«The best - is the enemy of good.» - Лучшее - враг хорошего
 Sunday [ʹsʌndı] , 23 September [sepʹtembə] 2018

Тексты адаптированные по методу чтения Ильи Франка

билингва книги, книги на английском языке

Герберт Уэллс. "Машина Времени"

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

EPILOGUE (ЭПИЛОГ)


One cannot choose but wonder (нам остается теперь лишь строить догадки«мы не в силах выбирать а только размышлять/задаваться вопросом»; tochoose— выбирать; towonder— удивляться размышлять сомневаться). Will he ever return (вернется ли он когда-нибудь)? It may be that he swept back into the past (может быть он умчался в прошлое; tosweepмести подметать мчать/куда-либо/), and fell among the blood-drinking, hairy savages of the Age of Unpolished Stone (и попал к кровожадным волосатым дикарям в Век неотшлифованного камня палеолита; topolish— наводить лоск блеск;полировать шлифовать); into the abysses of the Cretaceous Sea (или в пучину Мелового моря; abyss— бездна пропасть пучина; Cretaceous — Меловой период); or among the grotesque saurians, the huge reptilian brutes of the Jurassic times (или же к нелепым ящерам и огромным земноводным Юрского периода; saurian— относящийся к ископаемым ящерам). He may even now (может быть даже сейчас)—if I may use the phrase (если можно так выразиться; phrase— фраза выражение)—be wandering on some plesiosaurus-haunted Oolitic coral reef (он бродит по какому-нибудь кишащему плезиозаврами Оолитовому коралловому рифу; tohaunt— часто бывать навещать зд кишеть), or beside the lonely saline lakes of the Triassic Age (или по пустынным берегам соленых озер Триасового периода; saline— соленое озеро соленый источник).

abyss [ə`bɪs], saurian [`sɔ:rɪən], haunt [hɔ:nt]

One cannot choose but wonder. Will he ever return? It may be that he swept back into the past, and fell among the blood-drinking, hairy savages of the Age of Unpolished Stone; into the abysses of the Cretaceous Sea; or among the grotesque saurians, the huge reptilian brutes of the Jurassic times. He may even now—if I may use the phrase—be wandering on some plesiosaurus-haunted Oolitic coral reef, or beside the lonely saline lakes of the Triassic Age.


Or did he go forward (или может быть он отправился вперед в Будущее), into one of the nearer ages (в один из тех ближайших = менееотдаленных веков), in which men are still men (когда люди оставались еще людьми), but with the riddles of our own time answered and its wearisome problems solved (но уже ответили на все вопросы и разрешили все изнуряющие = сложные проблемы; riddle — загадка трудная проблема; wearisome — изнурительный изнуряющий)? Into the manhood of the race (в зрелый возраст человечества; manhood — зрелость зрелый возраст): for I, for my own part, cannot think (поскольку я со своей стороны не могу думать) that these latter days of weak experiment (что последние дни = нашвек слабых = тольконачавшихся исследований), fragmentary theory (бессвязных теорий; fragmentary — фрагментарный обрывочный зд бессвязный), and mutual discord are indeed man's culminating time (и обоюдного = всеобщего разногласия является кульминационным пунктом/развития человечества; mutual — взаимный обоюдный; discord — разногласие несовпадение расхождение)! I say, for my own part (я говорю с моей стороны). He, I know (он/же я знаю)—for the question had been discussed among us long before the Time Machine was made (так как этот вопрос обсуждался нами задолго до того как была сделана Машина Времени)—thought but cheerlessly of the Advancement of Mankind (думал безрадостно = пессимистически о Прогрессе Человечества; cheerless — подавленный угрюмый безрадостный; advancement —продвижение прогресс), and saw in the growing pile of civilization only a foolish heaping (и видел в росте огромного здания цивилизации«в растущей груде цивилизации только глупое = бессмысленноенагромождение/материала/; pile — куча груда;огромное здание) that must inevitably fall back upon and destroy its makers in the end (которое должно неизбежно обрушиться и уничтожить своих создателей в конце концов; inevitable — неизбежный).


riddle [rɪdl], wearisome [`wɪərɪs(ə)m], culminating [`kʌlmɪneɪtɪŋ]

Or did he go forward, into one of the nearer ages, in which men are still men, but with the riddles of our own time answered and its wearisome problems solved? Into the manhood of the race: for I, for my own part, cannot think that these latter days of weak experiment, fragmentary theory, and mutual discord are indeed man's culminating time! I say, for my own part. He, I know—for the question had been discussed among us long before the Time Machine was made—thought but cheerlessly of the Advancement of Mankind, and saw in the growing pile of civilization only a foolish heaping that must inevitably fall back upon and destroy its makers in the end.


If that is so (но если это и так), it remains for us to live as though it were not so (нам/все равно остается жить как будто это не так неверно). But to me the future is still black and blank (но для меня будущее по-прежнему черное и пустое/пятно неведомо; blank — белый пустой,чистый неисписанный)—is a vast ignorance, lit at a few casual places by the memory of his story (/одна большая загадка«обширное незнание освещенная в некоторых случайных местах воспоминаниями его рассказа; ignorance — невежественностьневедение незнание зд загадка; casual — случайный бессистемный). And I have by me, for my comfort (и я храню себе в утешение; comfort —утешение успокоение), two strange white flowers (два странные белые цветка)—shrivelled now, and brown and flat and brittle (засохшие потемневшие блеклые и хрупкие; to shrivel —сморщивать/ся ссыхаться; flat — плоский ровный тусклый блеклый/оцвете/; brittle — ломкий хрупкий)—to witness that even when mind and strength had gone (как свидетельство того что даже когда разум и сила исчезнут; witness — свидетель/особ в суде очевидец;доказательство свидетельство; to witness— свидетельствовать), gratitude and a mutual tenderness still lived on in the heart of man (благодарность и нежность друг к другу все еще будут жить в сердцах людей«в сердце человека»; gratitude — благодарность признательность; tenderness — нежность мягкость).


ignorance [`ɪgn(ə)r(ə)ns], casual [`kæʒjuəl], shrivel [`ʃrɪvl], brittle [brɪtl]

If that is so, it remains for us to live as though it were not so. But to me the future is still black and blank—is a vast ignorance, lit at a few casual places by the memory of his story. And I have by me, for my comfort, two strange white flowers—shrivelled now, and brown and flat and brittle—to witness that even when mind and strength had gone, gratitude and a mutual tenderness still lived on in the heart of man.


« Назад Вперёд

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.