«Ostriches don’t like cats for their stuff buried in a sand.» - Страусы не любят кошек за то, что те закапывают свои дела в песок
 Monday [ʹmʌndı] , 19 August [ɔ:ʹgʌst] 2019

Тексты адаптированные по методу чтения Ильи Франка

билингва книги, книги на английском языке

Г. Р. Хаггард "Копи царя Соломона"

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 


The Attack
(Нападение)


Slowly , and without the slightest appearance of haste or excitement , the three columns crept on (медленно, без малейших признаков спешки или волнения, три колонны продолжали приближаться; appearance— появление; видимость) . When within about five hundred yards of us (на расстоянии около пятисот ярдов от нас) , the main or center column halted at the root of a tongue of open plain which ran up in to the hill (главная, или центральная, колонна остановилась у начала узкой полосы земли: «у похожего на язык /участка/ открытой равнины», которая вела вверх, к /нашему/ холму; root— корень; основание; tongue— язык; что-либо, имеющее форму языка; plain— равнина; to run— бежать; простираться, расстилаться, тянуться) , to enable the other two to circumvent our position (чтобы позволить двум другим /колоннам/ окружить наши позиции; to circumvent— обмануть, перехитрить; окружить, захватить хитростью /обычно о животных во время охоты/) , which was shaped more or less in the form of a horseshoe (которые имели форму более или менее похожую на подкову) , the two points being towards the town of Loo (два кончика которой были обращены к городу Лу) , their object being , no doubt , that the threefold assault should be delivered simultaneously (и их целью было, без сомнения, нанесение удара с трех сторон одновременно; threefold— утроенный; тройной; assault— нападение; /воен./ атака, приступ, штурм; to deliver— освобождать, избавлять; наносить /удар, поражение и т.п./) .



Slowly, and without the slightest appearance of haste or excitement, the three columns crept on. When within about five hundred yards of us, the main or center column halted at the root of a tongue of open plain which ran up into the hill, to enable the other two to circumvent our position, which was shaped more or less in the form of a horseshoe, the two points being towards the town of Loo, their object being, no doubt, that the threefold assault should be delivered simultaneously.


"Oh, for a gatling (о, /если бы у нас была/ картечница; gatling — картечница[1])!" groaned Good, as he contemplated the serried phalanxes beneath us (простонал Гуд, рассматривая тесные фаланги /воинов/ внизу; phalanx — /ист./ фаланга/тесно сомкнутое линейное построение тяжелой пехоты в Древней Греции, Македонии и Древнем Риме/). "I would clear the plain in twenty minutes (я бы расчистил эту равнину за двадцать минут).

"We have not got one, so it is no use yearning for it (у нас нет картечницы, и поэтому ни к чему мечтать о ней; use — употребление, использование; польза, толк; to yearn /for/ — томиться, тосковать; жаждать, мечтать); but suppose you try a shot, Quatermain (но, предположим, что вы, Квотермейн, попытаетесь выстрелить); see how near you can go to that tall fellow who appears to be in command (посмотрим, насколько близко вы сможете подойти к тому высокому воину = сможете ли вы попасть в того высокого воина, который, кажется, здесь командует; to go — идти, ходить; охватывать, распространяться, достигать). Two to one you miss him (/ставлю/ два к одному, что вы в него не попадете; to miss— потерпеть неудачу; промахнуться, не достичь цели), and an even sovereign, to be honestly paid if ever we get out of this (и даже целый соверен, который я по-честному выплачу, если мы вообще когда-нибудь выберемся из этого /живыми/, /ставлю на то/; even— плоский, ровный /о местности/; целый, круглый /о числах, суммах/; sovereign— монарх; соверен /золотая монета в один фунт стерлингов/; to get out of smth. — вылезать, выбираться откуда-либо), that you don't drop the ball within ten yards (что пуля не долетит /до него/ ярдов десять: «что вы не нанесете удар своей пулей в пределах десяти ярдов /от него/»; to drop— капать, стекать каплями; сбить, сразить /ударом, пулей/; ball— шар, клубок; ядро, пуля)."


"Oh, for a gatling!" groaned Good, as he contemplated the serried phalanxes beneath us. "I would clear the plain in twenty minutes.

"We have not got one, so it is no use yearning for it; but suppose you try a shot, Quatermain; see how near you can go to that tall fellow who appears to be in command. Two to one you miss him, and an even sovereign, to be honestly paid if ever we get out of this, that you don't drop the ball within ten yards."


This piqued me (это /заявление/ меня задело; pique — натянутость отношений, враждебность; уколотая гордость, уязвленное самолюбие; to pique — уязвлять, задевать/самолюбие, гордость и т.п./), so, loading the express with solid ball (поэтому, зарядив свою винтовку "экспресс" обычной пулей; solid — твердый; сплошной, цельный), I waited till my friend walked some ten yards out from his force (я подождал, пока тот воин: «мой друг» не отошел ярдов на десять от своего отряда; force — сила; вооруженная группа людей), in order to get a better view of our position (для того, чтобы иметь лучший вид на наши позиции = чтобы получше разглядеть наши позиции), accompanied only by an orderly (в сопровождении только ординарца), and then lying down and resting the express upon a rock, I covered him (и затем, улегшись на землю и положив винтовку на скалу, я прицелился в него; to rest — отдыхать, лежать; класть/на что-либо/; to cover — накрывать, закрывать; держать под прицелом). The rifle, like all expresses, was only sighted to three hundred and fifty yards (у /моей/ винтовки, как и у всех "экспрессов" прицельная дальность составляла только триста пятьдесят ярдов; sight — зрение; прицел; to sight — заметить, высмотреть; нацеливать, наводить оружие), so, to allow for the drop in trajectory (поэтому, приняв во внимание падение траектории; to allow for — предусматривать, учитывать, принимать во внимание; drop — капля; падение, понижение), took him half-way down the neck (я прицелился ему в горло: «где-то посередине шеи»; half-way — на полпути; наполовину, отчасти; down — вниз), which ought, I calculated, to find him in the chest (что, как я подсчитал, должно было /привести к тому, что пуля/ попала бы ему в грудь; to find — находить, встречать; попадать в цель, доставать).


This piqued me, so, loading the express with solid ball, I waited till my friend walked some ten yards out from his force, in order to get a better view of our position, accompanied only by an orderly, and then lying down and resting the express upon a rock, I covered him. The rifle, like all expresses, was only sighted to three hundred and fifty yards, so, to allow for the drop in trajectory, took him half—way down the neck, which ought, I calculated, to find him in the chest.


He stood quite still and gave me every opportunity (он стоял совершенно неподвижно и предоставлял мне такую возможность), but whether it was the excitement or the wind (но или из-за волнения, или из-за ветра), or the fact of the man being a long shot (или из-за того /факта/, что этот воин стоял очень далеко; long — длинный; далекий; shot — выстрел; дальность/выстрела/), I don't know (я не знаю), but this was what happened (но вот что произошло).

Getting dead on, as I thought, a fine sight, I pressed (прицелившись, как мне показалось, совершенно точно, я нажал /на курок/; dead — /эмоц.-усил./ до смерти, крайне; точно, ровно; fine — тонкий, утонченный; хороший, прекрасный), and when the puff of smoke had cleared away (но, когда облачко дыма развеялось; puff — дуновение, порыв/ветра/; облако/дыма, пара и т.п./) I, to my disgust, saw my man standing unharmed (я, с раздражением увидел, что мой воин стоит, /целый и/ невредимый; disgust — отвращение, омерзение; досада, раздражение), while his orderly, who was at least three paces to the left (а его ординарец, который стоял, по меньшей мере, в трех шагах слева /от него/), was stretched upon the ground, apparently dead (распростерся по земле, по-видимому, мертвый = убитый). Turning swiftly, the officer I had aimed at began to run towards his force, in evident alarm (поспешно повернувшись, командир /отряда/, в которого я целился, побежал: «начал бежать» в направлении своего отряда, в очевидном смятении; aim — намерение, цель; мишень; to aim — домогаться, стремиться; целиться, прицеливаться; alarm — боевая тревога, сигнал тревоги; смятение, страх).

"Bravo, Quatermain (браво, Квотермейн)!" sang out Good (закричал Гуд); "you've frightened him (вы его напугали)."


He stood quite still and gave me every opportunity, but whether it was the excitement or the wind, or the fact of the man being a long shot, I don't know, but this was what happened.

Getting dead on, as I thought, a fine sight, I pressed, and when the puff of smoke had cleared away I, to my disgust, saw my man standing unharmed, while his orderly, who was at least three paces to the left, was stretched upon the ground, apparently dead. Turning swiftly, the officer I had aimed at began to run towards his force, in evident alarm.

"Bravo, Quatermain!" sang out Good; "you've frightened him."


This made me very angry (это меня сильно разозлило), for if possible to avoid it, I hate to miss in public (потому что, если возможно этого избежать, я стараюсь не мазать: «мне очень не нравится мазать» на публике; to hate— ненавидеть; сожалеть, очень не хотеть; public— публика, общественность; in public— открыто, публично, на людях). When one can only do one thing well (если умеешь отлично делать что-нибудь одно), one likes to keep up one's reputation in that thing (то хочется поддерживать свою репутацию в этом вопросе). Moved quite out of myself at my failure, I did a rash thing (совершенно выведенный из себя этим своим промахом, я совершил опрометчивый поступок; to move— двигать, передвигать; быть движимым, испытывать внутреннее побуждение; failure— неспособность, несостоятельность; неудавшееся дело, неудача, провал). Rapidly covering the general as he ran (поспешно прицелившись в бегущего полководца: «пока он бежал»; rapid— быстрый, скорый), I let drive with the second barrel (я выстрелил из второго ствола; to let drive/at smb. with smth./ — ударить, стукнуть кого-либо чем-либо). The poor man threw up his arms and fell forward on his face (бедняга взмахнул руками и упал ничком /на землю/: «упал вперед на свое лицо»; to throw up— подбрасывать, вскидывать; to throw up one's arms— вскидывать руки). This time I had made no mistake (на этот раз я не промахнулся: «не допустил ошибки»); and (и) — I say it as a proof of how little we think of others (я говорю об этом в качестве подтверждения того, как мало мы думаем о других) when our own pride or reputation are in question (когда дело касается нашей собственной гордости или репутации;question— вопрос; проблема, дело) — I was brute enough to feel delighted at the sight (я был достаточно жесток, чтобы почувствовать восторг от этого зрелища; brute— грубый, животный; бесчеловечный, жестокий).


This made me very angry, for if possible to avoid it, I hate to miss in public. When one can only do one thing well, one likes to keep up one's reputation in that thing. Moved quite out of myself at my failure, I did a rash thing. Rapidly covering the general as he ran, I let drive with the second barrel. The poor man threw up his arms and fell forward on his face. This time I had made no mistake; and — I say it as a proof of how little we think of others when our own pride or reputation are in question — I was brute enough to feel delighted at the sight.


The regiments who had seen the feat cheered wildly at this exhibition of the white man's magic (/наши/ полки, видевшие этот подвиг, бурно приветствовали эту демонстрацию магических сил белого человека; to cheer — создавать хорошее настроение, веселить; приветствовать громкими возгласами; wild — дикий/о животных/; бурный, необузданный), which they took as an omen of success (которую они восприняли как предзнаменование успеха; to take as — воспринимать, считать), while the force to which the general had belonged (в то время как отряд, к которому принадлежал военачальник; to belong to — быть собственностью кого-либо; быть членом/группы, нации и т.п./) — which, indeed, as we afterwards ascertained, he had commanded (которым, на самом деле, как мы в последствии выяснили, он командовал) — began to fall back in confusion (начал в беспорядке отступать; to fall back — падать назад; отступать). Sir Henry and Good now took up their rifles and began to fire (теперь уже сэр Генри и Гуд схватили свои винтовки и начали стрелять), the latter industriously "browning" the dense mass before him with a Winchester repeater (Гуд: «последний из двух» /особенно/ усердно "косил" плотную массу /стоявших перед ним воинов/ магазинным винчестером; browning — браунинг, пистолет Браунинга[2]), and I also had another shot or two (и я тоже сделал пару выстрелов: «я тоже сделал другой выстрел или два»), with the result that, so far as we could judge (в результате, насколько мы могли судить; to judge — судить, выносить приговор; считать, полагать), we put some eight or ten men hors de combat before they got out of range (мы смогли вывести из строя от восьми до десяти человек, прежде чем они успели выбежать за пределы досягаемости /наших винтовок/; hors de combat — /фр./ вышедший из строя или игры; range — ряд, линия; ради усдействия, досягаемость).


The regiments who had seen the feat cheered wildly at this exhibition of the white man's magic, which they took as an omen of success, while the force to which the general had belonged — which, indeed, as we afterwards ascertained, he had commanded — began to fall back in confusion. Sir Henry and Good now took up their rifles and began to fire, the latter industriously "browning" the dense mass before him with a Winchester repeater, and I also had another shot or two, with the result that, so far as we could judge, we put some eight or ten men hors de combat before they got out of range.


Just as we stopped firing (как только мы перестали стрелять) there came an ominous roar from our far right (раздался угрожающий рев /откуда-то/ издалека, справа от нас; ominous — предсказывающий, предвещающий; грозный, зловещий, угрожающий), then a similar roar from our left (а затем такой же рев слева /от нас/). The two other divisions were engaging us (две другие дивизии наступали на нас; division— деление, разделение; /воен./ дивизия; to engage— подвергаться риску, затрагиваться; /воен./ вступать в бой, начинать поединок).

At the sound the mass of men before us opened out a little (при этих звуках вся масса воинов, стоявшая перед нами, немного разомкнулась; to open— открывать; раздвигаться, размыкаться), and came on towards the hill up the spit of bare grass-land at a slow trot (и двинулась медленной рысцой в направлении холма, вверх по длинному открытому зеленому участку; spit— вертел, шампур; длинная отмель, намывная коса; bare— голый, обнаженный; непокрытый, пустой; grass-land— пастбище, луг), singing a deep throated song as they advanced (напевая при этом низкую горловую песню /пока они приближались/; deep— глубокий; низкий /о звуке/; throat— горло, гортань; to throat— издавать гортанные звуки). We kept up a steady fire from our rifles as they came (мы продолжали непрерывно стрелять из винтовок, пока они подходили), Ignosi joining in occasionally (Игнози присоединялся /к нам/ время от времени), and accounted for several men (и подстрелил несколько человек; to account for— давать отчет, объяснять; нести ответственность, отвечать; /разг./ убить, уничтожить), but of course produced no more effect upon that mighty rush of armed humanity (но, конечно же, /мы/ произвели не больший эффект на эту могучую лавину вооруженных людей; rush— стремительное движение, бросок, напор; прилив, приток /крови и т.п./, волна /возмущения и т.п./) than he who throws pebbles does on the advancing wave (чем человек, бросающий гальку в набегающую волну).


Just as we stopped firing there came an ominous roar from our far right, then a similar roar from our left. The two other divisions were engaging us.

At the sound the mass of men before us opened out a little, and came on towards the hill up the spit of bare grass-land at a slow trot, singing a deep throated song as they advanced. We kept up a steady fire from our rifles as they came, Ignosi joining in occasionally, and accounted for several men, but of course produced no more effect upon that mighty rush of armed humanity than he who throws pebbles does on the advancing wave.


On they came, with a shout and the clashing of spears (они приближались, с криками и бряцанием копий); now they were driving in the outposts we had placed among the rocks at the foot of the hill (вскоре они уже теснили /наши/ сторожевые посты, выставленные среди скал у подножия холма;to drive — гнать; to drive in — загонять). After that the advance was a little slower (после чего продвижение немного замедлилось), for though as yet we had offered no serious opposition (потому что, хотя мы еще не оказали серьезного сопротивления; to offer — предлагать, делать предложение; пытаться, пробовать), the attacking force had to come up hill (нападающим отрядам приходилось взбираться на холм), and came slowly to save their breath (поэтому они приближались медленно, чтобы не сбить: «сохранить» дыхание). Our first line of defence was about half-way up the side (наша первая линия обороны располагалась посередине склона: «на полпути /между подножием и вершиной/ склона»; defence — защита; оборона), our second fifty yards farther back (наша вторая /линия/ располагалась на пятьдесят ярдов выше: «дальше»; back — задний; отдаленный, дальний), while our third occupied the edge of the plain (в то время как наша третья /линия/ занимала самый край равнины = плато).

On they came, shouting their war-cry (они наступали, выкрикивая свой боевой клич):

Twala! Twala! Chiele! Chiele! (Twala! Twala! Smite (бей; to smite — ударять, бить)! smite!).

"Ignosi! Ignosi! Chiele! Chiele!" answered our people (отвечали наши воины).


On they came, with a shout and the clashing of spears; now they were driving in the outposts we had placed among the rocks at the foot of the hill. After that the advance was a little slower, for though as yet we had offered no serious opposition, the attacking force had to come up hill, and came slowly to save their breath. Our first line of defence was about half-way up the side, our second fifty yards farther back, while our third occupied the edge of the plain.

On they came, shouting their war-cry:

Twala! Twala! Chiele! Chiele! (Twala! Twala! Smite! smite!).

"Ignosi! Ignosi! Chiele! Chiele!" answered our people.


They were quite close now (теперь они были довольно близко), and the tollas, or throwing knives, began to flash backward and forward (и толлы, или метательные ножи, начали мелькать /в воздухе/ взад и вперед), and now with an awful yell the battle closed in (и вскоре, с ужасным пронзительным воплем, войска сошлись /в бою/; battle — битва, сражение; /арх./ войско, армия; to close in — наступать, опускаться; /воен./ сближаться).

To and fro swayed the mass of struggling warriors (масса сражающихся воинов вела бой с переменным успехом; to sway — качаться, колебаться; to sway to and fro — качаться из стороны в сторону; /воен./ вестись с переменным успехом/о бое/), men falling thick as leaves in an autumn wind (воины падали в большом количестве, словно листья на осеннем ветру; to fall — падать; погибать/в результате насилия, на поле битвы, из-за болезни и т.п./; thick — толстый; толстым слоем; в большом количестве, числе); but before long the superior weight of the attacking force began to tell (но уже вскоре начали сказываться превосходящие силы атакующих; weight — вес, масса; перевес, преимущество; to tell — говорить, сказать; сказываться), and our first line of defence was slowly pressed back (и наша первая линия обороны стала медленно отступать; to press back — отбрасывать, оттеснять), till it merged into the second (пока не соединилась со второй /линией обороны/; to merge — погружаться/в деятельность, среду и т.п./; сливаться, соединяться). Here the struggle was very fierce (здесь сражение было неистовым), but again our people were driven back and up (но вновь наши воины были отброшены дальше вверх /по склону/), till at length, within twenty minutes of the commencement of the fight, our third line came into action (пока, наконец, через двадцать минут после начала битвы, наша третья линия обороны не вступила в бой; action — действие; /воен./ бой, сражение).


They were quite close now, and the tollas, or throwing knives, began to flash backward and forward, and now with an awful yell the battle closed in.

To and fro swayed the mass of struggling warriors, men falling thick as leaves in an autumn wind; but before long the superior weight of the attacking force began to tell, and our first line of defence was slowly pressed back, till it merged into the second. Here the struggle was very fierce, but again our people were driven back and up, till at length, within twenty minutes of the commencement of the fight, our third line came into action.


But by this time the assailants were much exhausted (но к этому времени нападавшие были значительно изнурены; assailant — противник, нападающая сторона), and had, besides, lost many men killed and wounded (и, кроме того, потеряли много убитыми и ранеными), and to break through that third impenetrable hedge of spears proved beyond their powers (и пробиться сквозь эту третью непробиваемую преграду из копий оказалось им не по силам; to penetrate — проникать внутрь, проходить сквозь; прорываться, продираться; to prove — доказывать; оказываться, показывать на практике). For a while the dense mass of struggling warriors swung backward and forward (некоторое время плотная масса сражающихся воинов то откатывалась назад, то подавалась вперед; to swing — качаться, колебаться; ходить, двигаться туда-сюда) in the fierce ebb and flow of battle (в жестоком отливе и приливе битвы; ebb — отлив/морской/; flow — течение, движение; прилив/морской/), and the issue was doubtful (и исход /битвы/ был под сомнением; issue — исход, выход, вытекание; исход, результат/чего-либо/). Sir Henry watched the desperate struggle with a kindling eye (сэр Генри наблюдал за отчаянной битвой горящими глазами; to kindle — зажигать, разжигать/пламя, костерит. д./; зажечься, вспыхнуть), and then without a word he rushed off (и затем, не сказав ни слова, он бросился вперед), followed by Good (за нем последовал Гуд), and flung himself into the hottest of the fray (и ринулся в самое пекло боя; hot — горячий, жаркий; опасный, рискованный/о месте, ситуации и т.п./). As for myself, I stopped where I was (что же касается меня самого, я остался на месте: «где был»).


But by this time the assailants were much exhausted, and had, besides, lost many men killed and wounded, and to break through that third impenetrable hedge of spears proved beyond their powers. For a while the dense mass of struggling warriors swung backward and forward in the fierce ebb and flow of battle, and the issue was doubtful. Sir Henry watched the desperate struggle with a kindling eye, and then without a word he rushed off, followed by Good, and flung himself into the hottest of the fray. As for myself, I stopped where I was.


The soldiers caught sight of his tall form as he plunged into the battle (воины заметили его высокую фигуру, когда он ринулся в бой; to plunge — нырять; бросаться), and there rose a cry of (и поднялся клич; to rise — восходить; возникать, появляться)

"Nanzig Incubu!" (Here is the Elephant (здесь = снами Слон)!) "Chiele! Chiele!

From that moment the issue was no longer in doubt (с этого момента исход /сражения/ больше не вызывал сомнений). Inch by inch, fighting with desperate gallantry, the attacking force was pressed back down the hillside (дюйм за дюймом, сражавшиеся с отчаянной доблестью нападавшие отряды были оттеснены вниз по холму; inch by inch — мало-помалу, понемногу), till at last it retreated upon its reserves in something like confusion (пока, наконец, они не отступили /и не соединились/ в некотором замешательстве со своими резервами; to retreat — отходить, отступать).


The soldiers caught sight of his tall form as he plunged into the battle, and there rose a cry of —

"Nanzig Incubu!" (Here is the Elephant!) "Chiele! Chiele!

From that moment the issue was no longer in doubt. Inch by inch, fighting with desperate gallantry, the attacking force was pressed back down the hillside, till at last it retreated upon its reserves in something like confusion.


At that moment, too, a messenger arrived to say that the left attack had been repulsed (и в это мгновение, к тому же, прибыл гонец, чтобы сообщить, что атака на левом /фланге/ также была отражена; to repulse — отражать, отбивать), and I was just beginning to congratulate myself that the affair was over for the present (и я уже начал поздравлять себя с тем, что бой на данное время закончился; affair — дело; /воен./ стычка, бой), when, to our horror, we perceived our men who had been engaged in the right defence being driven towards us across the plain (когда, к нашему ужасу, мы увидели, что наши воины, занятые обороной правого /фланга/ = оборонявшие правый фланг, бегут к нам по плато: «через равнину»; to drive — гнать, преследовать), followed by swarms of the enemy, who had evidently succeeded at this point (преследуемые тучами врагов, которые, очевидно, победили на этом фланге: «в этом месте»; to follow — следовать, идти за; преследовать, гнаться; swarm — рой; куча, масса).

Ignosi, who was standing by me, took in the situation at a glance (Игнози, стоявший рядом со мной, понял ситуацию с одного взгляда; to take in — принимать/гостя/; понять, разобраться), and issued a rapid order (и тут же отдал быстрый приказ; to issue — вытекать, выходить; /воен./ отдавать приказы; order — порядок, последовательность; приказ, распоряжение). Instantly the reserve regiment round us (the Grays) extended itself (немедленно резервный полк, стоявший вокруг нас (те самые Серые) рассыпался цепью; to extend — протягивать, вытягивать; /воен./ размыкаться, рассыпаться цепью).


At that moment, too, a messenger arrived to say that the left attack had been repulsed, and I was just beginning to congratulate myself that the affair was over for the present, when, to our horror, we perceived our men who had been engaged in the right defence being driven towards us across the plain, followed by swarms of the enemy, who had evidently succeeded at this point.

Ignosi, who was standing by me, took in the situation at a glance, and issued a rapid order. Instantly the reserve regiment round us (the Grays) extended itself.


Again Ignosi gave a word of command (вновь Игнози отдал приказ), which was taken up and repeated by the captains (который подхватили и повторили военачальники; to take up — поднимать; принять, подхватить), and in another second, to my intense disgust, I found myself involved in a furious onslaught upon the advancing foe (и уже в следующую секунду, к величайшей моей досаде, я оказался втянутым в яростную стремительную атаку на наступавшего врага; disgust — отвращение; досада, раздражение). Getting as much as I could behind Ignosi's huge frame (прячась, насколько возможно, за огромную фигуру Игнози; behind — сзади, позади), I made the best of a bad job (я /старался/ мужественно переносить невзгоды; bad job — безнадежное дело, неудача; to make the best of a bad job — мужественно переносить невзгоды: «сделать самое лучшее из плохого положения»), and toddled along to be killed, as though I liked it (и несся вместе со всеми, будто хотел, чтобы меня убили: «чтобы быть убитым, словно мне это нравилось»; to toddle — ковылять, учиться ходить; уходить, уезжать). In a minute or two — the time seemed all too short to me (через минуту или две — время, как мне казалось, неслось слишком быстро; short — короткий, недлинный; краткий, длящийся недолго) — we were plunging through the flying groups of our men (мы уже врезaлись в убегающие /от врага/ отряды наших воинов; to fly — летать, пролетать; улепетывать, удирать), who at once began to re-form behind us (которые тут же начали перестраиваться позади нас; to re-form — заново формировать; восстанавливать боевой порядок), and then I am sure I do not know what happened (а затем я совершенно не знаю, что произошло).


Again Ignosi gave a word of command, which was taken up and repeated by the captains, and in another second, to my intense disgust, I found myself involved in a furious onslaught upon the advancing foe. Getting as much as I could behind Ignosi's huge frame, I made the best of a bad job, and toddled along to be killed, as though I liked it. In a minute or two — the time seemed all too short to me — we were plunging through the flying groups of our men, who at once began to re—form behind us, and then I am sure I do not know what happened.


All I can remember is a dreadful rolling noise of the meeting of shields (все, что я запомнил, так это ужасный раскатывающийся = оглушающий шум сталкивающихся щитов; rolling — вращающийся, крутящийся; с трелью, с переливами; to meet — встречать; соприкасаться, входить в контакт/о предметах/), and the sudden apparition of a huge ruffian (и внезапное появление какого-то огромного головореза; apparition — видение, призрак; явление, появление/чего-либо необычного, неожиданного/), whose eyes seemed literally to be starting out of his head (чьи глаза буквально вылезали из орбит: «из его головы»), making straight at me with a bloody spear (который несся прямо на меня с окровавленным копьем; to make at smb. — атаковать, наброситься). But — I say it with pride — I rose to the occasion (но я, говорю об этом с гордостью, оказался на высоте положения; occasion — случай; to rise to the occasion — быть на высоте положения). It was an occasion before which most people would have collapsed once and for all (это было такое положение, в котором большинство людей окончательно упали бы духом; to collapse — сильно ослабеть, свалиться/от болезни, слабости, перенапряжения и т.п./; упасть духом; once and for all — раз и навсегда). Seeing that if I stood where I was I must be done for (видя, что если я останусь стоять на том же месте, я обязательно погибну; to do for — заботиться, присматривать; губить, уничтожать, убивать), I — as the horrid apparition came, flung myself down in front of him (я, как только это чудовище появилось, бросился наземь перед ним) — so cleverly that, being unable to stop himself, he took a header right over my prostrate form (да так ловко, что тот, не сумев остановиться, шлепнулся головой вниз, /споткнувшись/ о мое распростертое тело; clever — сообразительный, хитрый; проворный, ловкий; header — прыжок в воду/со входом головой/; /разг./ падение вниз головой).


All I can remember is a dreadful rolling noise of the meeting of shields, and the sudden apparition of a huge ruffian, whose eyes seemed literally to be starting out of his head, making straight at me with a bloody spear. But — I say it with pride — I rose to the occasion. It was an occasion before which most people would have collapsed once and for all. Seeing that if I stood where I was I must be done for, I — as the horrid apparition came, flung myself down in front of him — so cleverly that, being unable to stop himself, he took a header right over my prostrate form.


Before he could rise again (прежде чем он снова смог подняться) I had risen and settled the matter from behind with my revolver (я сам вскочил /на ноги/ и уладил дело, /выстрелив ему в спину из/ револьвера; to settle — поселиться, водвориться; решать, определять; to settle the matter — уладить вопрос; from behind — из-за, сзади).

Shortly after this somebody knocked me down (вскоре после этого кто-то сбил меня с ног; to knock — ударять, бить; to knock down — сбить с ног), and I remember no more of the charge (и я уже больше ничего не помню об этой атаке).

When I came to I found myself back at the koppie (когда я пришел в сознание, я обнаружил, что я вновь нахожусь у того самого холмика; to come to — приходить, прибывать/в какое-либо место/; прийти в себя, очнуться), with Good bending over me with some water in a gourd (и Гуд склонился надо мной, /держа/ немного воды в /сосуде/ из тыквы).

"How do you feel, old fellow (как вы себя чувствуете, старина; to feel— трогать, щупать; быть в каком-либо состоянии, чувствовать себя)?" he asked, anxiously (с беспокойством спросил он).

I got up and shook myself before answering (я приподнялся и отряхнулся, прежде чем ответить).

"Pretty well, thank you (вполне прилично, благодарю вас)," I answered.


Before he could rise again I had risen and settled the matter from behind with my revolver.

Shortly after this somebody knocked me down, and I remember no more of the charge.

When I came to I found myself back at the koppie, with Good bending over me with some water in a gourd.

"How do you feel, old fellow?" he asked, anxiously.

I got up and shook myself before answering.

"Pretty well, thank you," I answered.


"Thank Heaven (слава Богу)! when I saw them carry you in I felt quite sick (когда я увидел, что вас несут, мне стало плохо; sick — больной, болезненный; испытывающий недомогание); I thought you were done for (я подумал, что вы погибли)."

"Not this time, my boy (не в этот раз, дружище; boy— мальчик; my boy— дружище). I fancy I only got a rap on the head (полагаю, что я только получил легкий удар по голове; to fancy— воображать, представлять себе; предполагать /обычно, подразумевается отсутствие у говорящего точных сведений/; rap— легкий удар), which knocked me out of time (от которого я выключился на время; to knock out— выбивать, выколачивать; усыпить, привести в бесчувствие). How has it ended (как все закончилось)?"

"They are repulsed at every point for the time (пока они отбиты с каждой стороны = со всех сторон; for the time— в данное время, на данный момент). The loss is dreadfully heavy (потери чрезвычайно тяжелые; dread— ужас, благоговейный страх; dreadful— страшный, ужасный; чрезвычайно, невероятно; heavy— тяжелый, тяжеловесный; тяжелый, тягостный); we have lost quite two thousand killed and wounded (мы потеряли целых две тысячи убитыми и раненными), and they must have lost three (а они, должно быть, потеряли три /тысячи/). Look, there's a sight (взгляните, вот так зрелище)!" and he pointed to long lines of men advancing by fours (и он указал на длинные ряды воинов, приближавшихся /к нам строем/ по четыре).


"Thank Heaven! when I saw them carry you in I felt quite sick; I thought you were done for."

"Not this time, my boy. I fancy I only got a rap on the head, which knocked me out of time. How has it ended?"

"They are repulsed at every point for the time. The loss is dreadfully heavy; we have lost quite two thousand killed and wounded, and they must have lost three. Look, there's a sight!" and he pointed to long lines of men advancing by fours.


In the center of, and being borne by, each group of four was a kind of hide tray (в центре каждой группы из четырех воинов находились своего рода носилки из шкур, которые они несли; tray — поднос), of which a Kukuana force always carried a quantity (каждый: «любой» отряд кукуанских /воинов/ всегда носил с собой такие /носилки/ в /достаточном/ количестве), with a loop for a handle at each corner (/у которых/ на каждом углу была петля, /которая использовалась/ в качестве ручки). On these trays — and their number seemed endless — lay wounded men (на этих носилках, а их количество казалось бесконечным, лежали раненые воины), who as they arrived were hastily examined by the medicine-men (которых, по прибытии /в лагерь/, быстро осматривали знахари/лекари), of whom ten were attached to each regiment (которых по десять человек было прикреплено к каждому полку; to attach — прикреплять/клеем и т.п./; прикомандировывать). If the wound was not of a fatal character (если рана не носила смертельного характера = не была смертельной; fatal — неминуемый, неизбежный; смертельный, летальный), the sufferer was taken away and attended to as carefully as circumstances would allow (то раненого уносили и ухаживали за ним настолько тщательно, насколько позволяли обстоятельства; sufferer — страдалец; пострадавший; to attend — уделять внимание, быть внимательным; ходить, ухаживать/за больным/).


In the centre of, and being borne by, each group of four was a kind of hide tray, of which a Kukuana force always carried a quantity, with a loop for a handle at each corner. On these trays — and their number seemed endless — lay wounded men, who as they arrived were hastily examined by the medicine-men, of whom ten were attached to each regiment. If the wound was not of a fatal character, the sufferer was taken away and attended to as carefully as circumstances would allow.


But if, on the other hand, the wounded man's condition was hopeless (но если, с другой стороны, состояние раненого было безнадежным; condition — условие; состояние, положение), what followed was very dreadful (то, что происходило дальше, было чрезвычайно ужасным), though doubtless it was the truest mercy (хотя, несомненно, было истинным милосердием). One of the doctors, under pretence of carrying out an examination (один из лекарей, под предлогом проведения осмотра; to carry out — производить, выполнять), swiftly opened an artery with a sharp knife (быстро вскрывал артерию острым ножом), and in a minute or two the sufferer expired painlessly (и через минуту или две раненый безболезненно умирал; to expire — выдыхать, делать выдох; испустить последний вздох, скончаться). There were many cases that day in which this was done (во многих случаях в тот день это было осуществлено = таких случаев в этот день было много). In fact, it was done in most cases when the wound was in the body (на самом деле, это делалось в большинстве случаев, когда рана была /нанесена/ в туловище; body— тело; туловище /главная, основная часть человека или животного/), for the gash made by the entry of the enormously broad spears used by the Kukuanas (потому что глубокие раны, наносимые чрезвычайно широкими копьями, которыми пользовались кукуаны; entry— вход, въезд) generally rendered recovery hopeless (обычно делали выздоровление невозможным; torender— воздавать, платить; приводить в какое-либо состояние; hope— надежда; hopeless— безнадежный; невозможный, невыполнимый). In most cases the sufferers were already unconscious (в большинстве случаев раненые были уже без сознания), and in others the fatal "nick" of the artery was done so swiftly and painlessly (а в других /случаях/ смертельный "надрез" артерии выполнялся настолько быстро и безболезненно; nick— зарубка, засечка; надрез, прорез) that they did not seem to notice it (что они, казалось, и не замечали его).


But if, on the other hand, the wounded man's condition was hopeless, what followed was very dreadful, though doubtless it was the truest mercy. One of the doctors, under pretence of carrying out an examination, swiftly opened an artery with a sharp knife, and in a minute or two the sufferer expired painlessly. There were many cases that day in which this was done. In fact, it was done in most cases when the wound was in the body, for the gash made by the entry of the enormously broad spears used by the Kukuanas generally rendered recovery hopeless. In most cases the sufferers were already unconscious, and in others the fatal "nick" of the artery was done so swiftly and painlessly that they did not seem to notice it.


Still it was a ghastly sight (все же это было страшное зрелище), and one from which we were glad to escape (такое, которого мы были рады избежать); indeed, I never remember one which affected me more than seeing those gallant soldiers (и действительно, я не припомню ни одного зрелища, которое поразило бы меня более, чем когда /я/ видел этих храбрых воинов) thus put out of pain by the red-handed medicine-men (которых таким вот образом избавляли от боли/страданий окровавленные руки лекарей; to put smb. out of a state — выводить кого-либо из какого-либо состояния, положения), except, indeed, on an occasion when, after an attack, I saw (за исключением, на самом деле, того случая, когда после одного нападения, я видел) a force of Swazis burying their hopelessly wounded alive (как войска /племени/ Свази[3] закапывали своих безнадежно раненых /воинов/ заживо; to bury — хоронить, зарывать в землю).


Still it was a ghastly sight, and one from which we were glad to escape; indeed, I never remember one which affected me more than seeing those gallant soldiers thus put out of pain by the red-handed medicine-men, except, indeed, on an occasion when, after an attack, I saw a force of Swazis burying their hopelessly wounded alive.


Hurrying from this dreadful scene to the farther side of the koppie (поспешив от этого ужасного зрелища на другую /дальнюю/ сторону холмика; hurry — суматоха, суета; спешка, поспешность; to hurry — торопиться, спешить), we found Sir Henry (who still held a bloody battle-axe in his hand), Ignosi, Infadoos (мы обнаружили /там/ сэра Генри (который все еще держал окровавленный боевой топор в своей руке), Игнози, Инфадуса), and one or two of the chiefs in deep consultation (и одного или двух вождей, которые что-то увлеченно обсуждали; deep — глубокий; поглощенный, занятый чем-либо).

"Thank heavens, here you are, Quatermain (слава Богу, вот и вы, Квотермейн)! I can't make out what Ignosi wants to do (я не могу понять, что хочет сделать Игнози; to make out— разобрать, увидеть; понять, разобраться). It seems that, though we have beaten off the attack (кажется, хотя мы и отбили атаку), Twala is now receiving large reinforcements (Твала сейчас собирает огромное подкрепление; to receive— получать; принимать), and is showing a disposition to invest us, with a view of starving us out (и хочет: «выказывает намерение» окружить нас, чтобы уморить нас голодом; to invest— инвестировать, вкладывать деньги; /воен./ окружать, блокировать; view— вид, пейзаж; цель, намерение; to starve— страдать от голода; морить голодом, лишать пищи)."

"That's awkward (это опасно; awkward— неуклюжий, неловкий; опасный, трудный)."

"Yes, especially as Infadoos says that the water supply has given out (да, тем более что Инфадус говорит, что запас воды закончился;supply— снабжение, поставка; припасы, запас; to give out— выделять, издавать; иссякать, кончаться /о запасах, силах и т. п./)."


Hurrying from this dreadful scene to the farther side of the koppie, we found Sir Henry (who still held a bloody battle-axe in his hand), Ignosi, Infadoos, and one or two of the chiefs in deep consultation.

"Thank heavens, here you are, Quatermain! I can't make out what Ignosi wants to do. It seems that, though we have beaten off the attack, Twala is now receiving large reinforcements, and is showing a disposition to invest us, with a view of starving us out."

"That's awkward."

"yes, especially as Infadoos says that the water supply has given out."


"My lord, that is so (мой повелитель, это так)," said Infadoos; "the spring cannot supply the wants of so great a multitude (родник не может обеспечить потребности такого большого количества /людей/; want — недостаток; потребность), and is failing rapidly (и стремительно истощается; to fail — недоставать, не хватать; истощаться, растрачиваться). Before night we shall all be thirsty (до наступления ночи мы все будем страдать от жажды; thirsty— томимый жаждой, испытывающий жажду). Listen, Macumazahn — Thou art wise (послушай, Макумазан, ты мудр; thou art = you are), and hast doubtless seen many wars in the lands from whence thou camest (и, несомненно, видел множество войн в тех землях, откуда ты пришел; hast = have; thou camest = you came) — that is if, indeed, — they make wars in the stars (если, конечно, войны ведутся на звездах). Now tell us, what shall we do (теперь скажи нам, что же нам делать)? Twala has brought up many fresh men to take the place of those who have fallen (Твала привел много новых воинов, на место павших: «воинов, чтобы занять место тех, кто пал»; fresh— свежий; новый). But Twala has learned a lesson (но Твала усвоил урок; to learn— учиться; to learn one's lesson— получить хороший урок); the hawk did not think to find the heron ready (ястреб не думал, что цапля будет готова: «что найдет цаплю готовой»); but our beak has pierced his breast (но наш клюв пронзил его грудь); he will not strike at us again (он не ударит нас снова). We, too, are wounded, and he will wait for us to die (мы тоже ранены, и он просто будет ждать, пока мы умрем); he will wind himself round us like a snake round a buck (он обовьется вокруг нас, подобно змее вокруг добычи; buck— самец животного /особ. оленя или антилопы/), and fight the fight of sit down (и будет выжидать: «будет вести сидячий бой»; fight— бой, битва; sit-down— сидячий; sit-down war — /разг./ позиционная война)."


"My lord, that is so," said Infadoos; "the spring cannot supply the wants of so great a multitude, and is failing rapidly. Before night we shall all be thirsty. Listen, Macumazahn — Thou art wise, and hast doubtless seen many wars in the lands from whence thou camest — that is if, indeed, — they make wars in the stars. Now tell us, what shall we do? Twala has brought up many fresh men to take the place of those who have fallen. But Twala has learned a lesson; the hawk did not think to find the heron ready; but our beak has pierced his breast; he will not strike at us again. We, too, are wounded, and he will wait for us to die; he will wind himself round us like a snake round a buck, and fight the fight of sit down."


"I hear you (я слышу тебя = понимаю)," I said.

"So, Macumazahn, thou seest we have no water here (итак, Макумазан, ты видишь, что у нас здесь нет воды), and but a little food (и совсем немного провизии), and we must choose between these three things (и мы должны сделать выбор из трех вещей) — to languish like a starving lion in his den (зачахнуть, подобно голодающему льву в своем логове), or to strive to break away towards the north (или приложить все усилия, чтобы прорваться на север), or (или)" — and here he rose and pointed towards the dense mass of our foes (и с этими словами он поднялся и указал пальцем по направлению плотной массы наших врагов) — "to launch ourselves straight at Twala's throat (броситься /и вцепиться/ Твале прямо в горло; to launch — бросать с силой, швырять; бросаться).


"I hear you," I said.

"So, Macumazahn, thou seest we have no water here, and but a little food, and we must choose between these three things — to languish like a starving lion in his den, or to strive to break away towards the north, or" — and here he rose and pointed towards the dense mass of our foes — "to launch ourselves straight at Twala's throat.


Incubu, the great warrior — for to-day he fought like a buffalo in a net (Инкубу, великий воин, ведь сегодня он сражался, подобно буйволу, попавшему в западню; net — сеть, невод; западня, капкан, ловушка), and Twala's soldiers went down before his axe like corn before the hail (и воины Твалы падали под /ударами/ его топора, подобно /колосьям/ пшеницы /под ударами/ града; to go down — спускаться, опускаться; умереть; corn — зерно, зернышко/хлебных злаков/; зерновые/пшеница, рожь, ячмень, овес, маис и т.п./; hail — град); with these eyes I saw it (своими собственными: «этими» глазами я видел это) — Incubu says `charge' (Инкубу говорит: "/надо/ нападать"; charge — заряд; /стремительная/ атака, наступление; to charge — заряжать/оружие/; нападать, атаковать); but the Elephant is ever prone to charge (но Слон всегда нападает: «склонен нападать»; prone — склонный/к чему-либо/, подверженный/чему-либо/). Now what says Macumazahn, the wily old fox (а теперь, что скажет Макумазан, хитрый старый лис), who has seen much and loves to bite his enemy from behind (который много повидал и которому нравится кусать своих врагов со спины)? The last word is in Ignosi, the king (последнее слово за Игнози, королем), for it is a king's right to speak of war (потому что это право короля говорить о войне); but let us hear thy voice, O Macumazahn, who watchest by night (но позволь нам услышать и твой голос, о Макумазан, видящий в ночи), and the voice too of him of the transparent eye (и также голос того, у кого прозрачный глаз)."


Incubu, the great warrior — for to-day he fought like a buffalo in a net, and Twala's soldiers went down before his axe like corn before the hail; with these eyes I saw it — Incubu says `charge'; but the Elephant is ever prone to charge. Now what says Macumazahn, the wily old fox, who has seen much and loves to bite his enemy from behind? The last word is in Ignosi, the king, for it is a king's right to speak of war; but let us hear thy voice, O Macumazahn, who watchest by night, and the voice too of him of the transparent eye."


"What sayest thou, Ignosi (что скажешь ты, Игнози)?"' I asked.

"Nay, my father (нет, мой отец)," answered our quondam servant (ответил наш бывший слуга), who now, clad as he was in the full panoply of savage war, looked every inch a warrior king (который сейчас, одетый в полные доспехи /для ведения/ дикарской войны, выглядел настоящим королем-воином: «до последнего дюйма как король-воин»; every inch — вполне, целиком; вылитый; настоящий; panoply — доспехи), "do thou speak (говори ты), and let me, who am but a child in wisdom beside thee, hearken to thy words (и позволь мне, кто всего лишь ребенок в мудрости по сравнению с тобой, выслушать твои слова)."


"What sayest thou, Ignosi?"' I asked.

"Nay, my father," answered our quondam servant, who now, clad as he was in the full panoply of savage war, looked every inch a warrior king, "do thou speak, and let me, who am but a child in wisdom beside thee, hearken to thy words."


I, after taking hasty counsel with Good and Sir Henry, delivered my opinion briefly (я, посовещавшись поспешно с Гудом и сэром Генри, кратко изложил свое мнение; haste — поспешность, торопливость; hasty — быстрый, скорый; поспешный, неосмотрительный/осуждениях, поступках и т.п./; to deliver — освобождать, избавлять; высказываться, произносить) to the effect that, being trapped, our best chance, especially in view of the failure of our water supply, was to initiate an attack upon Twala's forces (в том смысле, что, оказавшись в ловушке, особенно учитывая истощение нашего запаса воды, наилучшим выходом для нас было бы предпринять атаку на войска Твалы; to the effect that — о том, что...; относительно того, что...; trap — капкан, силок; западня, засада; to trap — поймать в ловушку/в капкан/; to initiate — вводить в курс дела, знакомить/с начальными принципами чего-либо/; начать, приступать, положить начало; in view of — ввиду, принимая во внимание), and then I recommended that the attack should be delivered at once (и затем я посоветовал, что нападение необходимо свершить немедленно; to deliver — освобождать, избавлять; наносить/удар, поражение и т.п./), "before our wounds grew stiff (до того, как "наши раны станут негибкими = застареют и лишат нас подвижности"; stiff — тугой, негибкий; окостеневший, одеревенелый)," and also before the sight of Twala's overpowering force caused the hearts of our soldiers "to wax small like fat before a fire" (и, к тому же, до того, как вид превосходящих сил Твалы, заставит сердца наших воинов "уменьшиться, подобно жиру перед огнем = на огне"; to wax — прибывать/о луне/; становиться, приходить в некоторое состояние). Otherwise, I pointed out, some of the captains might change their minds (в противном случае, особенно указал я, некоторые из военачальников могут передумать; to change one’s mind — передумать, изменить решение), and, making peace with Twala, desert to him, or even betray us into his hands (и, помирившись с Твалой, дезертировать к нему, или даже предать нас в его руки).


I, after taking hasty counsel with Good and Sir Henry, delivered my opinion briefly to the effect that, being trapped, our best chance, especially in view of the failure of our water supply, was to initiate an attack upon Twala's forces, and then I recommended that the attack should be delivered at once, "before our wounds grew stiff," and also before the sight of Twala's overpowering force caused the hearts of our soldiers "to wax small like fat before a fire." Otherwise, I pointed out, some of the captains might change their minds, and, making peace with Twala, desert to him, or even betray us into his hands.


This expression of opinion seemed, on the whole, to be favorably received (такое выражение мнения, казалось, в целом, было принято благосклонно); indeed, among the Kukuanas my utterances met with a respect which has never been accorded to them before or since (и в самом деле, среди кукуанов мои высказывания встречались с таким уважением, с которым они не встречались ни до этого, ни после; utterance — произнесение; высказывание, выступление). But the real decision as to our course lay with Ignosi (но настоящее = окончательное решение относительно наших действий должен был принять Игнози; course — курс, направление; линия поведения, образ действия; to lie with — зависить от/чьего-либо решения/), who, since he had been recognized as rightful king (который, с того момента когда он был признан законным королем), could exercise the almost unbounded rights of sovereignty (мог применять почти что неограниченные права верховной власти; bound — граница, предел; bounded — ограниченный; unbounded — неограниченный; абсолютный, безграничный; sovereignty — независимость, суверенитет; верховная власть), including, of course, the final decision on matters of generalship (включая, конечно же, окончательное решение вопросов военного руководства; generalship — генеральский чин, звание генерала; полководческое искусство), and it was to him that all eyes were now turned (и именно на него были обращены все взоры в этот момент).


This expression of opinion seemed, on the whole, to be favorably received; indeed, among the Kukuanas my utterances met with a respect which has never been accorded to them before or since. But the real decision as to our course lay with Ignosi, who, since he had been recognized as rightful king, could exercise the almost unbounded rights of sovereignty, including, of course, the final decision on matters of generalship, and it was to him that all eyes were now turned.


At length, after a pause, during which he appeared to be thinking deeply (наконец, после паузы, на время которой он, казалось, глубоко задумался), he spoke (он сказал):

"Incubu, Macumazahn, and Bougwan, brave white men, and my friends (Инкубу, Макумазан и Бугван, храбрые белые люди и мои друзья); Infadoos, my uncle, and chiefs (Инфадус, мой дядя, и вожди); my heart is fixed (мое сердце /полно/ решимости; to fix — устанавливать, прикреплять; остановиться/начем-либо/, выбрать). I will strike at Twala this day (я нападу на Твалу сегодня же; to strike — ударять, наносить удар; атаковать), and set my fortunes on the blow, ay, and my life (и поставлю на этот удар мою судьбу и мою жизнь; to set — сажать, усаживать; ставить благосостояние, судьбу в зависимость от чего-либо, зависеть); my life and your lives also (мою жизнь, а также и ваши жизни). Listen: thus will I strike (послушайте: вот так я нападу). Ye see how the hill curves round like the half-moon (вы видите, как холм изгибается, подобно полумесяцу; curve — кривая/линия/, дуга; закругление, загиб; to curve — гнуть, изгибаться), and how the plain runs like a green tongue towards us within the curve (и как равнина простирается, подобно зеленому языку = клину по направлению к нам в этом изгибе /холма/)?"

"We see (мы видим это)," I answered.


At length, after a pause, during which he appeared to be thinking deeply, he spoke:

"Incubu, Macumazahn, and Bougwan, brave white men, and my friends; Infadoos, my uncle, and chiefs; my heart is fixed. I will strike at Twala this day, and set my fortunes on the blow, ay, and my life; my life and your lives also. Listen: thus will I strike. Ye see how the hill curves round like the half-moon, and how the plain runs like a green tongue towards us within the curve?"

"We see," I answered.


"Good; it is now midday (хорошо; сейчас полдень), and the men eat and rest after the toil of battle (и воины едят и отдыхают после тяжелых трудов битвы). When the sun has turned and travelled a little way towards the dark (когда же солнце повернется и начнет путь: «пройдет небольшой путь по направлению» к закату: «к тьме»; dark — темнота, тьма; вечер, ночь, сумерки/темное время/), let thy regiment, my uncle, advance with one other down to the green tongue (путь твой полк, мой дядя, спустится с одним из других /полков/ вниз, к тому зеленому клину: «языку»; to advance — продвигаться вперед). And it shall be that when Twala sees it he shall hurl his force at it to crush it (и случится так, что когда Твала увидит это, он бросит туда свои силы, чтобы уничтожить /ваши полки/; to hurl — бросать/с силой/, швырять; to crush — давить, жать, выжимать/сок и т.п./; сокрушить, уничтожить). But the spot is narrow (но это место узкое), and the regiments can come against thee one at a time only (и полки смогут выступать против тебя только по одному /за раз/); so shall they be destroyed one by one (поэтому они будут уничтожены /там/, один за одним), and the eyes of all Twala's army shall be fixed upon a struggle the like of which has not been seen by living man (и взоры всей армии Твалы будут прикованы к этой битве, равной которой не видел ни один живой человек). And with thee, my uncle, shall go Incubu, my friend (и с тобой, мой дядя, пойдет Инкубу, мой друг), that when Twala sees his battle-axe flashing in the first rank of the `Grays' his heart may grow faint (потому что когда Твала увидит, как его боевой топор сверкает в первом ряду "Серых", его сердце может дрогнуть: «стать слабым»; faint — слабый, ослабевший). And I will come with the second regiment (и я подойду со вторым полком), that which follows thee (который последует за тобой), so that if ye are destroyed, as it may happen (так что, если вы будете уничтожены, а такое может случиться), there may yet be a king left to fight for (то все еще будет /жив/ король, за которого /будут/ сражаться); and with me shall come Macumazahn the wise (и со мной пойдет мудрый Макумазан)."


"Good; it is now midday, and the men eat and rest after the toil of battle. When the sun has turned and travelled a little way towards the dark, let thy regiment, my uncle, advance with one other down to the green tongue. And it shall be that when Twala sees it he shall hurl his force at it to crush it. But the spot is narrow, and the regiments can come against thee one at a time only; so shall they be destroyed one by one, and the eyes of all Twala's army shall be fixed upon a struggle the like of which has not been seen by living man. And with thee, my uncle, shall go Incubu, my friend, that when Twala sees his battle-axe flashing in the first rank of the `Grays' his heart may grow faint. And I will come with the second regiment, that which follows thee, so that if ye are destroyed, as it may happen, there may yet be a king left to fight for; and with me shall come Macumazahn the wise."


"It is well, O King (хорошо, о король)," said Infadoos (сказал Инфадус), apparently contemplating the certainty of the complete annihilation of his regiment with perfect calmness (по-видимому рассматривавший неизбежность полного уничтожения своего полка с совершенным спокойствием; certainty — несомненный факт). Truly these Kukuanas are a wonderful people (действительно, эти кукуаны удивительные люди). Death has no terrors for them when it is incurred in the course of duty (смерть не страшна для них, если она связана с исполнением долга; terror — страх, ужас; to incur — вытекать, следовать из; course — курс, направление; ход, течение; duty — почтение, уважение; долг, обязательство).

"And while the eyes of the multitude of Twala's regiments are thus fixed upon the fight (и пока взоры множества /воинов/ полков Твалы будут, таким образом, прикованы к битве)," went on Ignosi, "behold, one third of the men who are left alive to us (так вот, одна треть наших людей, оставшихся в живых)" (i.e., about six thousand (то есть около шести тысяч; i.e. = лат. id est — то есть)) "shall creep along the right horn of the hill and fall upon the left flank of Twala's force (ползком приблизится по правому отрогу холма и нападет на левый фланг войска Твалы; horn — рог/у животного/; что-либо, имеющее форму рога; to fall upon — нападать, налетать, атаковать), and one third shall creep along the left horn and fall upon Twala's right flank (а одна треть подползет по левому отрогу и нападет на правый фланг войска Твалы).


"It is well, O King," said Infadoos, apparently contemplating the certainty of the complete annihilation of his regiment with perfect calmness. Truly these Kukuanas are a wonderful people. Death has no terrors for them when it is incurred in the course of duty.

"And while the eyes of the multitude of Twala's regiments are thus fixed upon the fight," went on Ignosi, "behold, one third of the men who are left alive to us" (i.e., about six thousand) "shall creep along the right horn of the hill and fall upon the left flank of Twala's force, and one third shall creep along the left horn and fall upon Twala's right flank.


And when I see that the horns are ready to toss Twala (и когда я увижу, что /войска, собравшиеся/ у отрогов, готовы сбросить Твалу), then will I, with the men who are left to me, charge home in Twala's face (тогда я, с людьми, оставшимися со мной, нападу на Твалу прямо спереди; home — дома; точно в цель, в самую точку; face — лицо, физиономия; передняя сторона, лицевая сторона), and if fortune goes with us the day will be ours (и, если удача будет на нашей стороне: «с нами», то победа будет за нами; day — день, сутки; великий день/особенно боевая победа/), and before Night drives her horses from the mountains to the mountains we shall sit in peace at Loo (и прежде чем Ночь поскачет на своих конях по горам: «погонит своих коней от гор к горам», мы уже будем сидеть с миром в Лу). And now let us eat and make ready (а теперь давайте поедим и приготовимся; ready — готовый/к действию, использованию и т.п./; to make ready — приготавливать, подготавливать); and, Infadoos, do thou prepare, that the plan be carried out (и Инфадус, приготовься, чтобы план был приведен в действие; to prepare — готовиться, подготавливаться; to carry out — производить, выполнять, доводить до конца); and stay, let my white father, Bougwan go with the right horn (и подожди, пусть мой белый отец, Бугван, пойдет /с войсками/ на правый отрог), that his shining eye may give courage to the men (чтобы его сверкающий глаз мог вселять мужество в /сердца/ воинов)."


And when I see that the horns are ready to toss Twala, then will I, with the men who are left to me, charge home in Twala's face, and if fortune goes with us the day will be ours, and before Night drives her horses from the mountains to the mountains we shall sit in peace at Loo. And now let us eat and make ready; and, Infadoos, do thou prepare, that the plan be carried out; and stay, let my white father, Bougwan go with the right horn, that his shining eye may give courage to the men."


The arrangements for the attack thus briefly indicated were set in motion with a rapidity (приготовления к нападению, кратко обрисованные таким образом, /начали/ приводится в действие с такой быстротой; arrangement— приведение в порядок, расположение; мероприятие, приготовление; to indicate— показывать, указывать /на что-либо жестом, каким-либо движением/; кратко обозначить /что-либо в речи/) that spoke well for the perfection of the Kukuana military system (которая говорила о безупречности военной системы кукуанов; to speak well for— говорить в пользу; perfection— совершенствование; совершенство, безупречность). Within little more than an hour rations had been served out to the men and devoured (в течение немногим более часа пайки были розданы воинам и съедены; within— зд. выражает временной предел: не позднее, в течение; ration— порция, рацион), the three divisions were formed (были сформированы три отряда), the plan of attack explained to the leaders (командующим был объяснен план наступления; leader— руководитель, вождь; командир), and the whole force, with the exception of a guard left with the wounded (и все /наши/ войска, за исключением стражи, оставленной с ранеными; guard— охрана, защита; охрана, стража /группа людей, охраняющих кого-либо/что-либо/), now numbering about eighteen thousand men in all (которые насчитывали сейчас всего около восемнадцати тысяч /человек/; number— число, сумма; количество, число; to number— нумеровать, считать; насчитывать), was ready to be put in motion (были готовы отправиться в путь; motion— движение; to put in motion— привести в движение).


The arrangements for the attack thus briefly indicated were set in motion with a rapidity that spoke well for the perfection of the Kukuana military system. Within little more than an hour rations had been served out to the men and devoured, the three divisions were formed, the plan of attack explained to the leaders, and the whole force, with the exception of a guard left with the wounded, now numbering about eighteen thousand men in all, was ready to be put in motion.


Presently Good came up and shook hands with Sir Henry and myself (вскоре подошел Гуд и пожал руку сэру Генри и мне).

"Good-bye, you fellows (прощайте, друзья)," he said, "I am off with the right wing, according to orders (я ухожу вместе с правым флангом, согласно приказу; wing — крыло; /воен./ фланг); and so I have come to shake hands in case we should not meet again, you know (и поэтому я пришел пожать вам руки, на тот случай, если нам больше не суждено встретиться, ну, вы понимаете)," he added, significantly (многозначительно добавил он; significant — значительный, важный; многозначительный, выразительный).

We shook hands in silence (мы молча пожали /друг другу/ руки), and not without the exhibition of as much emotion as Englishmen are wont to show (проявив то количество эмоций: «не без проявления того количества эмоций», которое обычно демонстрируют англичане = без особого проявления эмоций; wont — имеющий обыкновение).


Presently Good came up and shook hands with Sir Henry and myself.

"Good-bye, you fellows," he said, "I am off with the right wing, according to orders; and so I have come to shake hands in case we should not meet again, you know," he added, significantly.

We shook hands in silence, and not without the exhibition of as much emotion as Englishmen are wont to show.


"It is a queer business (это странное дело)," said Sir Henry, his deep voice shaking a little (сказал сэр Генри, и его низкий голос немного дрожал), "and I confess I never expect to see to-morrow's sun (и должен признаться, я совсем не надеюсь увидеть завтрашний день: «завтрашнее солнце»; to expect — ждать, ожидать; надеяться, предполагать). As far as I can make out, the Grays, with whom I am to go (насколько я понимаю, "Серые", с которыми я должен идти), are to fight until they are wiped out in order to enable the wings to slip round unawares and outflank Twala (должны будут сражаться до тех пор, пока они не будут истреблены, для того, чтобы дать возможность нашим боковым отрядам незаметно окружить = застать Твалуврасплох и обойти его с флангов; to wipe out — вытирать; уничтожить/противника и т. п./, истреблять; to slip — скользить, плавно передвигаться; двигаться легко, не привлекая внимания). Well, so be it (что ж, будь что будет); at any rate, it will be a man's death (во всяком случае, это будет смерть, /достойная/ настоящего мужчины)! Good-bye, old fellow (прощайте, старина). God bless you (благослови = храни вас Бог)! I hope you will pull through and live to collar the diamonds (я надеюсь, что вы выпутаетесь и выживете /в этой битве/, чтобы завладеть алмазами; to pull through— /разг./ выжить; выпутаться, преодолеть /трудности и т. п./; to collar— надеть воротник, ошейник; /разг./ захватить, завладеть); but if you do, take my advice and don't have anything more to do with pretenders (но, если вы /выживете/, последуйте моему совету, и больше никогда не имейте дела с претендентами на трон; advice— совет; to take smb.’svadvice— послушаться чьего-либо совета; to pretend— притворяться, делать вид; претендовать, притязать /на что-либо/; pretender— притворщик, лицемер; претендент на трон)!"


"It is a queer business," said Sir Henry, his deep voice shaking a little, "and I confess I never expect to see to-morrow's sun. As far as I can make out, the Grays, with whom I am to go, are to fight until they are wiped out in order to enable the wings to slip round unawares and outflank Twala. Well, so be it; at any rate, it will be a man's death! Good-bye, old fellow. God bless you! I hope you will pull through and live to collar the diamonds; but if you do, take my advice and don't have anything more to do with pretenders!"


In another second Good had wrung us both by the hand and gone (в следующую секунду Гуд крепко пожал нам руки и удалился; to wring — скручивать; пожимать, сжимать; to wring smb.'s hand — крепко пожать кому-либо руку); and then Infadoos came up and led off Sir Henry to his place in the forefront of the Grays (а затем подошел Инфадус и увел сэра Генри на /предназначенное для/ него место на передовой "Серых"; forefront — перед, передняя часть; передний край), while, with many misgivings, I departed with Ignosi to my station in the second attacking regiment (в то время как я, полный дурных предчувствий: «с многочисленными опасениями», ушел вместе с Игнози на свою позицию во втором нападающем полку; misgiving — опасение, предчувствие дурного).




[1] Картечница, многоствольное огнестрельное оружие на колесном лафете или треноге, предназначенное для ведения интенсивного огня. Первые картечницы американского конструктора Р. Гатлинга имели 6-10 стволов калибра 13 или 25,4 мм и производили до 200 выстрелов в минуту.

[2] Джон Мозес Браунинг (1855 1926) изобретатель ручного огнестрельного оружия, американец по происхождению, работал в Бельгии.

[3] Свази, народ, составляющий основное население Свазиленда, живут также в смежных со Свазилендом районах ЮАР.


Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.