«I’ve always wanted to ask my cat - does fish taste better on a carpet than in a dish?» - Всё время хочу спросить своего кота - рыба на паласе вкуснее, чем в миске?
 Monday [ʹmʌndı] , 19 August [ɔ:ʹgʌst] 2019

Тексты адаптированные по методу чтения Ильи Франка

билингва книги, книги на английском языке

Г. Р. Хаггард "Копи царя Соломона"

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 


Umbopa Enters Our Services
(Амбопа поступает к нам в услужение; toenter— входить; вступать в должность, принимать на себя какие-либо /служебные/ обязанности)


IT takes from four to five days (/обычно/ уходит от четырех до пяти дней) , according to the vessel and the state of the weather (в зависимости от судна и погодных условий; according to— в соответствии с, согласно; state— состояние, положение) , to run up from the Cape — to Durban (чтобы добраться от Кейптауна до Дурбана; to run up— подъезжать, подплывать) . Sometimes , if the landing is bad at East London [1] (иногда, если высадка в Ист-Лондоне невозможна; landing— высадка; место высадки; bad— плохой, дурной; неблагоприятный) , where they have not yet got that wonderful harbor they talk so much of (/оттого что/ там еще нет той удивительной гавани, о которой так много говорится) and sink such a mint of money in (и на которую тратится такая куча денег; to sink— опускаться, падать; вкладывать капитал, невыгодно помещать капитал; mint— монетный двор; большая сумма) , one is delayed for twenty - four hours before the cargo boats can get out to take the goods off (бывает, что задерживаешься на двадцать четыре часа = приходится ждать целые сутки, прежде чем грузовые суда могут выйти в море, чтобы забрать груз; to delay— откладывать, отсрочивать; задерживать, замедлять; goods— товар, товары; груз, багаж) .


IT takes from four to five days, according to the vessel and the state of the weather, to run up from the Cape — to Durban . Sometimes, if the landing is bad at East London , where they have not yet got that wonderful harbor they talk so much of and sink such a mint of money in, one is delayed for twenty-four hours before the cargo boats can get out to take the goods off.


But on this occasion we had not to wait at all ( но на этот раз нам вовсе не пришлось ждать ; occasion — случай; важное  событие) , for there were no breakers on the bar to speak of ( потому что у берега не было никаких бурунов, достойных упоминания : « о которых / можно было бы / говорить »; breaker — разрушитель, уничтожитель; бурун, прибой, отбойная волна; bar — брусок, блок, кусок; отмель) , and the tugs came out at once with their long strings of ugly, flat-bottomed boats ( и / от берега / немедленно отчалили буксиры с длинными вереницами уродливых плоскодонных лодок ; tug — рывок, дерганье; tug boat — буксирное судно; string — веревка, бечева; вереница) , into which the goods were bundled with a crash ( в которые товары и были с грохотом / треском свалены ; to bundle — связывать в узел; собирать, упаковывать, укладывать вещи/перед отъездом/; bundle —узел) . It did not matter what they were, over they went, slap-bang ( и не важно было , что это были за вещи : « чем они были », они стремительно летели через / борт /; slap-bang — с грохотом, с шумом, с треском) ! whether they were china or woollen goods they met with the same treatment ( был ли это фарфор или шерстяные изделия , они получали одинаковое обращение = обращались с ними одинаково ; to meet — встречать; испытывать/что-либо/, подвергнуться/чему-либо/; treatment — обращение) .


But on this occasion we had not to wait at all, for there were no breakers on the bar to speak of, and the tugs came out at once with their long strings of ugly, flat-bottomed boats, into which the goods were bundled with a crash. It did not matter what they were, over they went, slap-bang! whether they were china or woollen goods they met with the same treatment.


I saw one case containing four dozen of champagne smashed all to bits ( я увидел , как ящик , вмещавший четыре дюжины / бутылок / шампанского , был разбит вдребезги ; to contain — ограничивать, сдерживать; содержать в себе, вмещать; bit — кусочек, частица) , and there was the champagne fizzing and boiling about in the bottom of the dirty cargo-boat ( и шампанское запенилось и забурлило по д ну грязной грузовой шлюпки ; fizz — шипение/напитка/; to fizz — шипеть; играть, пениться/овине/; boil — кипение; to boil — кипеть; бурлить) . It was a wicked waste ( это было ужасным расточительством ; wicked — злой, злобный; отвратительный, мерзкий) , and so evidently the Kaffirs in the boat thought ( так же , очевидно , посчитали и кафры , / сидевшие / в шлюпке ) , for they found a couple of unbroken bottles ( потому что они отыскали пару не разбившихся бутылок ; to break — ломать, разбивать; broken — разбитый, сломанный) , and knocking the tops off drank the contents ( и , отбив / у них / горлышки , выпили их содержимое ; to knock off — стряхивать, смахивать; сбивать, сшибать; top — верхушка, вершина, верхняя часть/чего-либо/) .


I saw one case containing four dozen of champagne smashed all to bits, and there was the champagne fizzing and boiling about in the bottom of the dirty cargo-boat. It was a wicked waste, and so evidently the Kaffirs in the boat thought, for they found a couple of unbroken bottles, and knocking the tops off drank the contents.


But they had not allowed for the expansion caused by the fizz in the wine ( но они не учли того , что от шипучего вина их развезет : « не учли того расширения , которое было вызвано шипучкой в вине »; to allow /for/ — позволять, разрешать; предусматривать, принимать во внимание; to expand — расширяться, увеличиваться в объеме, в размерах; expansion — увеличение, расширение/в размере, объеме, количестве/) , and feeling themselves swelling, rolled about in the bottom of the boat ( и , чувствуя , что они « распухают », / они начали / кататься по дну лодки ; to swell — надуватьcя, раздуваться, разбухать, опухать) , calling out that the good liquor was "taga ti" (bewitched) ( выкрикивая , что этот добрый напиток был " тагати " / то есть заколдован /; liquor — напиток, особ. алкогольный; to bewitch — околдовывать, заколдовывать) . I spoke to them from the vessel ( я заговорил с ними , оставаясь на корабле : « с корабля ») , and told them that it was the white man's strongest medicine ( и сказал им , что это сильнейший колдовской напиток белого человека ; medicine — медицина;/разг./ наркотик; отравляющее вещество; колдовство, магия, чары) , and that they were as good as dead men ( и что они уже не жильцы на этом свете : « в сущности , / уже / мертвецы »; as good as — в сущности, фактически; dead — мертвый, бездыханный) . They went on to the shore in a very great fright ( они продолжили движение = плыть к берегу в сильнейшем : « очень сильном » страхе ) , and I do not think that they will touch champagne again ( и не думаю , что они когда - нибудь снова притронутся к шампанскому ) .


But they had not allowed for the expansion caused by the fizz in the wine, and feeling themselves swelling, rolled about in the bottom of the boat, calling out that the good liquor was "tagati " (bewitched). I spoke to them from the vessel, and told them that it was the white man's strongest medicine, and that they were as good as dead men. They went on to the shore in a very great fright, and I do not think that they will touch champagne again.


Well, all the time we were running up to Natal I was thinking over Sir Henry Curtis's offer (итак, все то время, пока мы плыли в Наталь, я обдумывал предложение сэра Генри). We did not speak any more on the subject for a day or two (мы больше не говорили на эту тему день или два), though I told them many hunting yarns, all true ones (хотя я и рассказал им множество охотничьих баек, все /из которых были совершенно/ правдивыми). There is no need to tell lies about hunting (нет надобности врать об охоте; need — необходимость, надобность; there is no need — нет надобности), for so many curious things happen within the knowledge of a man whose business it is to hunt (потому что столь много любопытных вещей происходят в жизни человека, чье занятие в жизни — охота; knowledge — знание, эрудиция; осведомленность; within one’s knowledge — на чьей-либо памяти, в пределах знаний); but this is by the way (но это так, к слову; by the way — кстати, между прочим).


Well, all the time we were running up to Natal I was thinking over Sir Henry Curtis's offer. We did not speak any more on the subject for a day or two, though I told them many hunting yarns, all true ones. There is no need to tell lies about hunting, for so many curious things happen within the knowledge of a man whose business it is to hunt; but this is by the way.


At last, one beautiful evening in January, which is our hottest month (наконец, одним прекрасным январским вечером, /а январь/ — это у нас самый жаркий месяц), we steamed along the coast of Natal (мы двигались вдоль берега /провинции/ Наталь;steam — водяной пар; to steam — выделять пар; двигаться, идти/по средством пара/), expecting to make Durban Point by sunset (ожидая добраться до мыса Дурбана еще до заката; to make — делать, изготовлять; достигать/какого-либо места/, прийти/в гавань и т.п./; point — точка; мыс, выступающая морская коса). It is a lovely coast all along from East London (берег /провинции Наталь/ на всем пути из Ист-Лондона прекрасен), with its red sandhills and wide sweeps of vivid green, dotted here and there with Kaffir kraals (с его красными дюнами: «песчаными холмами» и широкими просторами яркой зелени, испещренный здесь и там краалями кафров; sweep — выметание, подметание; пространство, охватываемое взглядом, простор; green — зеленый цвет; растительность; to dot — ставить точки; усеивать, испещрять), and bordered by a ribbon of white surf (и окаймленный узкой полосой белого прибоя; to border — граничить; окаймлять; ribbon — лента, тесьма; узкая полоска/чего-либо/) which spouts up in pillars of foam where it hits the rocks (который взметается столбами пены там, где ударяется о скалы; to spout — бить струей, лить потоком).


At last, one beautiful evening in January, which is our hottest month, we steamed along the coast of Natal, expecting to make Durban Point by sunset. It is a lovely coast all along from East London, with its red sandhills and wide sweeps of vivid green, dotted here and there with Kaffir kraals, and bordered by a ribbon of white surf which spouts up in pillars of foam where it hits the rocks.


But just before you get to Durban there is a peculiar richness about it (но как раз перед тем, как попадаешь в Дурбан, /берег обретает/ особенную красоту; peculiar — специфический, особенный; необычный, особый; richness — богатство, изобилие; красота, великолепие). There are the deep kloofs cut in the hills by the rushing rains of centuries (холмы изрезаны глубокими ущельями, которые веками формировались стремительными потоками дождей; kloof — южно-афр. ущелье; to rush — бросаться, мчаться, нестись), down which the rivers sparkle (по которым искрясь /несут свои воды/ реки; to sparkle — искриться, сверкать); there is the deepest green of the bush, growing as God planted it (здесь зеленеют самые темные заросли кустарников, растущих там, где посадил их Бог; deep — глубокий; насыщенный, темный/окраске, цвете/), and the other greens of the mealie-gardens and the sugar-patches (и /зеленеют/ другие заросли — маисовых полей и сахарных плантаций; mealie — южно-афр. маис; garden — сад; огород; sugar — сахар; patch — заплата; небольшой участок, клочок земли), while here and there a white house, smiling out at the placid sea, puts a finish and gives an air of homeliness to the scene (а здесь и там белый домик, улыбающийся спокойному морю, добавляет законченности и придает всему виду атмосферу сердечности; finish — конец, окончание; завершенность, законченность; air — воздух; атмосфера, обстановка; homeliness — простота, обыденность; доброта, сердечность; scene — место действия/в пьесе, романе и т.п./; пейзаж, картина).


But just before you get to Durban there is a peculiar richness about it. There are the deep kloofs cut in the hills by the rushing rains of centuries, down which the rivers sparkle; there is the deepest green of the bush, growing as God planted it, and the other greens of the mealie-gardens and the sugar-patches, while here and there a white house, smiling out at the placid sea, puts a finish and gives an air of homeliness to the scene.


For to my mind, however beautiful a view may be (для меня, однако, каким бы красивым вид ни был;mind — ум, разум; откровенное мнение, взгляд; to smb.’s mind — по чьему-либо мнению), it requires the presence of man to make it complete (он требует присутствия человека, чтобы сделать его законченным; to require — приказывать, требовать; нуждаться/в чем-либо/, требовать/чего-либо/; complete — полный; законченный, завершенный), but perhaps that is because I have lived so much in the wilderness (но, возможно, это оттого, что я прожил так долго: «много» в пустыне; wilderness — дикая местность, девственная природа; пустыня), and therefore know the value of civilization (и поэтому знаю ценность цивилизации), though, to be sure, it drives away the game (хотя, конечно, она прогоняет диких животных все дальше и дальше; to be sure — конечно; to drive — водить, вести; гнать, теснить; game — игра; дичь). The Garden of Eden, no doubt, was fair before man was (сад Эдема, без сомнения, был прекрасен и до того, как появился человек; fair — красивый, прекрасный), but I always think it must have been fairer when Eve was walking about it (но я всегда считаю, что он, вероятно, стал гораздо красивее, когда по нему гуляла Ева).


For to my mind, however beautiful a view may be, it requires the presence of man to make it complete, but perhaps that is because I have lived so much in the wilderness, and therefore know the value of civilization, though, to be sure, it drives away the game. The Garden of Eden, no doubt, was fair before man was, but I always think it must have been fairer when Eve was walking about it.


But we had miscalculated a little (но мы немного ошиблись в расчетах; to calculate — вычислять; to miscalculate — ошибаться в расчете, просчитываться), and the sun was well down before we dropped anchor off the Point (и солнце уже давно село, прежде чем мы бросили якорь недалеко от мыса /Дурбан/; off — зд. указывает на нахождение на некотором/обычно близком/ расстоянии от чего-либо), and heard the gun which told the good folk that the English mail was in (и услышали орудийный выстрел, который сообщил добрым жителям /Дурбана/, что прибыл английский почтовый /пароход/; gun — орудие, пушка; орудийный выстрел, салют; mail — почта; почтовый поезд, пароход). It was too late to think of getting over the bar that night (было слишком поздно думать о том, чтобы сойти на берег: «переправиться через отмель» этой же ночью), so we went down comfortably to dinner (поэтому мы сошли вниз /в уютную кают-компанию/ к ужину; dinner — обед), after seeing the mail carried off in the lifeboat (после того, как посмотрели, как почта была увезена на спасательной шлюпке; to carry off — уносить, уводить).


But we had miscalculated a little, and the sun was well down before we dropped anchor off the Point, and heard the gun which told the good folk that the English mail was in. It was too late to think of getting over the bar that night, so we went down comfortably to dinner, after seeing the mail carried off in the lifeboat.


When we came up again the moon was up (когда мы снова поднялись /на палубу/, /уже/ взошла луна), and shining so brightly over sea and shore (и /она/ сияла так ярко, /освещая/ море и берег) that she almost paled the quick, large flashes from the lighthouse (что почти что заставила померкнуть быстро /мелькающие/ яркие вспышки маяка; to pale — бледнеть; заставлять побледнеть; large — большой, крупный). From the shore floated sweet spicy odors that always remind me of hymns and missionaries (с берега плыли сладкие пряные ароматы, которые всегда напоминают мне о церковных гимнах и миссионерах; to float — плавать, держаться на поверхности воды; плыть в воздухе/об облаках и т.п./; spicy — острый, пикантный/о пище/; ароматный, душистый; spice — специя, пряность), and in the windows of the houses on the Berea sparkled a hundred lights (и в окнах домов на /набережной/ Береа сверкали сотни огоньков; light — свет, освещение; лампа, фонарь).


When we came up again the moon was up, and shining so brightly over sea and shore that she almost paled the quick, large flashes from the lighthouse. From the shore floated sweet spicy odors that always remind me of hymns and missionaries, and in the windows of the houses on the Berea sparkled a hundred lights.


From a large brig lying near came the music of the sailors (с большого брига, стоявшего рядом, доносилась музыка /и песни/ матросов; to lay — класть, положить; мор. ставить корабль) as they worked at getting the anchor up to be ready for the wind (пока они занимались тем, что поднимали якорь, чтобы быть готовыми встать под ветер; ready for — готовый к). Altogether it was a perfect night, such a night as you only get in southern Africa (в целом это была прекрасная ночь, такая ночь, которую можно увидеть: «получить» только в южной Африке; perfect — совершенный, безупречный; /разг./ приятный, чудесный), and it threw a garment of peace over everybody as the moon threw a garment of silver over everything (и она набросила покров мира и гармонии на каждого, так же, как луна набросила на все вокруг покров из серебра; to throw — бросать, швырять; накидывать, набрасывать/одежду/; garment — предмет одежды; покров, одеяние; peace — мир; покой, спокойствие, гармония).


From a large brig lying near came the music of the sailors as they worked at getting the anchor up to be ready for the wind. Altogether it was a perfect night, such a night as you only get in southern Africa, and it threw a garment of peace over everybody as the moon threw a garment of silver over everything.


Even the great bulldog, belonging to a sporting passenger, seemed to yield to the gentle influences (даже огромный бульдог, принадлежавший одному из пассажиров-охотников, казалось, уступил этому нежному влиянию; sporting — спортивный; охотничий; to yield /to/ — производить, давать/плоды, урожай/; сдаваться, уступать), and, giving up yearning to come to close quarters with the baboon in a cage on the fo'k'sle /forecastle/ (и, отказавшись от страстного желания сцепиться с бабуином, /сидевшим/ в клетке на полубаке; to give up — оставить, отказаться; close quarters — непосредственная близость; to come to close quarters — вступить в рукопашную, сцепиться/в споре/; forecastle — бак, полубак, носовой кубрик/для матросов/), snored happily in the door of the cabin (счастливо спал у двери: «в дверях» в каюту; to snore — храпеть/во сне/; спать), dreaming, no doubt, that he had finished him, and happy in his dream (и ему снилось, без сомнения, что он прикончил этого бабуина, и /поэтому был/ счастлив в своем сне; to finish — кончать, заканчивать; прикончить, убить).


Even the great bulldog, belonging to a sporting passenger, seemed to yield to the gentle influences, and, giving up yearning to come to close quarters with the baboon in a cage on the fo'k'sle, snored happily in the door of the cabin, dreaming, no doubt, that he had finished him, and happy in his dream.


We all — that is, Sir Henry Curtis, Captain Good, and myself — went and sat by the wheel, and were quiet for a while (мы все, а именно, сэр Генри Куртис, капитан Гуд и я сам, пошли и сели у штурвала, и некоторое время молчали; wheel — колесо; рулевое колесо, штурвал).

"Well, Mr. Quatermain," said Sir Henry, presently (вскоре сказал сэр Генри), "have you been thinking about my proposals (обдумывали ли вы мои предложения)?"

"Ay (да)," echoed Captain Good (повторил /за сэром Генри/ капитан Гуд; to echo — отдаваться эхом; вторить, подражать), "what do you think of them, Mr. Quatermain (что вы о них думаете, мистер Квотермейн)? I hope you are going to give us the pleasure of your company as far as Solomon's Mines (надеюсь, вы доставите нам удовольствие /и составите нам/ компанию /в путешествии/ к копям царя Соломона; as far as — до/какого-либо места/: «так далеко как»), or wherever the gentleman you knew as Neville may have got to (или до того места, куда мог добраться джентльмен, которого вы знали /под фамилией/ Невилль; wherever — где бы ни, куда бы ни)."


We all — that is, Sir Henry Curtis, Captain Good, and myself — went and sat by the wheel, and were quiet for a while.

"Well, Mr. Quatermain," said Sir Henry, presently, "have you been thinking about my proposals?"

"Ay," echoed Captain Good, "what do you think of them, Mr. Quatermain? I hope you are going to give us the pleasure of your company as far as Solomon's Mines, or wherever the gentleman you knew as Neville may have got to."


I rose and knocked out my pipe before I answered (я встал и, прежде чем ответить, выбил свою трубку; to knock out — выбивать, выколачивать). I had not made up my mind, and wanted the additional moment to complete it (я еще не принял /окончательное/ решение, и хотел /получить/ дополнительное время, чтобы решиться; to make up one’s mind — принять решение, решиться/на что-либо или сделать что-либо/; moment — миг, минута, момент; to complete — завершать, заканчивать). Before the burning tobacco had fallen into the sea it was completed (прежде чем горящий табак = пепел упал в море, я принял решение: «оно было принято»; to complete — завершать, заканчивать); just that little extra second did the trick (как раз это короткое дополнительное мгновение решило все дело; second — секунда; мгновение, миг; to do the trick — решить дело, достигнуть цели). It is often the way when you have been bothering a long time over a thing (так часто случается, когда слишком долго ломаешь о чем-то голову; way — путь; образ действия, способ; to bother — надоедать, докучать; беспокоиться, волноваться).


I rose and knocked out my pipe before I answered. I had not made up my mind, and wanted the additional moment to complete it. Before the burning tobacco had fallen into the sea it was completed; just that little extra second did the trick. It is often the way when you have been bothering a long time over a thing.


"Yes, gentlemen (да, джентльмены)," I said, sitting down again (сказал я, снова садясь /на место/), "I will go, and by your leave I will tell you why and on what terms (я отправлюсь /с вами/ и, с вашего позволения, я расскажу вам, почему и на каких условиях; leave — разрешение, позволение; by your leave — с вашего позволения). First, for the terms which I ask (во-первых, касательно условий оплаты, о которых я прошу).

"1. You are to pay all expenses (вы должны оплатить все расходы /по организации путешествия/), and any ivory or other valuables we may get is to be divided between Captain Good and myself (а вся слоновая кость или другие ценности, которые мы можем добыть, должны будут быть поделены между капитаном Гудом и мной; valuable— ценные вещи, ценности, драгоценности).


"Yes, gentlemen," I said, sitting down again, "I will go, and by your leave I will tell you why and on what terms. First, for the terms which I ask.

"1. You are to pay all expenses, and any ivory or other valuables we may get is to be divided between Captain Good and myself.


"2. That you pay me ?500 for my service on the trip before we start (второе /условие заключается в том/, что вы уплачиваете мне пятьсот фунтов стерлингов за мои услуги в этой экспедиции, до того, как мы тронемся в путь; ? = pound— фунт стерлингов), I undertaking to serve you faithfully till you choose to abandon the enterprise (а я /при этом/ ручаюсь, что буду служить вам верно/преданно до тех самых пор, пока вы сами не сочтете необходимым отказаться от этого предприятия; to under take— предпринимать; брать на себя ответственность /за выполнение чего-либо/, ручаться; to choose— выбирать; предпочитать, считать необходимым; to abandon— покидать, оставлять; отказываться /от чего-либо/, прекращать /что-либо, делать что-либо/), or till we succeed (или пока мы не достигнем цели; to succeed— следовать за чем-либо, кем-либо; достигать цели, преуспевать), or disaster overtakes us (или пока несчастье не постигнет нас; to over take— догнать, наверстать; застигнуть /врасплох/, обрушиваться).


"2. That you pay me ?500 for my service on the trip before we start, I undertaking to serve you faithfully till you choose to abandon the enterprise, or till we succeed, or disaster overtakes us.


"3. That before we start you execute a deed (третье /условие заключается в том/ что до того как мы отправимся в путь, вы оформите документ; to execute— исполнять /приказ, волю и т.п./; юр. оформлять /договор, завещание и т.п./; deed— поступок, действие; юр. дело, документ за печатью) agreeing in the event of my death or disablement (/в котором вы/ соглашаетесь, в случае моей смерти или тяжелого увечья; to agree— соглашаться; уславливаться, договариваться; to disable— делать неспособным, непригодным; калечить; disablement— приведение в состояние негодности; инвалидность, искалеченность), to pay my boy Harry, who is studying medicine over there in London at Guy's Hospital[2] , a sum of ?200 a year for five years (выплачивать моему сыну Гарри, который изучает медицину в Лондоне, в больнице Гая, сумму в размере двухсот фунтов стерлингов в год, в течение пяти лет), by which time he ought to be able to earn a living for himself (к окончанию этого срока он уже должен будет уметь самостоятельно зарабатывать себе на жизнь; living— средства к существованию; to earn a living— зарабатывать на жизнь). That is all, I think, and I dare say you will say quite enough, too (это все, как мне кажется, и, полагаю, что и вы скажете, что этого вполне достаточно; I dare say— полагаю, осмелюсь сказать)."


"3. That before we start you execute a deed agreeing in the event of my death or disablement, to pay my boy Harry, who is studying medicine over there in London at Guy's Hospital, a sum of ?200 a year for five years, by which time he ought to be able to earn a living for himself. That is all, I think, and I dare say you will say quite enough, too."


"No," answered Sir Henry, "I accept them gladly (я с радостью принимаю их = все ваши условия). I am bent upon this project, and would pay more than that for your help (я твердо намерен осуществить этот план и готов заплатить больше /этого/ за вашу помощь; project— проект, план; устар. идея, мысль, намерение), especially considering the peculiar knowledge you possess (особенно принимая во внимание те особенные знания, которыми вы обладаете; peculiar — специфический; особенный, своеобразный; необычный, особый, специальный)."

"Very well (очень хорошо). And now that I have made my terms (а теперь, когда я изложил свои условия) I will tell you my reasons for making up my mind to go (я расскажу вам о тех причинах, которые подтолкнули меня принять решение и отправиться /с вами в экспедицию/). First of all, gentlemen, I have been observing you both for the last few days (прежде всего, джентльмены, я наблюдал за вами обоими несколько последних дней; to observe— наблюдать, обращать внимание), and if you will not think me impertinent I will say that I like you (и, если вы не сочтете меня дерзким, то я скажу, что вы мне нравитесь; impertinent— дерзкий, наглый, нахальный), and think that we shall come up well to the yoke together (и думаю, что мы хорошо пойдем в одной упряжке; yoke— ярмо, хомут; парная упряжка). That is something, let me tell you (а это важно: «это нечто», позвольте мне сказать вам), when one has a long journey like this before one (когда отправляешься в такое длинное путешествие: «имеешь такое долгое путешествие, подобное /затеваемому/ перед собой»).


"No," answered Sir Henry, "I accept them gladly. I am bent upon this project, and would pay more than that for your help, especially considering the peculiar knowledge you possess."

"Very well. And now that I have made my terms I will tell you my reasons for making up my mind to go. First of all, gentlemen, I have been observing you both for the last few days, and if you will not think me impertinent I will say that I like you, and think that we shall come up well to the yoke together. That is something, let me tell you, when one has a long journey like this before one.


"And now as to the journey itself, I tell you flatly, Sir Henry and Captain Good (а теперь, что касается самого путешествия, я скажу вам откровенно, сэр Генри и капитан Гуд; flatly — плоско, ровно; решительно, прямо, откровенно), that I do not think it probable that we can come out of it alive (что мне кажется маловероятным то, что мы сможем вернуться /из него/ живыми; probable — вероятный, возможный), that is, if we attempt to cross the Suliman Mountains (то есть, если мы попытаемся перейти через Сулеймановы горы; to cross — перекрещивать/руки и т.п./; пересекать, переходить/через что-либо/). What was the fate of the old Don da Silvestra three hundred years ago (какова была судьба того старого дона Жузе да Силвештра триста лет тому назад)? What was the fate of his descendant twenty years ago (и какова была судьба его потомка двадцать лет тому назад)? What has been your brother's fate (какова судьба вашего брата)? I tell you frankly, gentlemen, that as their fate was so I believe ours will be (я скажу вам откровенно, господа, что уж если у них была такая судьба, то уверен, и наша будет таковой)."


"And now as to the journey itself, I tell you flatly, Sir Henry and Captain Good, that I do not think it probable that we can come out of it alive, that is, if we attempt to cross the Suliman Mountains. What was the fate of the old Don da Silvestra three hundred years ago? What was the fate of his descendant twenty years ago? What has been your brother's fate? I tell you frankly, gentlemen, that as their fate was so I believe ours will be."


I paused to watch the effect of my words (я замолчал, чтобы посмотреть, какое впечатление произвели мои слова; to watch— наблюдать, следить; effect— результат, следствие; эффект, впечатление). Captain Good looked a little uncomfortable (капитан Гуд выглядел немного встревоженным; uncomfortable— неудобный, не комфортабельный; тревожный); but Sir Henry's face did not change (но /выражение/ лица сэра Генри не изменилось).

"We must take our chance (мы должны рискнуть; to take a chance — рискнуть; to take one's chance — попытать счастья, воспользоваться случаем)," he said.

"You may perhaps wonder (возможно, вам интересно; to wonder — удивляться; интересоваться, желать знать)," I went on (продолжал я), "why, if I think this, I, who am, as I told you, a timid man, should undertake such a journey (почему же, если я так считаю, я, который, как я уже сказал вам, человек робкий, отправляюсь в это путешествие). It is for two reasons (по двум причинам).


I paused to watch the effect of my words. Captain Good looked a little uncomfortable; but Sir Henry's face did not change.

"We must take our chance," he said.

"You may perhaps wonder," I went on, "why, if I think this, I, who am, as I told you, a timid man, should undertake such a journey. It is for two reasons.


First, I am a fatalist, and believe that my time is appointed to come quite independently of my own movements (во-первых, я фаталист и верю, что моему часу назначено наступить совершенно независимо от моих собственных поступков; time — время; период жизни; to appoint — назначать/на пост/; договариваться, назначать/о месте или времени/; appointed — снаряженный; условленный, назначенный заранее; movement — движение, перемещение; действия, поведение), and that if I am to go to Suliman Mountains to be killed (и поэтому, если мне суждено: «я должен» отправиться к Сулеймановым горам и быть убитым), I shall go there and shall be killed there (значит, я отправлюсь туда и погибну там). God Almighty, no doubt, knows his mind about me (Бог Всемогущий, без сомнения, твердо знает, что со мной должно случиться; to know one's own mind — не колебаться, твердо знать, что хочешь), so I need not trouble on that account (поэтому мне нет необходимости волноваться по этому поводу; account — счет, расчет; основание, причина). Secondly, I am a poor man (во-вторых, я бедный человек). For forty years I have hunted (целых сорок лет я охотился) and but I have never made more than a living (но я никогда не смог заработать ничего больше, кроме средств к существованию; to make — делать, создавать; зарабатывать, наживать).


First, I am a fatalist, and believe that my time is appointed to come quite independently of my own movements, and that if I am to go to Suliman Mountains to be killed, I shall go there and shall be killed there. God Almighty, no doubt, knows his mind about me, so I need not trouble on that account. Secondly, I am a poor man. For forty years I have hunted and but I have never made more than a living.


Well, gentlemen, I don't know if you are aware (что ж, господа, не знаю, известно ли вам) that the average life of an elephant-hunter from the time he takes to the trade is from four to five years (что средняя /продолжительность/ жизни охотника на слонов, с того самого момента, когда он приступает к этому ремеслу, составляет от четырех до пяти лет; average — средний; to take to — начинать заниматься чем-либо; trade — занятие, ремесло, профессия). So you see I have lived through about seven generations of my class (поэтому, как вы видите, я пережил около семи поколений охотников; class — общественный класс; класс, разряд, категория) and I should think that my time cannot be far off, any way (и мне кажется, что мой смертный час уже недалек, в любом случае; far off — далеко). Now, if anything were to happen to me in the course of business (так вот, если что-нибудь случилось бы со мной во время охоты; course — курс, направление; ход, течение; business — занятие, дело, ремесло), by the time my debts were paid there would be nothing left to support my son Harry (то к тому времени, когда мои долги были бы выплачены, не осталось бы ничего, что обеспечивало бы моего сына Гарри) while he was getting in the way of earning a living (в то время как он /только/ становится на путь = учится зарабатывать себе на жизнь), whereas now he would be provided for for five years (тогда как теперь он будет обеспечен на пять лет). There is whole affair in a nutshell (вот и вся история в двух словах; affair — дело; nutshell — ореховая скорлупа; in a nutshell — кратко, в двух словах)."


Well, gentlemen, I don't know if you are aware that the average life of an elephant-hunter from the time he takes to the trade is from four to five years. So you see I have lived through about seven generations of my class and I should think that my time cannot be far off, any way. Now, if anything were to happen to me in the course of business, by the time my debts were paid there would be nothing left to support my son Harry while he was getting in the way of earning a living, whereas now he would be provided for for five years. There is whole affair in a nutshell."


"Mr. Quatermain," said Sir Henry, who had been giving me the most serious attention (сказал сэр Генри, который слушал меня очень внимательно; serious — серьезный; внимательный; attention — внимание, внимательность), "your motives for undertaking an enterprise which you believe can only end in disaster reflect a great deal of credit on you (ваши мотивы, /побуждающие вас/ взяться за это предприятие, которое, как вы уверены, может закончиться только несчастьем, делают вам большую честь; motive — мотив, побуждение, причина; to reflect — отражать; делать/честь/, навлекать/например, позор/; deal — некоторое количество; /разг./ большое количество, куча; credit — вера, доверие; честь, заслуга). Whether or not you are right (правы вы или нет), time and the event, of course, alone can show (только время и события, конечно же, и смогут показать). But whether you are right or wrong, I may as well tell you at once (но, правы вы или нет, я так же могу сказать вам сейчас же) that I am going through with it to the end, sweet or bitter (что я пойду до конца, каким бы он ни был: «сладкого или горького»; to go through with smth. — довести что либо до конца; sweet — сладкий/о вкусе/; приятный; bitter — горький; горький, мучительный). If we are going to be knocked on the head (если нас и прикончат; to knock smb. on the head — ударить кого-либо по голове; убить кого-либо ударом по голове), all that I have to say is that I hope we shall get a little shooting first — eh, Good (все, что я хочу сказать, так это то, что я надеюсь, мы сможем сперва немного поохотиться, так, Гуд; to shoot — стрелять; охотиться)?"


"Mr. Quatermain," said Sir Henry, who had been giving me the most serious attention, "your motives for undertaking an enterprise which you believe can only end in disaster reflect a great deal of credit on you. Whether or not you are right, time and the event, of course, alone can show. But whether you are right or wrong, I may as well tell you at once that I am going through with it to the end, sweet or bitter. If we are going to be knocked on the head, all that I have to say is that I hope we shall get a little shooting first — eh, Good?"


"Yes, yes," put in the captain. "We have all three of us been accustomed to face danger (мы, все трое из нас, привыкли смело смотреть опасности в лицо; to accustom— приучать; делать знакомым, привычным; accustomed— привыкший, приученный; face— лицо; to face— стоять лицом к /чему-либо/; смело смотреть в лицо /опасности, неприятностям и т. п./), and hold our lives in our hands in various ways (и держать свои жизни в своих руках различными средствами = и всячески защищать свою жизнь; way— путь, дорога; способ, средство), so it is no good turning back now (поэтому не годится отступать сейчас; good— хороший; годный; to turn back— заставить повернуть назад, прогнать; повернуть назад, отступить)."

"And now I vote we go down to the saloon (а теперь я предлагаю, чтобы мы спустились в кают-компанию; to vote— голосовать; /разг./ стоять за что-либо, предлагать) and take an observation, just for luck, you know (и выпили: «соблюли обычай», просто на удачу, вы же понимаете; observation— соблюдение /закона, обычаев и т.п./; luck— /та или иная/ судьба, случай; счастье, удача, успех)." And we did — through the bottom of a tumbler (что мы и сделали, опрокинув по бокалу: «сквозь дно бокала»; bottom— низ, нижняя часть; днище, дно; tumbler— бокал без ножки).


"Yes, yes," put in the captain. "We have all three of us been accustomed to face danger, and hold our lives in our hands in various ways, so it is no good turning back now."

"And now I vote we go down to the saloon and take an observation, just for luck, you know." And we did — through the bottom of a tumbler.


Next day we went ashore (на следующий день мы сошли на берег), and I put Sir Henry and Captain Good up at the little shanty I have on the Berea (и я приютил сэра Генри и капитана Гуда в небольшой хижине, которой я владею на /набережной/ Береа; to put up — поднимать; давать приют, принимать/гостей/; shanty — хижина, лачуга, хибарка), and which I call my home (и которую я именую своим домом). There are only three rooms and a kitchen in it (в ней только три комнаты и кухня), and it is built of green brick with a galvanized iron roof (и выстроена она из необожженного кирпича и /покрыта/ крышей из оцинкованного железа; green — зеленый; сырой, невыдержанный), but there is a good garden, with the best loquat-trees in it that I know, and some nice young mangoes (но /рядом с домом/ есть хороший садик, с самыми лучшими, о которых мне известно, деревцами японской мушмулы и несколькими хорошими молодыми манговыми деревьями; loquat — локва, мушмулаяпонская); of which I hope great things (от которых я ожидаю /получить/ великолепные плоды: «надеюсь великие вещи = питаю большие ожидания»). The curator of the botanical gardens gave them to me (/сам/ хранитель ботанических садов подарил их мне; curator — хранитель музея, смотритель).


Next day we went ashore, and I put Sir Henry and Captain Good up at the little shanty I have on the Berea, and which I call my home. There are only three rooms and a kitchen in it, and it is built of green brick with a galvanized iron roof, but there is a good garden, with the best loquot-trees in it that I know, and some nice young mangoes; of which I hope great things. The curator of the botanical gardens gave them to me.


It is looked after by an old hunter of mine, named Jack (за ним /садом/ ухаживает один из моих старых охотников по имени Джек; to look after — следить глазами, взглядом; присматривать, ухаживать за/кем-либо, чем-либо/), whose thigh was so badly broken by a buffalo cow in Sikukuni[3] 's country (чье бедро было настолько сильно покалечено: «сломано» буйволицей в стране /племени/ Сикукуни; buffalo — буйвол; cow — корова; самка) that he will never hunt again (что он никогда больше не сможет охотится). But he can potter about and garden, being a Griqua by birth (но он может работать в саду, так как он гриква [4] /по рождению/; to potter — заниматься ерундой, бесцельно тратить время; potter —гончар; горшечник; to potter about the garden — копаться в саду). You can never get your Zulu to take much interest in gardening (невозможно заставить зулуса сильно интересоваться садоводством; garden — сад; to garden — возделывать, разводить/сад/; обрабатывать сад, работать в саду; gardening — садоводство). It is a peaceful art (это такое миролюбивое занятие; art— искусство; умение, мастерство), and peaceful arts are not in his line (а миролюбивые занятия это не по его /зулуса/ части; line— линия; род занятий, область интересов; insmb.’sline— соответствующий чьим-либо интересам, склонностям и т. п.).


It is looked after by an old hunter of mine, named Jack, whose thigh was so badly broken by a buffalo cow in Sikukuni's country that he will never hunt again. But he can potter about and garden, being a Griqua by birth. You can never get your Zulu to take much interest in gardening. It is a peaceful art, and peaceful arts are not in his line.


Sir Henry and Good slept in a tent pitched in my little grove of orange trees at the end of the garden (сэр Генри и Гуд спали в палатке, установленной в небольшой апельсиновой роще в конце сада; to pitch — врывать, вбивать в землю; to pitch a tent — разбивать палатку) (for there was no room for them in the house (потому что для них не нашлось /достаточно/ места в доме; room — комната, зал; место, пространство)), and what with the smell of the bloom and the sight of the green and golden fruit (и которая, /окруженная/ ароматом цветов и видом зеленых и золотистых плодов; smell — обоняние; запах, аромат) — for in Durban you will see all three on the tree together (так как в Дурбане вы сможете увидеть цветы, незрелые и спелые плоды одновременно: «всех троих вместе на одном дереве») — I dare say it is a pleasant place enough (я полагаю, была довольно приятным местом) (for we have few mosquitoes here unless there happens to come an unusually heavy rain (потому что у нас здесь немного москитов, если только случайно не проходит необычайно сильный дождь; heavy — тяжелый, тяжеловесный; сильный, интенсивный)).


Sir Henry and Good slept in a tent pitched in my little grove of orange trees at the end of the garden (for there was no room for them in the house), and what with the smell of the bloom and the sight of the green and golden fruit — for in Durban you will see all three on the tree together — I dare say it is a pleasant place enough (for we have few mosquitoes here unless there happens to come an unusually heavy rain).


Well, to get on (итак, продолжим; to get on — делать успехи; продолжать) — for unless I do you will be tired of my story before ever we fetch up at Suliman's Mountains (а то, если я не /продолжу/, вы устанете от моей истории прежде, чем мы доберемся до Сулеймановых гор; to fetch up — оказываться в каком-либо месте) — having once made up my mind to go, I set about making the necessary preparations (приняв решение отправиться в путь, я приступил к осуществлению всех необходимых приготовлений).


Well, to get on — for unless I do you will be tired of my story before ever we fetch up at Suliman's Mountains — having once made up my mind to go, I set about making the necessary preparations.


First I got the deed from Sir Henry, providing for my boy in case of accidents (во-первых, я получил то самое обязательство от сэра Генри, которое обеспечивало моего сына в случае несчастья; accident — несчастный случай, катастрофа). There was some little difficulty about getting this legally executed (возникла небольшая трудность при юридическом оформлении /этого документа/; legally — законно, легально; с юридической точки зрения; to execute — осуществлять, выполнять; юр. оформлять/документ/), as Sir Henry was a stranger here (потому что сэр Генри был в этих местах: «здесь» чужеземцем; stranger — иностранец, чужестранец; проживающий в данной стране подданный другого государства), and the property to be charged was over the water (а собственность, которую предстояло получить, располагалась за морем; to charge — нагружать, загружать; взимать; water — вода; море, океан); but it was ultimately got over with the help of a lawyer (но эта /проблема/, в конечном счете, была преодолена при помощи одного юриста/стряпчего; to get over — закончить/что-либо/, разделаться/с чем-либо/), who charged ?20 for the job — a price that I thought outrageous (который запросил двадцать фунтов за эту работу — цена, которую я счел просто возмутительной; outrageous —возмутительный; вопиющий).


First I got the deed from Sir Henry, providing for my boy in case of accidents. There was some little difficulty about getting this legally executed, as Sir Henry was a stranger here, and the property to be charged was over the water; but it was ultimately got over with the help of a lawyer, who charged ?20 for the job — a price that I thought outrageous.


Then I got my check for ?500 (затем я получил свой чек на пятьсот фунтов стерлингов). Having paid this tribute to my bump of caution (отдав таким образом дань своей предусмотрительности; tribute— дань, подать; дань, должное; to pay atribute to smb., smth. — отдавать дань /уважения, восхищения и т. п./ кому-либо, чему-либо; bump— глухой удар, столкновение; /разг./ способность), I bought a wagon and a span of oxen on Sir Henry's behalf (я купил, от лица сэра Генри, фургон и парную упряжку волов; span— амер. пара лошадей, волов и т.п. /как упряжка/; on be half of— от лица, от имени /кого-либо/), and beauties they were (и они были такие красавцы; beauty— красота; красавица). It was a twenty-two foot wagon with iron axles (это был фургон двадцати-двух футов /длиной/ с железными осями;foot— ступня; фут /мера длины, равная 30,48 см/), very strong (очень прочный; strong— сильный; прочный, крепкий /о предметах, материалах/), very light (очень легкий), and built throughout of stink-wood (и целиком изготовленный: «построенный» из дерева с сильно пахнущей древесиной; to stink— вонять, смердеть; stink-wood— дерево с резко пахнущей древесиной). It was not quite a new one (он был не совсем новым), having been to the Diamond Fields and back (/он/ уже побывал в Алмазных Копях и вернулся назад), but in my opinion it was all the better for that (но, по-моему, так было даже лучше; opinion— взгляд, мнение; in my opinion— по моему мнению, по-моему), for one could see that the wood was well-seasoned (так как было видно, что дерево было хорошо просушено; to season— делать пригодным для употребления, сушить, выдерживать и т. п.; seasoned— бывалый, закаленный, испытанный). If anything is going to give in a wagon (если в фургоне что-нибудь рассохнется; to give— давать; портиться, изнашиваться), or if there is green wood in it (или в нем окажется невыдержанная древесина; greenwood— свежесрубленное дерево; невыдержанная древесина), it will show out on the first trip (все это проявится при первой же поездке; to show— показывать; выявлять, обнаруживать).


Then I got my check for ?500. Having paid this tribute to my bump of caution, I bought a wagon and a span of oxen on Sir Henry's behalf, and beauties they were. It was a twenty-two foot wagon with iron axles, very strong, very light, and built throughout of stink-wood. It was not quite a new one, having been to the Diamond Fields and back, but in my opinion it was all the better for that, for one could see that the wood was well-seasoned. If anything is going to give in a wagon, or if there is green wood in it, it will show out on the first trip.


It was what we call a "half-tented" wagon (это был, как мы называем "полукрытый" фургон; half — наполовину; to tent — жить в палатках; покрывать навесом) — that is to say, it was only covered in over the after twelve feet (то есть, он был покрыт /навесом/ только в задней части /длиной в/ двенадцать футов), leaving all the front part free for the necessaries we had to carry with us (а вся передняя часть была оставлена открытой, для всех тех самых необходимых предметов, которые мы вынуждены были везти с собой; free — свободный, независимый; открытый, доступный; necessaries — необходимое, жизненно необходимые вещи). In this after part was a hide "cattle," or bed, on which two people could sleep (в этой задней части /фургона/ располагался "топчан" из шкур, или ложе, на котором могли спать двое человек; cattle — крупный рогатый скот), also racks for rifles (также стойка для ружей; rack — вешалка; полка, подставка), and many other little conveniences (и множество других небольших удобных приспособлений; convenience — удобство). I gave ?125 for it, and think it was cheap at the price (я отдал сто двадцать пять фунтов за него, и думаю, что это было дешево/, за эту цену/).

Then I bought a beautiful team of twenty salted Zulu oxen (затем я приобрел прекрасную упряжку из двадцати привитых зулусских быков; team— /спортивная/ команда; упряжка; salted— соленый; засоленный; c.-х. имеющий постинфекционный иммунитет /о животном/), which I had had my eye on for a year or two (которыми я любовался с год или два; eye— глаз, око; внимание /к чему-либо/, присмотр). Sixteen oxen are the usual number for a team (шестнадцать быков — вот обычное количество для упряжки), but I had four extra to allow for casualties (но я купил еще четырех дополнительных, на всякий случай: «учитывая непредвиденные обстоятельства»; casualty— катастрофа, несчастный случай).


It was what we call a "half-tented" wagon — that is to say, it was only covered in over the after twelve feet, leaving all the front part free for the necessaries we had to carry with us. In this after part was a hide "cattle," or bed, on which two people could sleep, also racks for rifles, and many other little conveniences. I gave ?125 for it, and think it was cheap at the price.

Then I bought a beautiful team of twenty salted Zulu oxen, which I had had my eye on for a year or two. Sixteen oxen are the usual number for a team, but I had four extra to allow for casualties.


These Zulu oxen are small and light, not more than half the size of the Afrikaner[5] oxen (эти зулусские быки низкорослые и легкие, не более чем в половину размера африкандерских быков), which are generally used for transport purposes (которые обычно используются для перевозки /грузов/: «для транспортных целей»; transport — перевозка, транспортирование; purpose — назначение, намерение, цель); but they will live where the Afrikaner will starve (но они /зулусские быки/ выживут там, где африкандерские будут умирать с голоду), and with a light load will make five miles a day better going (и с легкой ношей будут способны проходить пять миль в день с лучшей скоростью; going — ходьба; скорость передвижения), being quicker and not so liable to get footsore (будучи более быстроходными и не столь подверженными болезням ног; foot — нога, ступня; лапа, нога/животного/; sore — болезненный, воспаленный; footsore — сос тертыми ногами).


These Zulu oxen are small and light, not more than half the size of the Afrikaner oxen, which are generally used for transport purposes; but they will live where the Afrikaner will starve, and with a light load will make five miles a day better going, being quicker and not so liable to get footsore.


What is more, this lot were thoroughly "salted" (более того, эта упряжка обладала чрезвычайным иммунитетом; lot — лот, жребий; все, всё; thoroughly — полностью, совершенно) — that is, they had worked all over South Africa (то есть, они = эти быки исходили всю Южную Африку; to work — работать; двигаться, передвигаться), and so had become proof (comparatively speaking) against red water (и приобрели довольно стойкий иммунитет к /заболеванию, симптомом которого/ является кровавая моча: «стали такими устойчивыми /условно говоря/ к кровавой моче»; proof — непроницаемый, непробиваемый; comparatively — сравнительно; относительно; water — вода; жидкие выделения организма/слюна, пот, моча, слезы и т.п./; red water — кровавая моча; болезнь скота, с симптомами гематурии), which so frequently destroys whole teams of oxen when they get on to strange "veldt" (grass country) (которая так часто уничтожает целые упряжки = ведет к гибели целых упряжек быков, когда те попадают на новые: «незнакомые» вельды /то есть пастбища/; strange — чужой; незнакомый, неизвестный; veldt — плоскость, вельд /африкаанс/, степь; grass — трава; выгон, пастбище; country — страна; местность, территория).


What is more, this lot were thoroughly "salted" — that is, they had worked all over South Africa, and so had become proof (comparatively speaking) against red water, which so frequently destroys whole teams of oxen when they get on to strange "veldt" (grass country).


As for "lung sick," which is a dreadful form of pneumonia, very prevalent in this country (а что касается "легочной болезни", то есть ужасной формы пневмонии, которая так широко распространена в этой стране = здесь; sick — больной; болезнь), they had all been inoculated against it (то они все были привиты от нее; to inoculate — делать/профилактическую/ прививку). This is done by cutting a slit in the tail of an ox (/прививка/ проводится путем надрезания хвоста у быка; slit — длинный узкий разрез, прорезь, щель), and binding in a piece of the diseased lung of an animal which has died of the sickness (и привязывания /к нему/ кусочка зараженного легкого, /взятого/ у животного, издохшего от этой болезни; to bind — вязать, связывать; diseased — больной, заболевший). The result is that the ox sickens (в результате бык заболевает), takes the disease in a mild form (переносит болезнь в легкой форме; mild — мягкий; легкий, неострый/о болезни, приступе и т.п./), which causes its tail to drop off, as a rule about a foot from the root (что приводит к тому, что его хвост отваливается, как правило, в футе от основания; rule — правило, норма; привычка, обычай; as a rule — как правило, обычно; root — корень; основание), and becomes proof against future attacks (и становится защищенным от будущих вспышек болезни; attack — нападение; мед. приступ, вспышка/заболевания/).


As for "lung sick," which is a dreadful form of pneumonia, very prevalent in this country, they had all been inoculated against it. This is done by cutting a slit in the tail of an ox, and binding in a piece of the diseased lung of an animal which has died of the sickness. The result is that the ox sickens, takes the disease in a mild form, which causes its tail to drop off, as a rule about a foot from the root, and becomes proof against future attacks.


It seems cruel to rob the animal of his tail (кажется жестоким лишать животное его же хвоста; to rob — грабить, обкрадывать; лишать/чего-либо/, отнимать/что-либо/), especially in a country where there are so many flies (особенно в такой стране, где так много мух), but it is better to sacrifice the tail and keep the ox (но уж лучше пожертвовать хвостом и сохранить быка) than to lose both tail and ox (чем потерять и хвост, и быка), for a tail without an ox is not much good except to dust with (потому что хвост без быка не особенно-то и нужен, кроме как пыль смахивать; good — добро, благо; польза, толк; dust — пыль; to dust — стирать, смахивать пыль). Still it does look odd to trek along behind twenty stumps, where there ought to be tails (и все же, действительно выглядит странно, когда едешь в фургоне, запряженном двадцатью быками с обрубками /в тех местах/, где должны были бы быть хвосты; odd— нечетный; странный, необычный; to trek— ехать в фургонах, запряженных волами; stump— обрубок, культя; обрубленный, купированный хвост). It seems as though nature had made a trifling mistake (кажется, что природа совершила пустяковую ошибку; trifling— пустой, праздный; пустячный, мелкий, незначительный), and stuck the stem ornaments of a lot of prize bulldogs on to the rumps of the oxen (и приставила хвостовые украшения кучки обычных бульдогов к бычьим спинам; stem— ствол, стебель /у растений/, стержень; to stick— втыкать, вкалывать; prize— призовой, премированный; /разг./ типичный, настоящий, классический; rump— крестец; зад).


 It seems cruel to rob the animal of his tail, especially in a country where there are so many flies, but it is better to sacrifice the tail and keep the ox than to lose both tail and ox, for a tail without an ox is not much good except to dust with. Still it does look odd to trek along behind twenty stumps, where there ought to be tails. It seems as though nature had made a trifling mistake, and stuck the stem ornaments of a lot of prize bulldogs on to the rumps of the oxen.


Next came the question of provisioning and medicines (затем встал вопрос о съестных припасах и лекарствах; to come — идти; возникать, появляться; provision — снабжение, обеспечение; провизия, запасы провианта), one which required the most careful consideration (вопрос, который требовал самого тщательного рассмотрения; careful — заботливый; внимательный, тщательный), for what one had to do was to avoid lumbering the wagon up (потому что /нам/ необходимо было избежать перегрузки фургона /ненужными вещами/; lumber — ненужные громоздкие вещи, хлам; to lumber — загромождать), and yet take everything absolutely necessary (и, в то же время, взять с собой все, что было совершенно необходимым). Fortunately, it turned out that Good was a bit of a doctor (к счастью, оказалось, что Гуд был /немного знаком/ с врачебным делом: «был немного доктором»; to turn out — стать, сделаться; оказаться; a bit of — вроде, типа), having at some period in his previous career managed to pass through a course of medical and surgical instruction (/так как/ ему, в какой-то из периодов его предыдущей службы, удалось прослушать курс обучения медицине и хирургии; career — карьера, достижение; род деятельности, профессия; to manage — руководить, управлять; умудриться, суметь сделать/что-либо/; to pass through — пересекать; пройти/закончить курс/в колледже, университете и т.д./; course — курс, направление; курс/лекций, обучения, лечения/), which he had more or less kept up (и /полученные знания/ он более или менее поддерживал /на должном уровне/; to keep up — поддерживать; быть хорошо осведомленным, быть в курсе). He was not, of course, qualified (конечно же, у него не было звания доктора; to qualify — оценивать, квалифицировать; получать право/на что-либо/, стать правомочным; qualified — знающий, компетентный; годный), but he knew more about it than many a man who could write M.D. after his name (но он знал о /медицине/ больше, чем многие из тех, кто имеют право писать "доктор медицины" после своей фамилии; many a man — многие люди, не мало людей; M.D. = Doctor of Medicine — доктор медицины/звание/), as we found out afterwards (как мы впоследствии выяснили; to find out — разузнать, выяснить), and he had a splendid travelling medicine-chest and a set of instruments (и у него была великолепная походная аптечка и набор инструментов; chest — ящик, сундук).


Next came the question of provisioning and medicines, one which required the most careful consideration, for what one had to do was to avoid lumbering the wagon up, and yet take everything absolutely necessary. Fortunately, it turned out that Good was a bit of a doctor, having at some period in his previous career managed to pass through a course of medical and surgical instruction, which he had more or less kept up. He was not, of course, qualified, but he knew more about it than many a man who could write M.D. after his name, as we found out afterwards, and he had a splendid-travelling medicine-chest and a set of instruments.


While we were at Durban he cut off a Kaffir's big toe in a way (пока мы были в Дурбане, он так: «таким способом» ампутировал одному кафру большой палец на ноге; to cut off — обрезать, отрезать; toe — палец ноги) which it was a pleasure to see (что приятно было смотреть; pleasure — удовольствие). But he was quite flabbergasted when the Kaffir (но он был совершенно ошеломлен, когда этот самый кафр; to flabbergast — изумлять, поражать), who had sat stolidly watching the operation, asked him to put on another (который флегматично сидел, наблюдая за операцией, попросил того приставить другой /палец/; stolid — бесстрастный, невозмутимый, флегматичный), saying that a "white one" would do at a pinch (говоря, что в крайнем случае сойдет и "белый палец"; to do — делать; годиться, подходить; pinch — щипок; чрезвычайные обстоятельства; at a pinch — в крайнем случае, в трудную минуту).


While we were at Durban he cut off a Kaffir's big toe in a way which it was a pleasure to see. But he was quite flabbergasted when the Kaffir, who had sat stolidly watching the operation, asked him to put on another, saying that a "white one" would do at a pinch.


There remained (затем остались), when these questions were satisfactorily settled (когда эти вопросы были улажены /к нашему/ удовлетворению; satisfactorily — удовлетворительно; to settle — поселиться, обосноваться; приводить в порядок, улаживать), two further important points for consideration (два следующих важных момента, которые требовали рассмотрения; point — точка; момент, вопрос, дело; to consider — рассматривать, обсуждать), namely, that of arms and that of servants (а именно, вопрос об оружии и вопрос о слугах). As to the arms I cannot do better than put down a list of those (что касается оружия, то я лучше приведу: «я не могу сделать ничего лучше, чем привести» список того /вооружения/; to put down — опускать, класть; записывать) we finally decided on from among the ample store that Sir Henry had brought with him from England (/которое/ мы, в конце концов, решили взять /с собой/ из того обширного арсенала, который сэр Генри привез с собой из Англии; to decide on — выбрать; ample — богатый, изобильный; store — запас, резерв), and those which I had (и /из того/, которое было у меня). I copy it from my pocket-book (я переписываю его /список/ из моей записной книжки; to copy— снимать копию; списывать, переписывать), where I made the entry at the time (в которой я в то время сделал /следующую/ запись; entry— вход, въезд; отдельная запись):


There remained, when these questions were satisfactorily settled, two further important points for consideration, namely, that of arms and that of servants. As to the arms I cannot do better than put down a list of those we finally decided on from among the ample store that Sir Henry had brought with him from England, and those which I had. I copy it from my pocket-book, where I made the entry at the time:


"Three heavy breech loading double eight elephant guns (три тяжелых, заряжающихся с казны, двуствольных ружья восьмого калибра, для охоты на слонов; breech — /воен./ казенник/задняя часть ствола, в которой расположен затвор/; to load — грузить, нагружать; /воен./ заряжать/оружие/), weighing about fifteen pounds each (весом около пятнадцати фунтов каждое; to weigh — взвешивать; весить, иметь вес), with a charge of eleven drachms of black powder (с зарядом в одиннадцать драхм черного пороха; drachm = dram — драхма/единица веса— торговая= 1,77 г, аптекарская= 3,89 г/; powder — порошок; /воен./ порох)."

Two of these were by a well-known London firm, most excellent makers (два из них были изготовлены известной лондонской фирмой, самыми превосходными оружейниками; by — зд. указывает на деятеля; maker — тот, кто делает что-либо; изготовитель, производитель), but I do not know by whom mine, which was not so highly finished, was made (но я не знаю, кем было изготовлено мое /ружье/, которое не было так сильно украшено = без особой отделки; to finish — кончать, заканчивать; отделывать, отполировывать). I had used it on several trips, and shot a good many elephants with it (я пользовался им в нескольких экспедициях и подстрелил очень много слонов с его помощью), and it had always proved a most superior weapon, thoroughly to be relied on (и оно всегда оказывалось самым что ни на есть отличным оружием, на которое всегда можно было положиться; to prove — доказывать; оказываться; superior — лучший, превосходный; thoroughly — вполне, совершенно; to rely on — полагаться, надеяться).


"Three heavy breech loading double eight elephant guns, weighing about fifteen pounds each, with a charge of eleven drachms of black powder."

Two of these were by a well-known London firm, most excellent makers, but I do not know by whom mine, which was not so highly finished, was made. I had used it on several trips, and shot a good many elephants with it, and it had always proved a most superior weapon, thoroughly to be relied on.


"Three double 500 expresses, constructed to carry a charge of six drachms (три двуствольных ружья /системы/ "экспресс 500", сконструированных, чтобы нести заряд в шесть драхм; to construct — строить, сооружать; конструировать)," sweet weapons, and admirable for medium-sized game (удобные ружья, отлично подходят /для охоты/ на дичь средних размеров; sweet — сладкий; легкий, удобный в обращении/о деталях, механизмах и т.д./; admirable — восхитительный, превосходный), such as eland or sable antelope, or for men (такую, как антилопа канна или черная /лошадиная/ антилопа, или на людей), especially in an open country and with the semi-hollow bullet[6] (особенно на открытой местности и с разрывной пулей; country — страна; местность, территория; semi- — в сложный словах означает половинный, частичный; hollow — пустой, полый).

"One double No. 12 central-fire Keeper's shotgun (одно двуствольное дробовое ружье Кипера центрального боя, двенадцатого калибра; fire — огонь, пламя; /воен./ огонь, стрельба, пуск; shotgun — дробовик, дробовое ружье), full choke both barrels (с полностью зауженными /обоими/ стволами; choke = chokebore чокбор, канал ствола ружья, суживающийся у дула; ружье чокбор; barrel — бочка; ствол, дуло/оружия/)."

This gun proved of the greatest service to us afterwards in shooting game for the pot (это оружие оказалось впоследствии нам чрезвычайно полезным для охоты на дичь для /ежедневного/ пропитания; service — служба; помощь, одолжение, услуга; pot — горшок, котелок; /разг./ живот, пузо).


"Three double 500 expresses, constructed to carry a charge of six drachms," sweet weapons, and admirable for medium-sized game, such as eland or sable antelope, or for men, especially in an open country and with the semi-hollow bullet.

"One double No. 12 central-fire Keeper's shotgun, full choke both barrels."

This gun proved of the greatest service to us afterwards in shooting game for the pot.


"Three Winchester repeating rifles (not carbines), spare guns (три магазинные винтовки "винчестер", /не карабины/, /наши/ запасные ружья; repeating — повторяющийся; /воен./ магазинный/об оружии/).

"Three single-action Colt's revolvers, with the heavier pattern of cartridge (три простых револьвера "кольт" с патронами большего калибра; single-action — /воен./ простого действия/о револьвере— несамовзводный/; ср.: heavy calibre — большой/тяжелый калибр; pattern — образец, модель)."

This was our total armament (таково было наше полное вооружение; total — весь, целый, совокупный), and the reader will doubtless observe (и читатель, без сомнения, обратит внимание /на то/) that the weapons of each class were of the same make and caliber (что все оружие каждого класса было одинаковой системы и калибра; make — форма, конструкция; марка, система), so that the cartridges were interchangeable, a very important point (для того, чтобы патроны были взаимозаменяемыми = чтобы мы могли обмениваться патронами, а это очень важно; to interchange — заменять/одно другим/; обмениваться; point — точка; вопрос, дело). I make no apology for detailing it at length (я не приношу извинения за то, что описываю /наше оружие/ в подробностях; to detail — подобно рассказывать, вдаваться в подробности; at length — детально, подробно), for every experienced hunter will know how vital a proper supply of guns and ammunition is to the success of an expedition (потому что каждый опытный охотник знает, насколько жизненно важен должный запас оружия и боеприпасов для успеха экспедиции; vital — жизненный; /жизненно/ важный, насущный; supply — снабжение, поставка; запас).


"Three Winchester repeating rifles (not carbines), spare guns.

"Three single—action Colt's revolvers, with the heavier pattern of cartridge."

This was our total armament, and the reader will doubtless observe that the weapons of each class were of the same make and calibre, so that the cartridges were interchangeable, a very important point. I make no apology for detailing it at length, for every experienced hunter will know how vital a proper supply of guns and ammunition is to the success of an expedition.


Now as to the men who were to go with us (теперь, что касается слуг, которые должны были отправиться с нами). After much consultation we decided that their number should be limited to five (после долгих совещаний мы решили, что их количество следует ограничить пятью), namely, a driver, a leader, and three servants (а именно: погонщиком, проводником и тремя слугами; driver— погонщик скота, гуртовщик; leader— руководитель, глава; проводник, гид).

The driver and leader I got without much difficulty (погонщика и проводника я нашел без большого труда; difficulty— трудность; преграда, препятствие), two Zulus, named respectively Goza and Tom (/это были/ два зулуса, которых звали Гоза и Том соответственно; respectively— в указанном порядке; соответственно); but the servants were a more difficult matter (но /найти/ слуг оказалось более трудным делом). It was necessary that they should be thoroughly trustworthy and brave men (было необходимо, чтобы они были совершенно надежными и храбрыми людьми; trust— вера, доверие; trustworthy— заслуживающий доверия, надежный), as in a business of this sort our lives might depend upon their conduct (потому что в предприятии такого сорта наши жизни могли зависеть от их поведения; conduct— руководство, управление; поведение).


Now as to the men who were to go with us. After much consultation we decided that their number should be limited to five, namely, a driver, a leader, and three servants.

The driver and leader I got without much difficulty, two Zulus, named respectively Goza and Tom; but the servants were a more difficult matter. It was necessary that they should be thoroughly trustworthy and brave men, as in a business of this sort our lives might depend upon their conduct.


At last I secured two, one a Hottentot[7] called Ventvogel (wind-bird) (наконец, я нашел двух /слуг/, один из них был готтентот по имени Вентфогель /то есть птица ветров/; to secure — охранять; защищать; получать, приобретать, доставать; to call — кричать; называть, давать имя), and one a little Zulu named Khiva, who had the merit of speaking English perfectly (а другой — маленький зулус по имени Хива, который обладал тем достоинством, что прекрасно говорил по-английски;little — маленький, небольшой/о размере/; невысокий, не большого роста; to name — называть, давать имя; merit — заслуга; достоинство). Ventvogel I had known before (Вентфогеля я знал и раньше); he was one of the most perfect "spoorers" — (game trackers) I ever had to do with and tough as whipcord (он был одним из самых лучших "следопытов" (охотников, выслеживающих дичь), с которыми мне когда-либо приходилось иметь дело, и выносливым: «выносливым, как бечева для плети»; spoor — след, отпечаток/человека или животного, особ. дикого зверя/; tough — жесткий, упругий; стойкий, выносливый; whipcord — бечева/из которой делается плеть/; whipcord — жилистый; выносливый; whip — кнут, хлыст, прут, хворостина; cord — веревка, шнур). He never seemed to tire (казалось, что он никогда не уставал). But he had one failing, so common with his race, drink (был у него один недостаток, настолько свойственный его племени: /он любил/ выпить; failing— провал, неудача; недостаток, слабость; common— общий; частый, обыкновенный; to drink— пить; пить, пьянствовать). Put him within reach of a bottle of grog and you could not trust him (оставь его в пределах досягаемости от бутылки грога, и вот ему уже нельзя доверять; grog— грог; спиртной напиток). But as we were going beyond the region of grog-shops (но, так как мы отправлялись туда, где не было винных лавок: «за пределы района винных лавок»; grog-shop= groggery— винная лавка, винный погребок) this little weakness of his did not so much matter (эта его маленькая слабость не имела особого значения; to matter— иметь значение, значить).


At last I secured two, one a Hottentot called Ventvogel (wind-bird), and one a little Zulu named Khiva, who had the merit of speaking English perfectly. Ventvogel I had known before; he was one of the most perfect "spoorers" — (game trackers) I ever had to do with and tough as whipcord. He never seemed to tire. But he had one failing, so common with his race, drink. Put him within reach of a bottle of grog and you could not trust him. But as we were going beyond the region of grog-shops this little weakness of his did not so much matter.


Having got these two men I looked in vain for a third to suit my purpose (после того как я отыскал этих двоих, я тщетно искал третьего, который отвечал бы моей = нашей цели; vain — напрасный, бесполезный; in vain — напрасно, тщетно), so we determined to start without one (поэтому мы решили отправиться в путь без него = без третьего слуги; to determine — определять/с помощью расчетов и т.п./; решать), trusting to luck to find a suitable man on our way up country (надеясь, что удача поможет нам найти подходящего человека на нашем пути по стране; to trust — доверять, верить; надеяться, полагать). But on the evening before the day we had fixed for our departure (но вот, вечером, накануне того дня, который мы наметили днем нашего отъезда; to fix /for/ — укреплять; устанавливать, назначать) the Zulu Khiva informed me that a man was waiting to see me (зулус Хива сообщил мне, что какой-то мужчина ожидает меня: «ждет, чтобы увидеться со мной»). Accordingly when we had done dinner (итак, когда мы закончили ужинать; accordingly — соответственно; так, таким образом), for we were at table at the time (так как в тот момент мы находились за столом), I told him to bring him in (я приказал ему ввести этого человека: «его»).


Having got these two men I looked in vain for a third to suit my purpose, so we determined to start without one, trusting to luck to find a suitable man on our way up country. But on the evening before the day we had fixed for our departure the Zulu Khiva informed me that a man was waiting to see me. Accordingly when we had done dinner, for we were at table at the time, I told him to bring him in.


Presently a very tall, handsome-looking man, somewhere about thirty years of age (вскоре очень высокий красивый мужчина лет тридцати; age — возраст), and very light-colored for a Zulu, entered (и с очень светлой для зулуса кожей, вошел /в комнату/; color — цвет; цвет кожи /кроме белого/), and, lifting his knob-stick by way of salute (и, подняв свою палку с набалдашником в качестве = вместо приветствия; knob — шишка; набалдашник; stick — палка; by way of — ради, с целью; в виде, в качестве), squatted himself down in the corner on his haunches and sat silent (молча присел в углу /комнаты/ на корточки: «…и сидел молча»; to squat — сидеть на корточках; садиться на корточки; haunch — ляжка, бедро). I did not take any notice of him for a while (некоторое время я не обращал на него никакого внимания; notice— извещение, сообщение; внимание; to take notice— замечать, обращать внимание), for it is a great mistake to do so (потому что поступать так /обращать внимание на туземца/ — это большая ошибка). If you rush into conversation at once (если немедленно вступить в разговор; to rush— бросаться, мчаться, устремляться) a Zulu is apt to think you a person of little dignity or consideration (любой зулус будет склонен счесть вас человеком малозначительным; apt— годный, подходящий; склонный; little— маленький, небольшой; небольшой, незначительный; dignity— достоинство, гордость; чувство собственного достоинства; consideration— размышление, рассуждение; почет, уважение).


Presently a very tall, handsome-looking man, somewhere about thirty years of age, and very light-colored for a Zulu, entered, and, lifting his knob-stick by way of salute, squatted himself down in the corner on his haunches and sat silent. I did not take any notice of him for a while, for it is a great mistake to do so. If you rush into conversation at once a Zulu is apt to think you a person of little dignity or consideration.


I observed, however, that he was a "Keshla" (ringed man) (я заметил, однако, что он был "кэшла" /то есть человек с обручем/; to observe — наблюдать, следить; замечать; ring — кольцо, круг, обруч; to ring — опоясать, окружать кольцом; надевать кольцо и т.п.), that is, that he wore on his head the black ring, made of a species of gum (потому что у него на голове был черный обруч, изготовленный из /особой/ разновидности каучука; species — вид/биологический/; вид, разновидность; gum — гумми, камедь; резина, каучук) polished with fat and worked in with the hair (натертый жиром и вплетенный в волосы; to polish — наводить лоск, глянец; натирать, полировать; to work in — вставлять, вделывать), usually assumed by Zulus on attaining a certain age or dignity (который обычно зулус получает по достижении определенного возраста или положения /в обществе/; to assume — принимать, брать на себя/ответственность, управление и т.п./; получать; to attain — достигать, добираться; достигать/о возрасте, времени/; dignity — достоинство; высокоеположение, высокий пост). Also it struck me that his face was familiar to me (к тому же, мне показалось, что его лицо мне знакомо; to strike— ударять, бить; поражать, привлекать внимание; familiar— близкий, интимный; давно знакомый).

"Well (ну)," I said at last (сказал я наконец), "what is your name (как тебя зовут)?"

"Umbopa (Амбопа)," answered the man, in a slow, deep voice (медленно ответил мужчина низким голосом).

"I have seen your face before (я видел твое лицо прежде)."

"Yes; the inkoosi (chief) saw my face at the place of the Little Hand (Isandhlwana[8] ) the day before the battle (да, инкоози (вождь) видел мое лицо у местечка Маленькая Рука (Исандлвана), накануне битвы)."


I observed, however, that he was a "Keshla" (ringed man), that is, that he wore on his head the black ring, made of a species of gum polished with fat and worked in with the hair, usually assumed by Zulus on attaining a certain age or dignity. Also it struck me that his face was familiar to me.

"Well," I said at last, "what is your name?"

"Umbopa," answered the man, in a slow, deep voice.

"I have seen your face before."

"Yes; the inkoosi (chief) saw my face at the place of the Little Hand (Isandhlwana) the day before the battle."


Then I remembered (тогда я вспомнил). I had been one of Lord Chelmsford[9] 's guides in that unlucky Zulu war (я был одним из проводников лорда Челмсфорда в той неудачной войне с зулусами), and had had the good fortune to leave the camp in charge of some wagons the day before the battle (и мне посчастливилось уехать из лагеря с несколькими фургонами, что были под моим присмотром, как раз накануне битвы; to be in charge of — иметь/кого-либо/ на попечении или/что-либо/ на хранении, отвечать за/кого-либо, что-либо/). While I had been waiting for the cattle to be inspanned (пока я ожидал, когда впрягут волов; cattle— крупный рогатый скот) I had fallen into conversation with this man (я разговорился: «начал разговор» с этим мужчиной; to fall/into/ — падать в /воду, яму и т.п./; начинать /что-либо/, приниматься за /что-либо/), who held some small command among the native auxiliaries (который занимал какую-то незначительную должность в отряде туземцев, /сражавшихся на стороне англичан/; small— маленький, небольшой; малый, незначительный; command— власть, господство; /воен./ командование, должность командующего /любого уровня/; auxiliary— помощник, подчиненный; иностранные наемные войска, наемники), and he had expressed to me his doubts of the safety of the camp (и он выразил мне свои сомнения относительно безопасности /нашего/ лагеря). At the time I had told him to hold his tongue (тогда: «в то время» я приказал ему попридержать свой язык), and leave such matters to wiser heads (и оставить такие вопросы более компетентным людям; wise— мудрый, умудренный; компетентный, сведущий; head— голова; человек); but afterwards I thought of his words (но впоследствии я /не раз/ думал = вспоминал о его словах).

"I remember (я помню)," I said; "what is it you want (чего ты хочешь)?"


Then I remembered. I had been one of Lord Chelmsford's guides in that unlucky Zulu war, and had had the good fortune to leave the camp in charge of some wagons the day before the battle. While I had been waiting for the cattle to be inspanned I had fallen into conversation with this man, who held some small command among the native auxiliaries, and he had expressed to me his doubts of the safety of the camp. At the time I had told him to hold his tongue, and leave such matters to wiser heads; but afterwards I thought of his words.

"I remember," I said; "what is it you want?"


"It is this, `Macumazahn' (вот что, Макумазан) (that is my Kaffir name (это мое кафрское имя = так зовут меня кафры), and means the man who gets up in the middle of the night (и оно означает: "человек, который встает в полночь"; middle — середина); or, in vulgar English, he who keeps his eyes open (или, говоря понятным языком, тот, кто всегда настороже; vulgar — вульгарный, грубый; родной/о языке/; in vulgar tongue — народном/общепонятном языке; to keep one's eyes open — быть на стороже, быть внимательным: «держать глаза открытыми»). I hear that you go on a great expedition far into the north (я слышал: «слышу», что вы отправляетесь в большую экспедицию далеко на север; to hear — слышать, услышать; услышать, узнать) with the white chiefs from over the water (с белыми вождями, /которые приплыли/ из-за моря). Is it a true word (это правда; word — слово; слух, молва)?"

"It is (это /правда/)."

"I hear that you go even to the Lukanga River (я слышал, что вы отправляетесь даже до реки Луканга), a moon's journey beyond the Manica country (что в целой луне пути за пределами страны /племени/ Маника; moon — луна; лунный месяц; долгий срок). Is this so also, `Macumazahn' (это тоже /правда/, Макумазан)?"

"Why do you ask whither we go (почему ты спрашиваешь куда мы идем)? What is it to thee (зачем тебе это)?" I answered, suspiciously, for the objects of our journey had been kept a dead secret (ответил я подозрительно, потому что цели нашего путешествия хранились в строжайшей тайне; to suspect — подозревать; suspicious — подозрительный, недоверчивый; object — предмет, вещь; цель; dead — мертвый; полный, совершенный).


"It is this, `Macumazahn' (that is my Kaffir name, and means the man who gets up in the middle of the night; or, in vulgar English, he who keeps his eyes open). I hear that you go on a great expedition far into the north with the white chiefs from over the water. Is it a true word?"

"It is."

"I hear that you—go even to the Lukanga River, a moon's journey beyond the Manica country. Is this so also, `Macumazahn'?"

"Why do you ask whither we go? What is it to thee?" I answered, suspiciously, for the objects of our journey had been kept a dead secret.


"It is this, O white men, that if indeed you travel so far I would travel with you (это потому, о белые люди, что если вы действительно поедете так далеко, то я хотел бы поехать с вами)."

There was a certain assumption of dignity in the man's mode of speech (определенное достоинство присутствовало в речи этого человека; assumption— принятие на себя /обязанностей и т. п./; высокомерие, надменность; mode— метод, методика; образ действий, манера поведения), and especially in his use of the words "O white men," instead of "O Inkosis" (chiefs), which struck me (и особенно то, что он использовал слова "о белые люди" вместо "о инкоози" (то есть вожди), поразило меня).

"You forget yourself a little (ты /немного/ забываешься)," I said: "Your words come out unawares (твои слова неосторожны: «возникают неожиданно»; unaware— не знающий, не подозревающий; неосторожный, опрометчивый, безрассудный; unawares— неожиданно, врасплох). That is not the way to speak (так не разговаривают; way— путь, дорога; образ действия, метод, способ). What is your name, and where is your kraal (как тебя зовут и где твой крааль)? Tell us, that we may know with whom we have to deal (скажи нам, чтобы мы могли узнать, с кем нам предстоит иметь дело)."


"It is this, O white men, that if indeed you travel so far I would travel with you."

There was a certain assumption of dignity in the man's mode of speech, and especially in his use of the words "O white men," instead of "O Inkosis" (chiefs), which struck me.

"You forget yourself a little," I said: "Your words come out unawares. That is not the way to speak. What is your name, and where, is your kraal? Tell us, that we may know with whom we have to deal."


"My name is Umbopa (меня зовут Амбопа). I am of the Zulu people, yet not of them (и из зулусов, но, тем не менее, сам не зулус). The house of my tribe is in the far north (жилище моего племени находится далеко на севере), it was left behind when the Zulus came down here a `thousand years ago' (оно осталось там, /на севере/, когда зулусы пришли сюда "тысячу лет назад"; behind — сзади, позади), long before Chaka[10] reigned in Zululand (задолго до того, как Чака правил Страной зулусов;to reign — царствовать). I have no kraal (у меня нет крааля). I have wandered for many years (я скитаюсь многие годы). I came from the north as a child to Zululand (я пришел с севера в Страну зулусов еще ребенком), I was Cetywayo[11] 's man in the Nkomabakosi regiment (я был воином /короля/ Кечеайо в Нкомабакозийском полку; man — человек; солдат, рядовой). I ran away from Zululand and came to Natal (я бежал прочь из Страны зулусов и прибыл в Наталь) because I wanted to see the white man's ways (потому что хотел посмотреть, как живут белые люди; way — путь, дорога; манера, привычка, образ действия). Then I served against Cetywayo in the war (затем я воевал против Кечеайо; to serve — служить, быть слугой; служить в армии, быть военным; to serve in the war — быть участником войны). Since then I have been working in Natal (с тех самых пор я работаю в Натале). Now I am tired, and would go north again (теперь я устал и снова отправился бы на север). Here is not my place (здесь не мой дом). I want no money (мне не нужны деньги), but I am a brave man (но я смелый человек), and am worth my place and meat (и я достоин места /в фургоне/ и пищи; worth— стоящий /сколько-либо/; достойный; meat— мясо; устар. пища). I have spoken (я все сказал)."


"My name is Umbopa. I am of the Zulu people, yet not of them. The house of my tribe is in the far north, it was left behind when the Zulus came down here a `thousand years ago,' long before Chaka reigned in Zululand. I have no kraal. I have wandered for many years. I came from the north as a child to Zululand, I was Cetywayo's man in the Nkomabakosi regiment. I ran away from Zululand and came to Natal because I wanted to see the white man's ways. Then I served against Cetywayo in the war. Since then I have been working in Natal. Now I am tired, and would go north again. Here is not my place. I want no money, but I am a brave man, and am worth my place and meat. I have spoken."


I was rather puzzled at this man and his way of speech (я был довольно-таки озадачен этим человеком и тем, как он говорил). It was evident to me from his manner that he was in the main telling the truth (мне было очевидно по его поведению, что он, в основном, говорил правду), but he was somehow different from the ordinary run of Zulus (но он как-то отличался от обычного зулуса; run — бег, пробег; средний тип, сорт; an ordinary run of smth. — что-либо обычное, обыкновенное), and I rather mistrusted his offer to come without pay (и я засомневался в его предложении пойти /с нами/ без денежного вознаграждения; to mistrust — не доверять, подозревать, быть недоверчивым; pay — оплата, выплата, плата; жалованье, заработная плата; rather — до некоторой степени, слегка, несколько, пожалуй, довольно). Being in a difficulty, I translated his words to Sir Henry and Good, and asked them their opinion (будучи в затруднении, я перевел его слова сэру Генри и Гуду и спросил их мнение = что они думают).


I was rather puzzled at this man and his way of speech. It was evident to me from his manner that he was in the main telling the truth, but he was somehow different from the ordinary run of Zulus, and I rather mistrusted his offer to come without pay. Being in a difficulty, I translated his words to Sir Henry and Good, and asked them their opinion.


Sir Henry told me to ask him to stand up (сэр Генри сказал мне, чтобы я попросил того встать). Umbopa did so (Амбопа встал), at the same time slipping off the long military great-coat he wore (в то же время он сбросил с себя длинный военный плащ, в который он был одет;to slip off — ускользнуть; сбросить/одежду/; great-coat — мужское пальто; шинель), and revealing himself naked except for the moocha round his centre (и /предстал пред нами/ обнаженным, за исключением мучи /набедренной повязки/ на талии; to reveal — показывать, обнаруживать; naked — голый, обнаженный; centre — центр, середина; анат. средняя точка тела, середина) and a necklace of lions' claws (и ожерелья из львиных когтей /на шее/; neck — шея; lace — шнурок, тесьма). He certainly was a magnificent-looking man (он определенно выглядел великолепно); I never saw a finer native (я никогда не видел более красивого туземца). Standing about six foot three high (/он был/ ростом около шести футов трех дюймов; to stand— стоять, вставать; быть в каком-либо состоянии; high— высокий; имеющий определенную высоту), he was broad in proportion (широк в плечах; proportion— пропорция, количественное соотношение; размер), and very shapely (и очень хорошо сложен; shape— форма, очертание; спортивная форма /физическое состояние организма/; shapely— хорошо сложенный, стройный). In that light, too, his skin looked scarcely more than dark (и при том свете/освещении, к тому же, его кожа едва ли выглядела чуть более темной, чем просто смуглая /кожа/; dark— темный; смуглый, темный /о лице, волосах/), except here and there where deep, black scars marked old assegai wounds (за исключением того, что то тут, то там были /видны/ глубокие черные шрамы, указывавшие на старые раны от дротиков; assegai= assegai— ассагай, дротик /у африканских племен/).


Sir Henry told me to ask him to stand up. Umbopa did so, at the same time slipping off the long military great-coat he wore, and revealing himself naked except for the moocha round his centre and a necklace of lions' claws. He certainly was a magnificent-looking man; I never saw a finer native. Standing about six foot three high, he was broad in proportion, and very shapely. In that light, too, his skin looked scarcely more than dark, except here and there where deep, black scars marked old assegai wounds.


Sir Henry walked up to him and looked into his proud, handsome face (сэр Генри подошел к нему и взглянул в его гордое красивое лицо).

"They make a good pair, don't they (они составляют прекрасную пару, не так ли)?" said Good; "one as big as the other (они же одного роста: «один настолько же большой, как и второй»; big— большой, крупный; высокий)."

"I like your looks, Mr. Umbopa (мне нравится, как вы выглядите, мистер Амбопа; look— взгляд; внешность, наружность, облик), and I will take you as my servant (и я возьму вас к себе слугой)," said Sir Henry in English (сказал сэр Генри по-английски).

Umbopa evidently understood for he answered in Zulu (Амбопа, очевидно, понял /его/, потому что он ответил по-зулусски), "It is well (хорошо)"; and then, with a glance at the white man's great stature and breadth (а затем /добавил/, взглянув на могучее телосложение белого мужчины; glance— /быстрый, короткий/ взгляд; stature— рост; телосложение, стан; breadth— ширина), "we are men, you and I (мы /настоящие/ мужчины, ты и я)."


Sir Henry walked up to him and looked into his proud, handsome face.

"They make a good pair, don't they?" said Good; "one as big as the other."

"I like your looks, Mr. Umbopa, and I will take you as my servant," said Sir Henry in English.



[1] East London —Ист-Лондон, город и порт на берегу Индийского океана, в устье р. Баффало, в Капской провинции.

[2] Guy's Hospital — крупный госпиталь в юго-восточной части Лондона. Основан в 1721 г. сэром Томасом Гаем (1644 — 1724), издателем и книготорговцем. Является клиникой при следующих медицинских высших учебных заведениях: King's College London Schools of Medicine and Dentistry at Guy's, King's College and St Thomas's Hospitals.

[3] Sikukuni — педи, /тж. бапеди, северный басуто/, народ в Южной Африке /Трансвааль/, больше известен как "народ сикукуни".


[4] griqua — гриква, метисы от браков европейцев с представителями африканских племен, преимущественно жителями Ботсваны, иногда бушменами.


[5] Afrikaner = Afrikander; африканер, африкандер (самоназвание жителей Южно-Африканской Республики нидерландского происхождения), бур.

[6] semi-hollow bullet — разрывная пуля с крестообразным надрезом или полостью в головной части.


[7] Hottentot — готтентот, /самоназвание — койкоин, т.е. настоящие люди/, народ, живущий в центральных и южных районах Намибии и в ЮАР. Говорят на готтентотских языках; многие знают африкаанс.


[8] Isandhlwana — Исандлвана, холм в провинции Квазулу-Наталь в Южной Африке. 22 января 1879 г. ок. 22 тысяч зулусских воинов под предводительством Кечеайо разгромили ок. 1350 британских воинов и воевавших на их стороне местных воинов; это единственное крупнейшее поражение британских войск во время англо-зулусских войн.


[9] Лорд Челмсфорд (1827 — 1905) — английский генерал; в январе 1879 вошел с войсками в Зулуленд. В битве при Исандлване потерпел поражение, в результате чего был освобожден от командования. Покинул Африку в июле 1879 года.


[10] Chaka (тж. Shaka, Tshaka, Tchaka; 1787 — 1828) — самый влиятельный вождь Зулусской империи.

[11] Cetywayo (тж. Ketchwayo; 1826 — 1884) — Кечеайо, был королем племени зулу с 1872 по 1879; сводный брат Чаки.



Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.