«It’s better to get sweated three times than glassed once!» - Лучше три раза покрыться потом, чем один раз инеем!
 Friday [ʹfraıdı] , 21 September [sepʹtembə] 2018

Тексты адаптированные по методу чтения Ильи Франка

билингва книги, книги на английском языке

Герберт Уэллс. "Машина Времени"

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

CHAPTER X


'About eight or nine in the morning I came to the same seat of yellow metal (в восемь или девять часов утра я добрался до той самой скамьи из желтого металла; seat — сиденье зд скамья) from which I had viewed the world upon the evening of my arrival (откуда осматривал/окружавший меня мир в первый вечер своего прибытия; to view — обозревать оглядывать осматривать). I thought of my hasty conclusions upon that evening (я подумал о своих поспешных выводах/к которым я пришел в тот вечер) and could not refrain from laughing bitterly at my confidence (и не смог удержаться от горького смеха над своей самоуверенностью; bitter — горький; confidence — вера доверие самонадеянность самоуверенность). Here was the same beautiful scene (теперь/передо мной была та же прекрасная картина; scene — местодействия/впьесе романеит п;пейзаж картина зрелище), the same abundant foliage (та же изобильная листва растительность), the same splendid palaces and magnificent ruins (те же чудесные дворцы и великолепные руины), the same silver river running between its fertile banks (та же серебристая река бегущая = катившаясвоиводы между плодородными берегами; fertile — плодородный изобилующий богатый). The gay robes of the beautiful people moved hither and thither among the trees (пестрые одеяния красивых людей = красивыелюдивпестрыходеждах двигались туда-сюда среди деревьев; gay —веселый радостный беззаботный яркий пестрый; robe — халат одеяние покров/поэт./).


hasty [`heɪstɪ], foliage [`fəulɪɪdʒ], magnificent [mæg`nɪfɪs(ə)nt], fertile [`fə:taɪl]

'About eight or nine in the morning I came to the same seat of yellow metal from which I had viewed the world upon the evening of my arrival. I thought of my hasty conclusions upon that evening and could not refrain from laughing bitterly at my confidence. Here was the same beautiful scene, the same abundant foliage, the same splendid palaces and magnificent ruins, the same silver river running between its fertile banks. The gay robes of the beautiful people moved hither and thither among the trees.


'Some were bathing in exactly the place where I had saved Weena (некоторые/из них купались на том самом месте где я спас Уину; exact — точный строгий правильный безошибочный верный), and that suddenly gave me a keen stab of pain (и это внезапно вызвало у меня острый приступ боли у меня больно сжалось сердце; stab — удар внезапнаяостраяболь приступ). And like blots upon the landscape rose the cupolas above the ways to the Under-world (подобно черным пятнам над всем этим ландшафтом = зрелищем поднимались купола над путями в Подземный Мир; blot — пятно клякса). I understood now what all the beauty of the Over-world people covered (я понял теперь что скрывала вся эта красота жителей Верхнего Мира; to understand — понимать). Very pleasant was their day (их день был очень приятным; pleasant — приятный радостный), as pleasant as the day of the cattle in the field (таким же приятным как день скота/пасущегося в поле). Like the cattle, they knew of no enemies and provided against no needs (подобно скоту они не знали врагов и не заботились о своих нуждах; to provide — заготовлять запасать предусматривать заботиться/очем-либо/). And their end was the same (и их конец был таким же).


exactly [ɪg`zæktlɪ], pleasant [`pleznt], cattle [kætl], enemy [`enɪmɪ]

'Some were bathing in exactly the place where I had saved Weena, and that suddenly gave me a keen stab of pain. And like blots upon the landscape rose the cupolas above the ways to the Under-world. I understood now what all the beauty of the Over-world people covered. Very pleasant was their day, as pleasant as the day of the cattle in the field. Like the cattle, they knew of no enemies and provided against no needs. And their end was the same.


'I grieved to think how brief the dream of the human intellect had been (мне было горько думать какой короткой была мечта человеческого разума; to grieve — огорчать/ся горевать; brief — короткий недолгий). It had committed suicide (он совершил самоубийство; tocommit— совершать/обычно выходящее за какие-либо рамки действие/). It had set itself steadfastly towards comfort and ease (он упорно шел в направлении благосостояния и праздности), a balanced society with security and permanency as its watchword (гармоничного общества с обеспеченностью и неизменностью в качестве своего лозунга; permanency— постоянство неизменность; watchword— девиз лозунг), it had attained its hopes (и он добился = реализовал свои надежды; toattain— достигать добираться добиваться)—to come to this at last (/только чтобы прийти к такому в конце концов). Once, life and property must have reached almost absolute safety (когда-то должно быть жизнь и собственность/каждого достигли полной безопасности; property — имущество собственность). The rich had been assured of his wealth and comfort (богатые были уверены в своем благосостоянии и комфорте), the toiler assured of his life and work (а работяги были уверены = довольствовались своей жизнью и трудом; toiler —работник работяга труженик; to toil — усиленно трудиться выполнять тяжелую работу). No doubt in that perfect world there had been no unemployed problem (без сомнения в таком совершенном мире ни проблема безработицы; toemploy— держать на службе предоставлять работу нанимать), no social question left unsolved (ни социальные вопросы не остались нерешенными; tosolve— решать/вопросы проблемы/). And a great quiet had followed (и великий покой последовал/за этим/; quiet— тишина безмолвие покой умиротворение).


grieve [gri:v], permanency [`pə:mənənsɪ], unemployed [`ʌnɪm`plɔɪd], quiet [`kwaɪət]

'I grieved to think how brief the dream of the human intellect had been. It had committed suicide. It had set itself steadfastly towards comfort and ease, a balanced society with security and permanency as its watchword, it had attained its hopes—to come to this at last. Once, life and property must have reached almost absolute safety. The rich had been assured of his wealth and comfort, the toiler assured of his life and work. No doubt in that perfect world there had been no unemployed problem, no social question left unsolved. And a great quiet had followed.


'It is a law of nature we overlook (мы не придаем значения тому закону природы/который гласит/; to overlook — необращатьвнимания непридаватьзначения игнорировать), that intellectual versatility is the compensation for change, danger, and trouble (что разносторонность ума является наградой за перемены опасности и тревоги/жизни/; versatility — непостоянство изменчивость;многосторонность разносторонность). An animal perfectly in harmony with its environment is a perfect mechanism (живое существо/которое пребывает в совершенной гармонии с окружающей средой есть совершенный механизм; environment — окружение окружающаясреда). Nature never appeals to intelligence until habit and instinct are useless (природа никогда не прибегает к разуму до тех пор пока привычка и инстинкт бесполезны не востребованы; toappeal— апеллировать обращаться прибегать/к чему-либо/). There is no intelligence where there is no change and no need of change (разума нет там где нет перемен и нет необходимости в переменах). Only those animals partake of intelligence that have to meet a huge variety of needs and dangers (только те живые существа обладают интеллектом которые вынуждены встречаться с огромным количеством нужд и опасностей; variety— многообразие разнообразие).


versatility ["və:sə`tɪlɪtɪ], environment [ɪn`vaɪər(ə)nmənt], appeal [ə`pi:l], variety [və`raɪətɪ]

'It is a law of nature we overlook, that intellectual versatility is the compensation for change, danger, and trouble. An animal perfectly in harmony with its environment is a perfect mechanism. Nature never appeals to intelligence until habit and instinct are useless. There is no intelligence where there is no change and no need of change. Only those animals partake of intelligence that have to meet a huge variety of needs and dangers.


'So, as I see it, the Upper-world man had drifted towards his feeble prettiness (таким путем мне кажется человек Верхнего Мира пришел к своей ничтожной красоте; feeble — немощный слабосильный хилый/офизическомсостояниичеловекаилиживотного;незначительный ничтожный), and the Under-world to mere mechanical industry (а человек Подземного Мира к чисто механическому труду; industry — промышленность производство;усилия напряжение зд труд). But that perfect state had lacked one thing even for mechanical perfection—absolute permanency (но и в этом совершенном положении/вещей недоставало одного даже/и для механического равновесия абсолютного постоянства; tolack— не хватать не доставать испытывать недостаток/в чем-либо/). Apparently as time went on, the feeding of the Under-world (очевидно с течением времени кормление Подземного Мира; feeding— питание кормление), however it was effected, had become disjointed (несмотря на то что оно осуществлялось стало беспорядочным; toeffect— осуществлять совершать выполнять/обычно подразумевается преодоление каких-либо препятствий/;todisjoint— нарушать структуру вносить беспорядок). Mother Necessity, who had been staved off for a few thousand years (Мать-Необходимость сдерживаемая в продолжение нескольких тысяч лет; tostave— снабжать бочарными клепками; tostaveoff— предотвращать предупреждать/беду и т п сдерживать), came back again, and she began below (вернулась снова и начала внизу/свою работу/).


feeble [`fi:bl], perfection [pə`fekʃ(ə)ŋ], disjoint [dɪs`dʒɔɪnt]

'So, as I see it, the Upper-world man had drifted towards his feeble prettiness, and the Under-world to mere mechanical industry. But that perfect state had lacked one thing even for mechanical perfection—absolute permanency. Apparently as time went on, the feeding of the Under-world, however it was effected, had become disjointed. Mother Necessity, who had been staved off for a few thousand years, came back again, and she began below.


'The Under-world being in contact with machinery (жители Подземного Мира будучи в контакте = имея дело со/сложными машинами), which, however perfect, still needs some little thought outside habit (которые несмотря на совершенство требовали все же некоторой/работы мысли кроме привычки навыка), had probably retained perforce rather more initiative (вероятно удержали/в себе в силу сложившихся обстоятельств больше инициативности способности к самостоятельным активным действиям; toretain— держать удерживать вмещать; perforce— по необходимости в силу сложившихся обстоятельств), if less of every other human character, than the Upper (хотя и менее каких-либо других человеческих черт чем жители земной поверхности). And when other meat failed them (и когда обычное мясо у них истощилось; tofail— недоставать не хватать/о чем-либо необходимом иметь недостаток/в чем-либо истощаться растрачиваться), they turned to what old habit had hitherto forbidden (они обратились к тому что до сих пор старые привычки запрещали; hitherto— до сих пор; toforbid— запрещать). So I say I saw it in my last view of the world of Eight Hundred and Two Thousand Seven Hundred and One (вот каким я увидел мир восемьсот две тысячи семьсот первого года обозревая его в последний раз). It may be as wrong an explanation (это объяснение может быть настолько неправильным) as mortal wit could invent (насколько разум свойственный смертным может выдумать; mortal — смертный свойственныйсмертным; wit — разум ум; to invent — изобретать создавать выдумывать сочинять). It is how the thing shaped itself to me (но все это приняло/именно такую форму для меня; toshape— создавать делать принимать форму получаться), and as that I give it to you (так я и передаю это вам).


initiative [ɪ`nɪʃətɪv], forbidden [fə`bɪd(ə)n], mortal [`mɔ:t(ə)l]

'The Under-world being in contact with machinery, which, however perfect, still needs some little thought outside habit, had probably retained perforce rather more initiative, if less of every other human character, than the Upper. And when other meat failed them, they turned to what old habit had hitherto forbidden. So I say I saw it in my last view of the world of Eight Hundred and Two Thousand Seven Hundred and One. It may be as wrong an explanation as mortal wit could invent. It is how the thing shaped itself to me, and as that I give it to you.


'After the fatigues, excitements, and terrors of the past days (после усталости волнений и ужасов последних дней), and in spite of my grief (несмотря на мое горе), this seat and the tranquil view and the warm sunlight were very pleasant (эта скамья мирный пейзаж и теплый солнечный свет были очень приятными; tranquil — спокойный уравновешенный мирный безмятежный). I was very tired and sleepy (я очень устал и меня клонило ко сну), and soon my theorizing passed into dozing (и вскоре мои размышления перешли в дремоту; to theorize —теоретизировать размышлять; to doze — дремать). Catching myself at that (поймав себя на этом), I took my own hint (я принял намек/своего организма не стал противиться; hint — намек), and spreading myself out upon the turf I had a long and refreshing sleep (и растянувшись на дерне погрузился в долгий и освежающий сон; to spread — развертывать/ся раскидывать/ся растянуть/ся/).


grief [gri:f], tranquil [`træŋkwɪl], theorize [`θɪəraɪz]

'After the fatigues, excitements, and terrors of the past days, and in spite of my grief, this seat and the tranquil view and the warm sunlight were very pleasant. I was very tired and sleepy, and soon my theorizing passed into dozing. Catching myself at that, I took my own hint, and spreading myself out upon the turf I had a long and refreshing sleep.


'I awoke a little before sunsetting (я проснулся незадолго до заката солнца; to awake — просыпаться). I now felt safe against being caught napping by the Morlocks (теперь я уже не боялся что морлоки схватят меня во сне«теперь я чувствовал себя защищенным против захвата во сне морлоками»; to nap — дремать вздремнуть), and, stretching myself, I came on down the hill towards the White Sphinx (и потянувшись я спустился с холма и направился к Белому Сфинксу; to stretch — тянуть/ся растягивать/ся вытягивать/ся/). I had my crowbar in one hand (в одной руке я держал свой лом), and the other hand played with the matches in my pocket (другой играл спичками = перебиралспички у себя в кармане).

'And now came a most unexpected thing (но там меня ждала самая неожиданная вещь; toexpect— ждать ожидать). As I approached the pedestal of the sphinx I found the bronze valves were open (приблизившись к пьедесталу Сфинкса я обнаружил что бронзовые створки открыты; valve— клапан створка). They had slid down into grooves (они были задвинуты в/специальные пазы; toslide— скользить вдвигать всовывать задвигать; groove— желобок паз вырез).


stretch [streʧ], unexpected [`ʌnɪks`pektɪd], groove [gru:v]

'I awoke a little before sunsetting. I now felt safe against being caught napping by the Morlocks, and, stretching myself, I came on down the hill towards the White Sphinx. I had my crowbar in one hand, and the other hand played with the matches in my pocket.

'And now came a most unexpected thing. As I approached the pedestal of the sphinx I found the bronze valves were open. They had slid down into grooves.


'At that I stopped short before them, hesitating to enter (я резко остановился перед ними не решаясь войти; to stop short — резкоостановиться; to hesitate — колебаться медлить).

'Within was a small apartment (внутри было небольшое помещение), and on a raised place in the corner of this was the Time Machine (и на возвышении в углу была = стояла Машина Времени; to raise — поднимать/что-либо/). I had the small levers in my pocket (маленькие рычаги/лежали у меня вкармане). So here, after all my elaborate preparations for the siege of the White Sphinx, was a meek surrender (итак здесь после всех моих тщательных приготовлений к осаде Белого Сфинкса была = меняожидала покорная капитуляция; elaborate — тщательно детально разработанный продуманный; siege — осада; meek — кроткий мягкий покорный; surrender —сдача капитуляция). I threw my iron bar away (я отбросил свой железный лом; tothrow— кидать бросать), almost sorry not to use it (почти сожалея о том что воспользоваться им/не пришлось/).


elaborate [ɪ`læb(ə)rɪt], siege [si:dʒ], surrender [sə`rendə]

'At that I stopped short before them, hesitating to enter.

'Within was a small apartment, and on a raised place in the corner of this was the Time Machine. I had the small levers in my pocket. So here, after all my elaborate preparations for the siege of the White Sphinx, was a meek surrender. I threw my iron bar away, almost sorry not to use it.


'A sudden thought came into my head as I stooped towards the portal (внезапная мысль пришла мне в голову когда я наклонился перед порталом/чтобы войти/; to stoop — наклоняться нагибаться склоняться). For once, at least, I grasped the mental operations of the Morlocks (я сразу же ухватил мыслительные операции = замысел морлоков; to grasp — хватать зажимать/вруке понять схватить ухватить/основную идею осознать). Suppressing a strong inclination to laugh (сдерживая сильное желание рассмеяться; to suppress —пресекать сдерживать), I stepped through the bronze frame and up to the Time Machine (я перешагнул через бронзовый порог и/направился к Машине Времени; frame — каркас остов рама рамка зд порог). I was surprised to find (я был удивлен обнаружить) it had been carefully oiled and cleaned (что она была тщательно смазана и вычищена; to oil — смазывать,пропитывать покрывать/что-либомаслом/). I have suspected since that the Morlocks had even partially taken it to pieces (впоследствии я подозревал что морлоки даже частично разбирали машину на части; to take to pieces — разбиратьначасти/досл кусочки/) while trying in their dim way to grasp its purpose (стараясь своим слабым способом = разумом понять ее назначение; purpose — цель назначение; dim— тусклый неяркий слабый/о светящихся объектах неясный неотчетливый смутный).


grasp [grɑ:sp], suppress [sə`pres], partially [`pɑ:ʃ(ə)lɪ], piece [pi:s]

'A sudden thought came into my head as I stooped towards the portal. For once, at least, I grasped the mental operations of the Morlocks. Suppressing a strong inclination to laugh, I stepped through the bronze frame and up to the Time Machine. I was surprised to find it had been carefully oiled and cleaned. I have suspected since that the Morlocks had even partially taken it to pieces while trying in their dim way to grasp its purpose.


'Now as I stood and examined it (и пока я стоял и изучал свою машину), finding a pleasure in the mere touch of the contrivance (находя удовольствие в простом прикосновении к/своему изобретению; contrivance — изобретение), the thing I had expected happened (то чего я ожидал случилось). The bronze panels suddenly slid up and struck the frame with a clang (бронзовые панели внезапно скользнули вверх и с лязгом ударились о порог; to slide; clang — лязг звон резкий металлический звук). I was in the dark—trapped (я был = оказался в темноте в ловушке; trap— ловушка капкан). So the Morlocks thought (так думали морлоки). At that I chuckled gleefully (я весело похихикал над этим; tochuckle— хихикать подхихикивать).

'I could already hear their murmuring laughter as they came towards me (я уже слышал их жужжащий смех пока они подходили ко мне). Very calmly I tried to strike the match (очень спокойно я попытался зажечь спичку). I had only to fix on the levers and depart then like a ghost (мне нужно было только укрепить рычаги и умчаться подобно призраку; to fix — фиксировать устанавливать закреплять укреплять; to depart —отправляться уезжать/куда-либо зд умчаться). But I had overlooked one little thing (но я упустил из виду одно маленькое обстоятельство). The matches were of that abominable kind that light only on the box (это были те гадкие спички которые зажигаются только от коробки; kind— вид тип; abominable— гнусный омерзительный противный гадкий).


contrivance [kən`traɪv(ə)ns], clang [klæŋ], chuckle [ʧʌkl], abominable [ə`bɔmɪnəbl]

'Now as I stood and examined it, finding a pleasure in the mere touch of the contrivance, the thing I had expected happened. The bronze panels suddenly slid up and struck the frame with a clang. I was in the dark—trapped. So the Morlocks thought. At that I chuckled gleefully.

'I could already hear their murmuring laughter as they came towards me. Very calmly I tried to strike the match. I had only to fix on the levers and depart then like a ghost. But I had overlooked one little thing. The matches were of that abominable kind that light only on the box.


'You may imagine how all my calm vanished (можете представить куда подевалось мое спокойствие). The little brutes were close upon me (маленькие твари были уже близко; brute — животное). One touched me (кто-то прикоснулся ко мне). I made a sweeping blow in the dark at them with the levers (я нанес им в темноте сметающий удар рычагами; to sweep — мести подметать сметать уничтожать сносить; sweeping — широкий с большим охватом), and began to scramble into the saddle of the machine (и начал забираться в седло машины; to scramble — пробираться забираться/с трудом/). Then came one hand upon me and then another (меня схватила чья-то рука потом еще одна). Then I had simply to fight against their persistent fingers for my levers (потом мне пришлось просто драться с их настойчивыми пальцами за свои рычаги; persistent — настойчивый упорный), and at the same time feel for the studs over which these fitted (и в то же время ощупывать штифты на которых они крепились; stud — гвоздь с большой шляпкой штифт; to fit — подходить быть подходящим/для чего-либо;подгонять прилаживать закреплять). One, indeed, they almost got away from me (один/рычаг действительно они у меня почти стащили; togetaway—уходить отправляться стащить/что-либо/).


scramble [skræmbl], simply [`sɪmplɪ], stud [stʌd]

'You may imagine how all my calm vanished. The little brutes were close upon me. One touched me. I made a sweeping blow in the dark at them with the levers, and began to scramble into the saddle of the machine. Then came one hand upon me and then another. Then I had simply to fight against their persistent fingers for my levers, and at the same time feel for the studs over which these fitted. One, indeed, they almost got away from me.


'As it slipped from my hand (когда он выскользнул из моей руки; to slip — скользить плавно передвигаться), I had to butt in the dark with my head (мне пришлось отбиваться в темноте головой; to butt — ударятьголовой бодать/ся/)—I could hear the Morlock's skull ring (я слышал как звенели черепа морлоков; to ring —звенеть звучать)—to recover it (чтобы вернуть его; to recover — вновь обретать возвращать получать обратно). It was a nearer thing than the fight in the forest, I think, this last scramble (еще более трудной чем битва в лесу я думаю была эта последняя схватка; near — ближний близлежащий доставшийся с трудом трудный; scramble — свалка драка схватка).

'But at last the lever was fitted and pulled over (в конце концов рычаги были установлены и повернуты). The clinging hands slipped from me (цепкие руки соскользнули с моего/тела/; to cling —цепляться прилипать). The darkness presently fell from my eyes (темнота вскоре спала с моих глаз). I found myself in the same grey light and tumult I have already described (я оказался в том же сером свете и шуме которые я уже описывал; tumult — шум и крики).


butt [bʌt], recover [rɪ`kʌvə], tumult [`tju:mʌlt]

'As it slipped from my hand, I had to butt in the dark with my head—I could hear the Morlock's skull ring—to recover it. It was a nearer thing than the fight in the forest, I think, this last scramble.

'But at last the lever was fitted and pulled over. The clinging hands slipped from me. The darkness presently fell from my eyes. I found myself in the same grey light and tumult I have already described.



Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.