что цветы...
"Oh, no!" I cried. "No, no, no! I don't believe anything. I answered you with the first thing that came into my head. - Да нет же! Ничего я не думаю! Я ответил тебе первое, что пришло в голову.
Don't you see—I am very busy with matters of consequence!" Ты видишь, я занят серьезным делом.
He stared at me, thunderstruck. Он посмотрел на меня в изумлении:
"Matters of consequence!" - Серьезным делом?!
He looked at me there, with my hammer in my hand, my fingers black with engine-grease, bending down over an object which seemed to him extremely ugly... Он все смотрел на меня: перепачканный смазочным маслом, с молотком в руках, я наклонился над непонятным предметом, который казался ему таким уродливым.
"You talk just like the grown-ups!" - Ты говоришь, как взрослые! - сказал он.
That made me a little ashamed. But he went on, relentlessly: Мне стало совестно. А он беспощадно прибавил:
"You mix everything up together... You confuse everything..." - Все ты путаешь... ничего не понимаешь!
He was really very angry. He tossed his golden curls in the breeze. Да, он не на шутку рассердился. Он тряхнул головой, и ветер растрепал его золотые волосы.
"I know a planet where there is a certain red-faced gentleman. He has never smelled a flower. He has never looked at a star. He has never loved any one. He has never done anything in his life but add up figures. - Я знаю одну планету, там живет такой господин с багровым лицом. Он за всю свою жизнь ни разу не понюхал цветка. Ни разу не поглядел на звезду. Он никогда никого не любил. И никогда ничего не делал.
And all day he says over and over, just like you: 'I am busy with matters of consequence!' And that makes him swell up with pride. But he is not a man—he is a mushroom!" Он занят только одним: он складывает цифры. И с утра до ночи твердит одно: "Я человек серьезный! Я человек серьезный!" - совсем как ты. И прямо раздувается от гордости. А на самом деле он не человек. Он гриб.
"A what?" - Что?
"A mushroom!" - Гриб!
The little prince was now white with rage. Маленький принц даже побледнел от гнева.
"The flowers have been growing thorns for millions of years. For millions of years the sheep have been eating them just the same. And is it not a matter of consequence to try to understand why the flowers go to so much trouble to grow thorns which are never of any use to them? - Миллионы лет у цветов растут шипы. И миллионы лет барашки все-таки едят цветы. Так неужели же это не серьезное дело - понять, почему они изо всех сил стараются отрастить шипы, если от шипов нет никакого толку? Неужели это не важно, что барашки и цветы воюют друг с другом?
Is the warfare between the sheep and the flowers not important? Is this not of more consequence than a fat red-faced gentleman's sums? Да разве это не серьезнее и не важнее, чем арифметика толстого господина с багровым лицом?
And if I know—I, myself—one flower which is unique in the world, which grows nowhere but on my planet, but which one little sheep can destroy in a single bite some morning, without even noticing what he is doing—Oh! You think that is not important!" А если я знаю единственный в мире цветок, он растет только на моей планете, и другого такого больше нигде нет, а маленький барашек в одно прекрасное утро вдруг возьмет и съест его и даже не будет знать, что он натворил? И это все, по-твоему, не важно?
His face turned from white to red as he continued: Он сильно покраснел. Потом снова заговорил:
"If some one loves a flower, of which just one single blossom grows in all the millions and millions of stars, it is enough to make him happy just to look at the stars. He can say to himself, 'Somewhere, my flower is there...' - Если любишь цветок - единственный, какого больше нет ни на одной из многих миллионов звезд, этого довольно: смотришь на небо и чувствуешь себя счастливым. И говоришь себе: "Где-то там живет мой цветок..."
But if the sheep eats the flower, in one moment all his stars will be darkened... And you think that is not important!" Но если барашек его съест, это все равно, как если бы все звезды разом погасли! И это, по-твоему, не важно!
He could not say anything more. His words were choked by sobbing. Он больше не мог говорить. Он вдруг разрыдался.
The night had fallen. I had let my tools drop from my hands. Of what moment now was my hammer, my bolt, or thirst, or death? On one star, one planet, my planet, the Earth, there was a little prince to be comforted. I took him in my arms, and rocked him. I said to him: Стемнело. Я бросил работу. Мне смешны были злополучный болт и молоток, жажда и смерть. На звезде, на планете - на моей планете, по имени Земля - плакал Маленький принц, и надо было его утешить. Я взял его на руки и стал баюкать. Я говорил ему:
"The flower that you love is not in danger. I will draw you a muzzle for your sheep. I will draw you a railing to put around your flower. I will—" "Цветку, который ты любишь, ничто не грозит... Я нарисую твоему барашку намордник... Нарисую для твоего цветка броню... Я..."
I did not know what to say to him. I felt awkward and blundering. I did not know how I could reach him, where I could overtake him and go on hand in hand with him once more. Я плохо понимал, что говорил. Я чувствовал себя ужасно неловким и неуклюжим. Я не знал, как позвать, чтобы он услышал, как догнать его душу, ускользающую от меня...
It is such a secret place, the land of tears. Ведь она такая таинственная и неизведанная, эта страна слез.

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.