«After SMS is sent, clever thoughts cross your mind at once.» - После отправки смс-сообщения, в голову сразу приходят умные мысли
 Monday [ʹmʌndı] , 19 August [ɔ:ʹgʌst] 2019

Тексты адаптированные по методу чтения Ильи Франка

билингва книги, книги на английском языке

Г. Р. Хаггард "Копи царя Соломона"

Рейтинг:  5 / 5

Звезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активнаЗвезда активна
 


The Legend Of Solomon's Mines
(Легенда о копях царя Соломона) 


" WHAT was it that you heard about my brother ' s journey at Bamangwato (что же именно вы услышали о путешествии моего брата в Бамангвато) ?" said Sir Henry , as I paused to fill my pipe before answering Captain Good (спросил сэр Генри, когда я замолчал, чтобы набить свою трубку, прежде чем ответить капитану Гуду; to fill— наполнять /чем-либо/) .

"I heard this (а слышал я вот что)," I answered (ответил я), "and I have never mentioned it to a soul till today (и я никогда не упоминал об этом ни одной /живой/ душе до сегодняшнего дня; soul— дух, душа; человек). I heard that he was starting for Solomon's Mines (я услышал = узнал, что он отправляется к копям царя Соломона)."

"Solomon's Mines!" ejaculated both my hearers at once (воскликнули оба моих слушателя одновременно; at once— сразу же, немедленно; одновременно). "Where are they (а где это: «где они расположены»)?"


"WHAT was it that you heard about my brother's journey at Bamangwato?" said Sir Henry, as I paused to fill my pipe before answering Captain Good.

"I heard this," I answered, "and I have never mentioned it to a soul till today. I heard that he was starting for Solomon's Mines."

"Solomon's Mines!" ejaculated both my hearers at once. "Where are they?"


"I don't know (я не знаю)," I said; "I know where they are said to be (я знаю, где они, по слухам: «как говорят» расположены). I once saw the peaks of the mountains that border them (я однажды видел пики гор, которые граничат с ними; border — граница; to border — граничить), but there was a hundred and thirty miles of desert between me and them (но сто тридцать миль пустыни /простирались/ между мною и ими), and I am not aware that any white man ever got across it, save one (и я не думаю, что хоть один белый человек когда-либо пересекал ее, за исключением одного; aware — знающий, осведомленный).


"I don't know," I said; "I know where they are said to be. I once saw the peaks of the mountains that border them, but there was a hundred and thirty miles of desert between me and them, and I am not aware that any white man ever got across it, save one.


But perhaps the best thing I can do is to tell you the legend of Solomon's Mines as I know it (но, вероятно, самое лучшее, что я могу сделать, так это рассказать вам легенду о копях царя Соломона так, как я ее знаю), you passing your word not to reveal anything I tell you without my permission (/при условии, что/ вы дадите слово не открывать ничего из того, что я расскажу вам, без моего разрешения; to pass one's word — давать слово, клятву; to permit — позволять, разрешать; permission — позволение, разрешение). Do you agree to that (вы с этим согласны)? I have my reasons for asking it (у меня есть свои причины просить /вас/ об этом)."

Sir Henry nodded, and Captain Good replied (сэр Генри кивнул, а капитан Гуд ответил), "Certainly, certainly (конечно)."


But perhaps the best thing I can do is to tell you the legend of Solomon's Mines as I know it, you passing your word not to reveal anything I tell you without my permission. Do you agree to that? I have my reasons for asking it."

Sir Henry nodded, and Captain Good replied, "Certainly, certainly."


"Well (итак)," I began (начал я), "as you may guess, in a general way elephant-hunters are a rough set of men (как вы /уже/ можете догадаться, в основном охотники на слонов, по большей части, — это грубый народ; to guess — гадать, догадываться; полагать, считать; rough — неровный, шероховатый; грубый, неотесанный; set — комплект, набор; группа/лиц/, состав), and don't trouble themselves with much beyond the facts of life and the ways of Kaffirs (/которые/ не особенно тревожатся о том, что выходит за рамки обычной жизни и обычаев кафров; beyond — зд. указывает на выход за пределы, границы, рамки чего-либо; the facts of life — факты как они есть, правда жизни; way — путь; уклад, обычай, привычка). But here and there you meet a man who takes the trouble to collect traditions from the natives (но иногда встречается /среди них/ человек, который берет на себя труд собирать предания у местного населения; here and there — там и сям; иногда; trouble — беспокойство, волнение; труд, усилие; tradition — традиция, обычай; предание), and tries to make out a little piece of the history of this dark land (и пытается прояснить хоть крошечный кусочек из истории этой неизведанной страны; to make out — составлять; понять, разобраться; dark — темный, черный; секретный, неизвестный; land — земля, суша; страна, территория). It was such a man as this who first told me the legend of Solomon's Mines (и именно таким был тот человек, который первым рассказал мне легенду о копях царя Соломона), now a matter of nearly thirty years ago (теперь уже почти что тридцать лет назад; matter — вещество, материал; дело, вопрос).


"Well," I began, "as you may guess, in a general way elephant-hunters are a rough set of men, and don't trouble themselves with much beyond the facts of life and the ways of Kaffirs. But here and there you meet a man who takes the trouble to collect traditions from the natives, and tries to make out a little piece of the history of this dark land. It was such a man as this who first told me the legend of Solomon's Mines, now a matter of nearly thirty years ago.


It was when I was on my first elephant hunt in the Matabele country (это случилось, когда я был на своей первой охоте на слонов в стране/области Матабеле). His name was Evans (его звали Эванс), and he was killed next year, poor fellow, by a wounded buffalo (и он был убит в следующем году, бедняга, раненым буйволом; poor— бедный, неимущий; бедный, несчастный), and lies buried near the Zambesi Falls (и /теперь/ он похоронен: «лежит похороненным» рядом с водопадом Замбези; fall— падение; обыкн. pl. водопад). I was telling Evans one night, I remember (я рассказывал Эвансу однажды ночью, как /сейчас/ помню), of some wonderful workings I had found while hunting koodoo and eland (о нескольких удивительных разработках, которые я обнаружил, пока охотился на антилоп куду и канну; working— работа, действие; горн. выработки, разработка; koodoo/тж. kudu/— куду, лесная антилопа; eland — антилопа канна) in what is now the Lydenburg district of the Transvaal (там, где сейчас находится Лейденбургский[1] район Трансвааля). I see they have come across these workings again lately in prospecting for gold (я слышал, что эти разработки снова были случайно обнаружены недавно /во время/ поисков золота; tosee— видеть; узнавать, выяснять; to come across smth., smb. — случайно встретить что-либо, кого-либо, случайно натолкнуться; prospecting— геол. поиски, разведка /полезных ископаемых и т. п./), but I knew of them years ago (но я-то знал о них уже много лет /назад/).


It was when I was on my first elephant hunt in the Matabele country. His name was Evans, and he was killed next year, poor fellow, by a wounded buffalo, and lies buried near the Zambesi Falls. I was telling Evans one night, I remember, of some wonderful workings I had found while hunting koodoo and eland in what is now the Lydenburg district of the Transvaal. I see they have come across these workings again lately in prospecting for gold, but I knew of them years ago.


There is a great wide wagon-road cut out of the solid rock (широченная гужевая дорога прорублена в сплошной скале; great — большой, огромный; эмоц.-усил. /обычно в сочетании с другим прилагательным размера/ большущий; wagon — тележка, повозка; road — дорога; to cut — резать; прорубать, прокладывать/дорогу и т.п./; solid — твердый; сплошной, цельный), and leading to the mouth of the working or gallery (и ведет к входу в разработки или галерею; mouth — рот, уста; горн. устье выработки). Inside the mouth of this gallery are stacks of gold quartz piled up ready for crushing (внутри /входа/ этой галереи лежат груды золотоносного кварца, приготовленного к дроблению; to pile up — накапливать; нагромождать; gold — золотой; ср.: gold dust — золотой, золотоносный песок; to crush — давить, дробить, толочь), which shows that the workers, whoever they were, must have left in a hurry (что доказывает, что старатели: «рабочие», кем бы они ни были, должно быть, покинули /копь/ в спешке), and about twenty paces in the gallery is built across (и, /на расстоянии/ около двадцати шагов вглубь, расположена /другая/ галерея, построенная поперек; to build — сооружать, строить), and a beautiful bit of masonry it is (и она /представляет собой/ прекрасный образец каменной кладки; masonry — каменная или кирпичная кладка).


There is a great wide wagon-road cut out of the solid rock, and leading to the mouth of the working or gallery. Inside the mouth of this gallery are stacks of gold quartz piled up ready for crushing, which shows that the workers, whoever they were, must have left in a hurry, and about twenty paces in the gallery is built across, and a beautiful bit of masonry it is.


"'Ay,' said Evans, `but I will tell you a queerer thing than that (а я расскажу тебе кое-что еще более необычное, чем это; queer — странный, необычный);' and he went on to tell me how he had found in the far interior a ruined city (и он продолжил /свой рассказ, чтобы/ поведать мне о том, как он обнаружил в дальних глубинных районах страны разрушенный город; interior — внутренность, пространство внутри/чего-либо/; внутренние, глубинные районы/страны/), which he believed to be the Ophir[2] of the Bible (который, как он был уверен, был тем самым Офиром, /упоминаемом/ в Библии) — and, by the way, other more learned men have said the same long since poor Evans's time (и, между прочим, другие, более ученые люди, говорили тоже самое гораздо позже после смерти бедняги Эванса; time — время; период жизни).


"'Ay,' said Evans, `but I will tell you a queerer thing than that;' and he went on to tell me how he had found in the far interior a ruined city, which he believed to be the Ophir of the Bible — and, by the way, other more learned men have said the same long since poor Evans's time.


I was, I remember, listening open-eared to all these wonders (я помню, что я внимательно слушал обо всех этих чудесах; open-eared — внимательно слушающий: «с раскрытыми ушами»; wonder — удивление, изумление; чудо, нечто удивительное), for I was young at the time (потому что я был молод в то время), and this story of an ancient civilization (и эта история о древней цивилизации), and of the treasure which those old Jewish or Phoenician adventurers used to extract from a country long since lapsed into the darkest barbarism (и о тех сокровищах, которые все те старые еврейские и финикийские авантюристы выкачивали оттуда, когда страна уже давным-давно впала в самое невежественное варварство; to extract — вытаскивать, извлекать; to lapse — отклоняться/от правильного пути и т.п./; впадать/в какое-либо состояние/; dark — темный, черный; невежественный, отсталый), took a great hold upon my imagination (совершенно завладела моим воображением; hold — удержание; власть; to take hold — схватить; овладевать), when suddenly he said to me (когда он внезапно сказал мне), `Lad, did you ever hear of the Suliman Mountains up to the northwest of the Mashukulumbwe country (друг, а ты когда-нибудь слышал о Сулеймановых горах, что к северо-западу от страны Машукулумбве; lad — мальчик, юноша; /разг./ парень/о взрослом/)?'

I told him I never had (я сказал ему, что я никогда /не слышал/).

`Ah, well,' he said, `that was where Solomon really had his mines (ну, это там, где у Соломона действительно были его копи) — his diamond mines, I mean (его алмазные копи, я хочу сказать; to mean— намереваться, иметь в виду; подразумевать, думать).'


I was, I remember, listening open-eared to all these wonders, for I was young at the time, and this story of an ancient civilization, and of the treasure which those old Jewish or Phoenician adventurers used to extract from a country long since lapsed into the darkest barbarism, took a great hold upon my imagination, when suddenly he said to me, `Lad, did you ever hear of the Suliman Mountains up to the northwest of the Mashukulumbwe country?'

I told him I never had.

`Ah, well,' he said, `that was where Solomon really had his mines — his diamond mines, I mean.'


"'How do you know that (откуда ты об этом знаешь)?' I asked.

"'Know it (/откуда/ знаю об этом)? why, what is "Suliman" but a corruption of Solomon (ба, а что же такое "Сулейман", как не искаженное "Соломон"; corruption— порча, гниение; изменение, искажение /текста и т.п./)? and, besides, an old Isanusi (witch doctor) up in the Manica[3] country told me all about it (и, кроме того, одна старая изануси /колдунья/ из страны Маника, все мне об этом рассказала; witch— ведьма; знахарка; doctor— доктор; знахарь). She said that the people who lived across those mountains were a branch of the Zulus (она рассказала, что народ, который живет за теми горами, был ветвью /племени/ зулусов; branch— ветвь, ветка /у растений/; род, семья, ветвь), speaking a dialect of Zulu (и говорил на диалекте языка зулу), but finer and bigger men even (но /этот народ был/ красивее и выше ростом, /чем зулусы/); that there lived among them great wizards (что жили среди них великие волшебники), who had learned their art from white men when "all the world was dark" (которые обучились своему искусству у белых людей, когда "весь мир был темен"), and who had the secret of a wonderful mine of "bright stones" (и которые владели секретом удивительной копи с "блестящими камнями").'


"'How do you know that?' I asked.

"'Know it? why, what is "Suliman" but a corruption of Solomon? and, besides, an old Isanusi (witch doctor) up in the Manica country told me all about it. She said that the people who lived across those mountains were a branch of the Zulus, speaking a dialect of Zulu, but finer and bigger men even; that there lived among them great wizards, who had learned their art from white men when "all the world was dark," and who had the secret of a wonderful mine of "bright stones."'


"Well, I laughed at this story at the time, though it interested me (ну, я посмеялся над этой историей в то время = тогда, хотя она и заинтересовала меня), for the diamond fields were not discovered then (потому что алмазные копи еще не были тогда обнаружены), and poor Evans went off and got killed (а бедный Эванс уехал и был убит), and for twenty years I never thought any more of the matter (и целых двадцать лет я ни разу больше и не думал об этом /вопросе/). But just twenty years afterwards (но, как раз двадцать лет спустя) — and that is a long time, gentlemen (а это долгий период времени = долгий срок, господа); an elephant-hunter does not often live for twenty years at his business (охотник на слонов нечасто живет двадцать лет в этом /опасном/ ремесле) — I heard something more definite about Suliman's Mountains and the country which lies beyond them (я услышал нечто более определенное о Сулеймановых горах и о той стране, что лежит за ними; definite — ясный, точный, определенный).


"Well, I laughed at this story at the time, though it interested me, for the diamond fields were not discovered then, and poor Evans went off and got killed, and for twenty years I never thought any more of the matter. But just twenty years afterwards — and that is a long time, gentlemen; an elephant-hunter does not often live for twenty years at his business — I heard something more definite about Suliman's Mountains and the country which lies beyond them.


I was up beyond the Manica country at a place called Sitanda's Kraal (я был за пределами страны Маника[4] , в поселении, называемом крааль[5] Ситанди), and a miserable place it was (и это было скверное местечко; miserable — жалкий, несчастный; плохой, скверный, жалкий), for one could get nothing to eat there (потому что там невозможно достать ничего поесть), and there was but little game about (и поблизости было лишь немного дичи; game — игра; дичь). I had an attack of fever, and was in a bad way generally (у меня был приступ лихорадки, и я вообще плохо себя чувствовал; attack — нападение; приступ, вспышка/болезни/; to be in a bad way — быть в тяжелом положении/физически, морально и т.п./; generally — обычно, как правило; в целом), when one day a Portugee arrived with a single companion — a half-breed (когда, в один из дней, прибыл какой-то португалец с единственным спутником-метисом; companion — товарищ; спутник; попутчик; half — половина; breed — порода; потомство, поколение).


I was up beyond the Manica country at a place called Sitanda's Kraal, and a miserable place it was, for one could get nothing to eat there, and there was but little game about. I had an attack of fever, and was in a bad way generally, when one day a Portugee arrived with a single companion — a half-breed.


Now I know your Delagoa[6] Portugee well (так вот, я хорошо знаю португальцев из Делагоа; Portugee /разг., пренебр./ = Portuguese). There is no greater devil unhung, in a general way, battening as he does upon human agony and flesh in the shape of slaves (нет больших, чем они, дьяволов, вообще /говоря/, которые жиреют на человеческих муках и рабской плоти: «и плоти в облике рабов»;to batten— жиреть, откармливаться /особ. о животном/; наживаться за счет других; shape— форма, очертание; вид, образ, облик).

But this was quite a different type of man (но это был совершенно другой тип человека) to the low fellows I had been accustomed to meet (чем те низкие субъекты, которых я привык встречать; low— низкий, невысокий; вульгарный, низкий, грубый; to accustom— приучать, делать знакомым, привычным); he reminded me more of the polite dons I have read about (он больше походил на тех вежливых донов: «он больше напомнил мне о тех вежливых донах», о которых я читал /в книгах/; don— гранд /испанский титул/).


Now I know your Delagoa Portugee well. There is no greater devil unhung, in a general way, battening as he does upon human agony and flesh in the shape of slaves. But this was quite a different type of man to the low fellows I had been accustomed to meet; he reminded me more of the polite dons I have read about.


He was tall and thin (он был высок и худощав), with large dark eyes and curling gray mustache (с большими темными глазами и закрученными седыми усами; to curl — виться/о волосах/; curling — вьющийся, закручивающийся; gray — серый; седой). We talked together a little, for he could speak broken English (мы немного поговорили друг с другом, потому что он говорил на ломаном английском; together — вместе, сообща; друг с другом; broken — сломанный, разбитый; ломаный/о языке/), and I understood a little Portugee (а я немного понимал португальский), and he told me that his name was Jose Silvestre (и он рассказал мне, что его зовут Жузе Силвештра), and that he had a place near Delagoa Bay (и что у него поместье рядом с заливом Делагоа; place — пространство, протяженность; жилище, усадьба, загородный дом); and when he went on next day, with his half-breed companion, he said (и когда он уезжал на следующий день со своим спутником-метисом, он сказал), `Good-bye,' taking off his hat quite in the old style ("До свидания", снимая свою шляпу совершенно по-старомодному = старомодным жестом; style — стиль, слог, манера; манера, линия поведения).


He was tall and thin, with large dark eyes and curling gray mustache. We talked together a little, for he could speak broken English, and I understood a little Portugee, and he told me that his name was Jose Silvestre, and that he had a place near Delagoa Bay; and when he went on next day, with his half-breed companion, he said, `Good-bye,' taking off his hat quite in the old style.


`Good-bye, senor (до свидания, сеньор),' he said; `if ever we meet again I shall be the richest man in the world (если мы когда-нибудь встретимся снова, я буду самым богатым человеком в мире), and I will remember you (и я вспомню о вас; to remember — помнить, хранить в памяти; вознаграждать, делать подарок).'

I laughed a little (я немного посмеялся) — I was too weak to laugh much (я был слишком слаб, чтобы много смеяться) — and watched him strike out for the great desert to the west (и /стал/ наблюдать за тем, как он быстро направляется к огромной пустыне на западе; to strike out— набрасываться /с кулаками, с оружием/; быстро двигаться, мчаться), wondering if he was mad, or what he thought he was going to find there (размышляя, уж не сошел ли он с ума, и /о том/, что же он собирался там обнаружить: «или что он думал, он собирается обнаружить там»; mad— сумасшедший, ненормальный; to wonder— удивляться; интересоваться, желать знать).


`Good-bye, senor,' he said; `if ever we meet again I shall be the richest man in the world, and I will remember you.' I laughed a little — I was too weak to laugh much — and watched him strike out for the great desert to the west, wondering if he was mad, or what he thought he was going to find there.


"A week passed, and I got the better of my fever (прошла неделя, и я победил свою лихорадку = выздоровел; to get the better of smb., smth. — взять верх над кем-либо, превзойти кого-либо, что-либо). One evening I was sitting on the ground in front of the little tent I had with me (однажды вечером я сидел на земле перед небольшой палаткой, которая была у меня с собой), chewing the last leg of a miserable fowl (и жевал последнюю ножку жалкой птицы; to chew — есть, жевать, пережевывать пищу; fowl — домашняя птица/обыкн. курица или петух/) I had bought from a native for a bit of cloth worth twenty fowls (которую я купил у одного туземца за отрез ткани, стоивший двадцати таких птиц; bit — кусок; cloth — ткань/преим. шерстяная/, сукно), and staring at the hot, red sun sinking down into the desert (и /пристально/ смотрел на раскаленное красное солнце, которое опускалось в пустыню; hot — горячий, жаркий, накаленный; to sink — опускаться; садиться /о светилах/), when suddenly I saw a figure, apparently that of a European, for it wore a coat (когда неожиданно я увидел какого-то человека, явно европейца, потому что на нем была куртка; to wear — носить одежду, прическу, украшения и т.п.; coat — пиджак, куртка, пальто и т.п. /верхняя, особ. мужская, одежда/), on the slope of the rising ground opposite to me, about three hundred yards away (на склоне холма: «/постепенно/ возвышающейся местности» напротив меня, на расстоянии около трехсот ярдов; rise — повышение, возвышение, подъем; to rise — подниматься, вставать на ноги; повышаться/о местности и т.п./).


"A week passed, and I got the better of my fever. One evening I was sitting on the ground in front of the little tent I had with me, chewing the last leg of a miserable fowl I had bought from a native for a bit of cloth worth twenty fowls, and staring at the hot, red sun sinking down into the desert, when suddenly I saw a figure, apparently that of a European, for it wore a coat, on the slope of the rising ground opposite to me, about three hundred yards away.


The figure crept along on its hands and knees (этот человек полз на четвереньках: «на руках и коленях»; figure — фигура, телосложение, внешние очертания; человек, кто-то, некто), then it got up and staggered along a few yards on its legs (затем он поднялся и прошел, пошатываясь, несколько ярдов на ногах), only to fall and crawl along again (только для того, чтобы упасть и снова поползти). Seeing that it must be somebody in distress (видя, что это должен быть кто-то, попавший в беду; distress — горе, беда, страдание), I sent one of my hunters to help him (я отправил одного из своих охотников помочь ему), and presently he arrived (и вскоре он прибыл), and who do you suppose it turned out to be (и кто, как бы вы думали, это оказался; to turn out — выворачивать/карманы и т.п./; оказаться, обнаружиться)?"

"Jose Silvestre, of course (Жузе Силвештра, конечно)," said Captain Good.


The figure crept along on its hands and knees, then it got up and staggered along a few yards on its legs, only to fall and crawl along again. Seeing that it must be somebody in distress, I sent one of my hunters to help him, and presently he arrived, and who do you suppose it turned out to be?"

"Jose Silvestre, of course," said Captain Good.


"Yes, Jose Silvestre, or rather his skeleton and a little skin (да, Жузе Силвештра, или, точнее, его кожа да кости: «его скелет и немного кожи»). His face was bright yellow with bilious fever (его лицо было ярко желтым от желчной лихорадки; bile — желчь; bilious — желчный), and his large, dark eyes stood nearly out of his head (и его большие темные глаза прямо-таки торчали из его головы; to stand out — отходить; выдаваться, выступать), for all his flesh had gone (потому что вся его плоть полностью исчезла; flesh — тело, мясо; плоть; to go — идти, ходить; исчезать, уходить окончательно). There was nothing but yellow, parchment-like skin (/от него/ не осталось ничего, кроме желтой, похожей на пергамент, кожи; parchment — пергамент), white hair (седых волос; white — белый; седой, серебристый), and the gaunt bones sticking up beneath (и костей, торчащих из под /кожи/; gaunt — сухопарый, костлявый; to stick /up/ — вытыкать; торчать).


"Yes, Jose Silvestre, or rather his skeleton and a little skin. His face was bright yellow With bilious fever, and his large, dark eyes stood nearly out of his head, for all his flesh had gone. There was nothing but yellow, parchment-like skin, white hair, and the gaunt bones sticking up beneath.


"'Water! for the sake of Christ, water (воды, ради Христа, воды)!' he moaned (простонал он). I saw that his lips were cracked (я видел, что его губы потрескались; to crack — производишь шум, треск; трескаться), and his tongue, which protruded between them, was swollen and blackish (а язык распух и почернел: «и его язык, который торчал между ними, был распухшим и черноватым»; to protrude — высовываться; выдаваться, торчать).

"I gave him water with a little milk in it (я дал ему воды, /в которую подмешал/ немного молока: «с небольшим /количеством/ молока в ней»), and he drank it in great gulps (и он выпил ее большими глотками; gulp— глотание, заглатывание; большой глоток), two quarts or more, without stopping (/целых/ две кварты или /даже/ больше, одним залпом: «без остановки»; quart— кварта /единица измерения объема жидкости; равняется 1/4 галлона = 2 пинтам= 1,14 лв Англии; 0,95 лв Америке/). I would not let him have any more (я не позволил ему выпить больше; to have— иметь; принимать пищу, есть, пить). Then the fever took him again (затем у него снова началась лихорадка), and he fell down and began to rave about Suliman's Mountains (он упал и начал бредить о Сулеймановых горах), and the diamonds (и о бриллиантах), and the desert (и о пустыне).


"'Water! for the sake of Christ, water!' he moaned. I saw that his lips were cracked, and his tongue, which protruded between them, was swollen and blackish.

"I gave him water with a little milk in it, and he drank it in great gulps, two quarts or more, without stopping. I would not let him have any more. Then the fever took him again, and he fell down and began to rave about Suliman's Mountains, and the diamonds, and the desert.


I took him into the tent and did what I could for him, which was little enough (я взял = отвел его в /свою/ палатку и сделал для него все, что мог, хотя я не мог сделать многого: «что было совсем немного»); but I saw how it must end (но я понимал, чем все это должно было закончиться). About eleven o'clock he got quieter (около одиннадцати часов он стал спокойнее), and I lay down for a little rest and went to sleep (и я прилег немного отдохнуть, и заснул; rest— покой, отдых). At dawn I woke again (на рассвете я /снова/ проснулся), and saw him in the half light sitting up, a strange, gaunt form, and gazing out towards the desert (и увидел, что в полумраке его странная сухопарая фигура сидит и пристально смотрит в сторону пустыни; halflight— неяркий свет, полутьма; to situp— садиться, приподниматься /из лежачего положения/; form— форма, внешний вид; фигура /человека/). Presently the first ray of the sun shot right across the wide plain before us (вскоре первый луч солнца озарил: «промелькнул прямо через» широкую равнину /раскинувшуюся/ перед нами; toshoot— стрелять; промчаться, промелькнуть) till it reached the faraway crest of one of the tallest of the Suliman Mountains, more than a hundred miles away (и достиг дальнего гребня одной из самых высоких /вершин/ Сулеймановых гор более чем в сотне миль /от нас/; to reach— протягивать, вытягивать /особ. руку/; достигать, доходить; crest— гребень, гребешок /петуха/; гребень /волны, гор/).


I took him into the tent and did what I could for him, which was little enough; but I saw how it must end. About eleven o'clock he got quieter, and I lay down for a little rest and went to sleep. At dawn I woke again, and saw him in the half light sitting up, a strange, gaunt form, and gazing out towards the desert. Presently the first ray of the sun shot right across the wide plain before us till it reached the faraway crest of one of the tallest of the Suliman Mountains, more than a hundred miles away.


"'There it is (вот она)" cried the dying man in Portuguese (воскликнул умирающий /мужчина/ по-португальски), stretching out his long, thin arm (протягивая свою длинную худую руку), `but I shall never reach it, never (но я никогда не доберусь до нее, никогда). No one will ever reach it (никто и никогда не доберется до нее)!'

"Suddenly he paused, and seemed to take a resolution (внезапно он замолчал, и казалось, принял какое-то решение; topause— делать паузу, перерыв; resolution— решительность, решимость; решение, твердое намерение). `Friend (друг),' he said, turning towards me (сказал он, поворачиваясь ко мне), `are you there (вы здесь)? My eyes grow dark (у меня темнеет в глазах; to grow dark— темнеть).'

"Yes," I said, "yes, lie down now, and rest (да = я здесь, теперь ложитесь и отдохните)."


"'There it is" cried the dying man in Portuguese, stretching out his long, thin arm, `but I shall never reach it, never. No one will ever reach it!'

"Suddenly he paused, and seemed to take a resolution. `Friend,' he said, turning towards me, `are you there? My eyes grow dark.'

"Yes," I said, "yes, lie down now, and rest."


"'Ay,' he answered, `I shall rest soon (вскоре я отдохну;to rest — отдыхать, давать отдых; покоиться, лежать/вчастности, в могиле/); I have time to rest — all eternity (у меня есть время для отдыха — вся вечность). Listen, I am dying (послушайте, я умираю)! You have been good to me (вы были добры ко мне; good— хороший; добрый, доброжелательный). I will give you the paper (я отдам вам документ; paper— бумага; документ). Perhaps you will get there if you can live through the desert (возможно, вы доберетесь туда, если вы сможете выжить в этой пустыне; to live/through/ — жить; перенести, пережить /что-либо/), which has killed my poor servant and me (которая убила моего бедного слугу и меня).'


"'Ay,' he answered, `I shall rest soon; I have time to rest — all eternity. Listen, I am dying! You have been good to me. I will give you the paper. Perhaps you will get there if you can live through the desert, which has killed my poor servant and me.'


"Then he groped in his shirt (затем он нащупал /что-то/ у себя за пазухой: «в рубахе»; to grope — ощупывать, идти ощупью; искать, нащупывать) and brought out what I thought was a Boer tobacco-pouch of the skin of the Swartvet-pens (sable antelope) (и вытащил /какой-то предмет/, который мне показался бурским[7] кисетом из шкуры черной антилопы; tobacco — табак; pouch — сумка, мешочек; sable antelope — черная лошадиная антилопа). It was fastened with a little strip of hide (он был связан небольшой полоской из кожи), what we call a rimpi (которую мы называем "римпи"), and this he tried to untie, but could not (и его он попытался развязать, но не смог; tie — бечевка, шнур; to tie — связывать, перевязывать). He handed it to me (он вручил его мне; hand — рука; to hand — передавать, вручать). `Untie it (развяжите его),' he said. I did so, and extracted a bit of torn yellow linen (я развязал: «сделал это» и вытащил клочок рваного желтого полотна; to extract — извлекать, вытаскивать; to tear — разрывать, рвать; linen — полотно, парусина, холст), on which something was written in rusty letters (на котором было что-то написано порыжевшими буквами; rusty — покрытый ржавчиной, ржавый; рыжий, цвета ржавчины, выцветший). Inside was a paper (внутри находился какой-то документ).


"Then he groped in his shirt and brought out what I thought was a Boer tobacco-pouch of the skin of the Swartvet-pens (sable antelope). It was fastened with a little strip of hide, what we call a rimpi, and this he tried to untie, but could not. He handed it to me. `Untie it,' he said. I did so, and extracted a bit of torn yellow linen, on which something was written in rusty letters. Inside was a paper.


"Then he went on feebly, for he was growing weak (затем он продолжил /говорить/ тихо, потому что он слабел; feebly — слабо, немощно; weak — слабый/физически/): `The paper has it all, that is on the rag (на бумаге есть все, что /написано/ на полотне; rag — тряпка, лоскут). It took me years to read (у меня ушли годы, чтобы прочитать /его/; to take— брать, хватать; требовать, отнимать). Listen: my ancestor, a political refugee from Lisbon (слушайте: мой предок, политический эмигрант из Лиссабона; refugee— беженец, эмигрант) and one of the first Portuguese who landed on these shores (и один из первых португальцев, высадившихся на этих берегах; land— земля, суша; to land— высаживаться /на берег/, приставать к берегу), wrote that when he was dying on those mountains which no white foot ever pressed before or since (написал его, когда умирал в этих горах, на которые не ступала нога белого человека ни до, ни после этого; to press— жать, нажимать).


"Then he went on feebly, for he was growing weak: `The paper has it all, that is on the rag. It took me years to read. Listen: my ancestor, a political refugee from Lisbon and one of the first Portuguese who landed on these shores, wrote that when he was dying on those mountains which no white foot ever pressed before or since.


His name was Jose da Silvestra, and he lived three hundred years ago (его звали Жузе да Силвештра, и он жил триста лет тому назад). His slave, who waited for him on this side the mountains, found him dead (его раб, который ждал его с этой стороны гор, обнаружил его мертвым), and brought the writing home to Delagoa (и принес эту записку домой, в Делагоа; writing — писание/от руки/; письмо, записка). It has been in the family ever since (она хранилась в семье с тех самых пор), but none have cared to read it till at last I did (но никто не захотел прочитать ее, до тех пор, пока, наконец, это не сделал я; to care— заботиться /о ком-либо, чем-либо/; иметь желание, хотеть). And I have lost my life over it (и я потерял свою жизнь из-за нее), but another may succeed (но кто-то другой, возможно, преуспеет; to succeed— достигнуть цели, добиться; преуспеть, иметь успех), and become the richest man in the world (и станет самым богатым человеком в мире) — the richest man in the world (самым богатым человеком в мире). Only give it to no one; go yourself (только никому ее не отдавайте, отправляйтесь сами)!' Then he began to wander again (затем он снова начал бредить; to wander— бродить, странствовать; бредить, заговариваться), and in an hour it was all over (и через час все было кончено).


His name was Jose da Silvestra, and he lived three hundred years ago. His slave, who waited for him on this side the mountains, found him dead, and brought the writing home to Delagoa. It has been in the family ever since, but none have cared to read it till at last I did. And I have lost my life over it, but another may succeed, and become the richest man in the world — the richest man in the world. Only give it to no one; go yourself!' Then he began to wander again, and in an hour it was all over.


"God rest him (упокой, Господи, его душу: «его»)! he died very quietly (он умер очень спокойно), and I buried him deep, with big boulders on his breast (и я похоронил его, /закопав/ глубоко и /положив/ большие валуны ему на грудь); so I do not think that the jackals can have dug him up (поэтому не думаю, чтобы шакалы смогли откопать его /труп/; to dig — копать, рыть; to dig up — выкапывать, вырывать). And then I came away (а затем я уехал)."

"Ay, but the document (а что же документ)," said Sir Henry, in a tone of deep interest (сказал сэр Генри тоном глубокой заинтересованности).

"Yes, the document, what was in it (да, бумага, что в ней было)?" added the captain (добавил капитан).


"God rest him! he died very quietly, and I buried him deep, with big boulders on his breast; so I do not think that the jackals can have dug him up. And then I came away."

"Ay, but the document," said Sir Henry, in a tone of deep interest.

"Yes, the document; What was in it?" added the captain.


"Well, gentlemen, if you like I will tell you (что ж, джентльмены, если вы желаете, я расскажу вам). I have never showed it to anybody yet except my dear wife (я никогда не показывал ее никому, за исключением своей дорогой жены), who is dead (которая умерла), and she thought it was all nonsense (и она считала, что все это ерунда; nonsense — абсурд, бессмыслица, вздор, ерунда), and a drunken old Portuguese trader who translated it for me (и одного пьяного старого торговца-португальца, который перевел ее для меня), and had forgotten all about it next morning (и позабыл о ней все на следующее утро). The original rag is at my home in Durban (подлинный лоскут находится у меня дома, в Дурбане; original — первый; оригинальный, подлинный), together with poor Don Joses translation (вместе с переводом бедного дона Хосе), but I have the English rendering in my pocketbook (но у меня есть английский перевод в моей записной книжке; to render — отдавать, воздавать; переводить/на другой язык/; rendering — оказание, предоставление/помощи и т.п./; перевод; pocket — карман, кармашек; pocketbook — записная книжка), and a facsimile of the map, if it can be called a map (и факсимиле = точная копия карты, если это можно назвать картой). Here it is (вот она)."


"Well, gentlemen, if you like I will tell you. I have never showed it to anybody yet except my dear wife, who is dead, and she thought it was all nonsense, and a drunken old Portuguese trader who translated it for me, and had forgotten all about it next morning. The original rag is at my home in Durban, together with poor Don Joses translation, but I have the English rendering in my pocketbook, and a facsimile of the map, if it can be called a map. Here it is."


"I, Jose da Silvestra, who am now dying of hunger in the little cave where no snow is (я, Жузе да Силвештра, который сейчас умирает от голода в маленькой пещере, где нет снега) on the north side of the nipple of the southernmost of the two mountains I have named Sheba[8] 's Breasts (на северном склоне вершины /самой/ южной из двух гор, которые я назвал Грудью царицы Савской; side — сторона, бок; склон/горы/; nipple — сосок; бугор, сопка; Sheba — библ. Сава/царство в юго-восточной Аравии/; breast — грудь; передняя часть чего-либо /напоминающая по форме, расположению грудь/), write this in the year 1590 with a cleft bone upon a remnant of my raiment (пишу это в 1590 году обломком кости на клочке своей одежды; cleft — расселина, трещина; remnant — пережиток, след; отрез, остаток ткани), my blood being the ink (моя кровь служит /мне/ чернилами).


"I, Jose da Silvestra, who am now dying of hunger in the little cave where no snow is on the north side of the nipple of the southernmost of the two mountains I have named Sheba's Breasts, write this in the year 1590 with a cleft bone upon a remnant of my raiment, my blood being the ink.


If my slave should find it when he comes, and should bring it to Delagoa (если мой раб обнаружит эту /записку/, когда придет /за мной/, и доставит ее в Делагоа), let my friend (name illegible) bring the matter to the knowledge of the king (пусть мой друг (имя неразборчиво) доведет это до сведения короля; illegible — неразборчивый, трудный для чтения; knowledge — знание; осведомленность, сведения), that he may send an army which, if they live through the desert and the mountains (чтобы он мог отправить армию, которая, если она сможет преодолеть пустыню и горы), and can overcome the brave Kukuanes and their devilish arts (и сможет победить храбрых кукуанов и их дьявольское колдовство; art — искусство; колдовство, магия), to which end many priests should be brought (для чего необходимо привести с собой множество священников; end — конец; цель, намерения; to bring — приносить; приводить/с собой/), will make him the richest king since Solomon (сделает его самым богатым королем со времен Соломона).


If my slave should find it when he comes, and should bring it to Delagoa, let my friend (name illegible) bring the matter to the knowledge of the king, that he may send an army which, if they live through the desert and the mountains, and can overcome the brave Kukuanes and their devilish arts, to which end many priests should be brought, will make him the richest king since Solomon.


With my own eyes have I seen the countless diamonds (своими собственными глазами я видел бесчисленные алмазы; to count — пересчитывать, вычислять; countless — бессчетный, бесчисленный, неисчислимый) stored in Solomon's treasure chamber behind the white Death (хранящиеся в Соломоновой сокровищнице, за белой Смертью; to store — снабжать; хранить; treasure — сокровища; chamber — комната, покои); but through the treachery of Gagool the witch-finder I might bring nought away; scarcely my life (но, из-за вероломства Гагулы, охотницы за колдунами, я ничего не смог унести /с собой/, и едва /спас/ свою жизнь;witch — колдунья; finder — искатель; witch-finder — ист. следователь по делам лиц, обвиняемых в колдовстве; nought — ничто; scarcely — едва, почти не; вряд ли, с трудом). Let him who comes follow the map (пусть тот, кто придет, последует этой карте), and climb the snow of Sheba's left breast till he comes to the nipple (и взбирается по снегам левой Груди Царицы Савской, пока не доберется до самой вершины), on the north side of which is the great road Solomon made (на северном склоне которой расположена великая дорога, построенная Соломоном), from whence three days' journey to the King's Place (и откуда три дня пути до королевского жилища; journey — путешествие, поездка/преим. сухопутные/; день пути, расстояние, преодолеваемое за день пути). Let him kill Gagool (пусть /тот, кто придет/ убьет Гагулу). Pray for my soul (молитесь о моей душе). Farewell (прощайте).

Jose DA SILVESTRA."


With my own eyes have I seen the countless diamonds stored in Solomon's treasure chamber behind the white Death; but through the treachery of Gagool the witch-finder I might bring nought away; scarcely my life. Let him who comes follow the map, and climb the snow of Sheba's left breast till he comes to the nipple, on the north side of which is the great road Solomon made, from whence three days' journey to the King's Place. Let him kill Gagool. Pray for my soul. Farewell.

Jose DA SILVESTRA."


When I had finished reading the above ( когда я закончил читать / все / вышеизложенное ) and shown the copy of the map ( и показал копию карты ) , drawn by the dying hand of the old don with his blood for ink ( нарисованную рукой умирающего старого до на его собственной кровью вместо чернил ) , there followed a silence of astonishment ( последовало = наступило удивленное молчание ; astonishment — удивление, изумление; to astonish — удивлять) .

"Well," said Captain Good, "I have been round the world twice, and put in at most ports (я дважды был = объехал вокруг света и побывал во многих портах: «в большинстве портов»; toputin— прерывать, вмешиваться /в разговор/; мор. заходить в порт, вставать на рейде), but may I be hung (но, черт побери: «пусть меня повесят»; tohang— вешать, висеть; вешать, казнить; ср.: I'm hanged if— провалиться мне на этом месте, если; будь я проклят, если) if I ever heard a yarn like that out of a story-book, or in it either, for the matter of that (если я когда-нибудь слышал подобную историю, /вычитанную в книге/, или /сам читал такую историю/, по правде говоря; yarn— пряжа, нить; /разг./ /длинный/ рассказ о чем-либо, история /особ. о приключениях/; for them at terof that— в сущности, фактически, коли на то пошло)."



When I had finished reading the above and shown the copy of the map, drawn by the dying hand of the old don with his blood for ink, there followed a silence of astonishment.

"Well," said Captain Good, "I have been round the world twice, and put in at most ports, but may I be hung if I ever heard a yarn like that out of a story—book, or in it either, for the matter of that."


"It's a queer story, Mr. Quatermain (это необычная история, мистер Квотермейн)," said Sir Henry. "I suppose you are not hoaxing us (полагаю, вы нас не разыгрываете; tohoax— подшутить, мистифицировать, разыграть)? It is, I know sometimes thought allowable to take a greenhorn in (ведь, как я знаю, иногда считается позволительным обмануть новичка; totakein— принимать, давать приют; обманывать, надувать, одурачивать; greenhorn— новичок, неопытный человек: «зеленый рог»)."

"If you think that, Sir Henry (если вы так думаете, сэр Генри)," I said, much put out, and pocketing my paper (сказал я, сильно смущенный, убирая в карман свою бумагу; to put out— выгонять; расстраивать, выбивать из колеи; pocket— карман; to pocket— класть в карман), for I do not like to be thought one of those silly fellows (потому что мне не нравится, когда меня считают одним из тех глупых парней) who consider it witty to tell lies (которые считают остроумным лгать: «говорить неправду»), and who are forever boasting to new-comers of extraordinary hunting adventures which never happened (и которые вечно хвастаются перед вновь прибывшими необычайными охотничьими приключениями, которые никогда /на самом деле/ не происходили), "why there is an end of the matter (что ж, тогда делу конец)," and I rose to go (и я встал, чтобы уйти).


"It's a queer story, Mr. Quatermain," said Sir Henry. "I suppose you are not hoaxing us? It is, I know, sometimes thought allowable to take a greenhorn in."

"If you think that, Sir Henry," I said, much put out, and pocketing my paper, for I do not like to be thought one of those silly fellows who consider it witty to tell lies, and who are forever boasting to new-comers of extraordinary hunting adventures which never happened, "why there is an end of the matter," and I rose to go.


Sir Henry laid his large hand upon my shoulder (сэр Генри положил свою большую ладонь мне на плечо). "Sit down, Mr. Quatermain (садитесь, мистер Квотермейн)," he said, "I beg your pardon (прошу у вас прощения; to beg — просить, умолять; to beg pardon — просить извинения, прощения); I see very well you do not wish to deceive us (я очень хорошо понимаю, что вы не хотите обмануть нас), but the story sounded so extraordinary that I could hardly believe it (но эта история звучала настолько необычно, что я едва мог поверить в нее; to sound — звучать, издавать звук; создавать впечатление, казаться)."


Sir Henry laid his large hand upon my shoulder. "Sit down, Mr. Quatermain," he said, "I beg your pardon; I see very well you do not wish to deceive us, but the story sounded so extraordinary that I could hardly believe it."


"You shall see the original map and writing when we reach Durban (вы увидите подлинную карту и записку, когда мы приедем в Дурбан; to reach — протягивать, вытягивать; доезжать до, добираться до)," I said, somewhat mollified (сказал я, немного успокоившись; to mollify — ослаблять, смягчать, успокаивать); for really, when I came to consider the matter (ведь действительно, когда я стал размышлять над этим вопросом; to come to do smth. — начинать делать что-либо), it was scarcely wonderful that he should doubt my good faith (едва ли было удивительным то, что он засомневался в моей честности; faith — вера, доверие; верность, честность). "But I have not told you about your brother (но я еще не рассказал вам о вашем брате). I knew the man Jim who was with him (я знал слугу Джима, который был с ним; man— мужчина, человек; слуга). He was a Bechuana[9] by birth, a good hunter, and, for a native, a very clever man (он был родом: «по рождению» /из племени/ Бечуана, хороший охотник, и, для туземца, очень умный человек). The morning Mr. Neville was starting (в то утро, когда мистер Невилль отправлялся в путь), I saw Jim standing by my wagon and cutting up tobacco on the disselboom (я увидел Джима, который стоял у моего фургона и нарезал табак на оглобле; disselboom— юж.-афр. дышло, оглобля /телеги, фургона/).


"You shall see the original map and writing when we reach Durban," I said, somewhat mollified; for really, when I came to consider the matter, it was scarcely wonderful that he should doubt my good faith. "But I have not told you about your brother. I knew the man Jim who was with him. He was a Bechuana by birth, a good hunter, and, for a native, a very clever man. The morning Mr. Neville was starting, I saw Jim standing by my wagon and cutting up tobacco on the disselboom.


"'Jim,' said I, `where are you off to this trip (куда вы направляетесь /в этом путешествии/)? Is it elephants (за слонами)?'

"'No, Baas (нет, господин; baas — южно-афр. хозяин/часто в обращении/),' he answered, `we are after something worth more than ivory (мы отправляемся за чем-то более ценным, чем слоновая кость; to be after smth. — стремиться завладеть чем-либо).'

"'And what might that be (и что же это может быть)?' I said; for I was curious (спросил я, потому что мне было любопытно). `Is it gold (это золото)?'

"'No, Baas, something worth more than gold (нет, господин, кое-что более ценное, чем золото),' and he grinned (и он ухмыльнулся).

"I did not ask any more questions (я больше не стал задавать вопросов), for I did not like to lower my dignity by seeming curious (потому что мне не хотелось унижать своего достоинства, показавшись любопытствующим; to lower— спускать, опускать; унижать), but I was puzzled (но я был озадачен; to puzzle— приводить в затруднение; озадачивать). Presently Jim finished cutting his tobacco (вскоре Джим закончил резать табак).


"'Jim,' said I, `where are you off to this trip? Is it elephants?'

"'No, Baas,' he answered, `we are after something worth more than ivory.'

"'And what might that be?' I said; for I was curious. `Is it gold?'

"'No, Baas, something worth more than gold,' and he grinned.

"I did not ask any more questions, for I did not like to lower my dignity by seeming curious, but I was puzzled. Presently Jim finished cutting his tobacco.


"'Baas (господин),' said he.

"I took no notice (я не обратил никакого внимания).

"'Baas,' said he again (сказал он снова).

"'Eh, boy, what is it (да, дружище, что такое; boy— мальчик; /разг./ человек, малый, парень)?' said I.

"'Baas, we are going after diamonds (господин, мы собираемся за алмазами).'

"'Diamonds! why, then, you are going in the wrong direction (за алмазами, ба, в таком случае вы направляетесь в неверном направлении; wrong— неправильный, извращенный; неподходящий; несоответствующий); you should head for the Fields (вам следовало бы держать путь к копям; head— голова; tohead— возглавлять, стоять во главе; направляться, держать курс /куда-либо/; field— поле, луг; месторождение; diamondfield— алмазная копь).'


"'Baas,' said he.

"I took no notice.

"'Baas,' said he again.

"'Eh, boy, what is it?' said I.

"'Baas, we are going after diamonds.'

"'Diamonds! why, then, you are going in the wrong direction; you should head for the Fields.'


"'Baas, have you ever heard of Suliman's Berg (господин, вы когда-нибудь слышали о Сулеймановой Горе)?' (Solomon's Mountains.)

"'Have you ever heard of the diamonds there (а вы слышали об алмазах, /что находятся/ там)?'

"'I have heard a foolish story, Jim (я слышал глупые россказни, Джим; story — повесть, история; россказни, сплетни).'

"'It is no story, Baas (это не россказни, господин). I once knew a woman who came from there (я когда-то знал одну женщину, которая пришла оттуда), and got to Natal with her child (и добралась до Наталя со своим ребенком). She told me; she is dead now (она рассказала мне /о них/, но сейчас она уже умерла).'

"'Your master will feed the assvogels (vultures), Jim (твой хозяин накормит стервятников, Джим; Aasvogel— нем. птица, питающаяся падалью; стервятник, хищник; vulture— гриф /птица/), if he tries to reach Suliman's country (если он попытается добраться до Сулеймановой страны); and so will you (и ты тоже), if they can get any pickings off your worthless old carcass (если они смогут что-нибудь отодрать от твоего никчемного старого тела; picking— собирание; объедки, остатки; worthless— ничего не стоящий; никчемный, никудышный; carcass— туша /животного/; /уст./ труп, тело),' said I.


"'Baas, have you ever heard of Suliman's Berg?' (Solomon's Mountains.)

"'Have you ever heard of the diamonds there?'

"'I have heard a foolish story, Jim.'

"'It is no story, Baas. I once knew a woman who came from there, and got to Natal with her child. She told me; she is dead now.'

"'Your master will feed the assvogels (vultures), Jim, if he tries to reach Suliman's country; and so will you, if they can get any pickings off your worthless old carcass,' said I.


"He grinned (он ухмыльнулся). `Mayhap, Baas (может быть, господин; mayhap /арх. редк. книжн./ = maybe — может быть). Man must die (человек должен умереть); I'd rather like to try a new country myself (я бы предпочел попытать /счастья/ в новой стране; to try — пытаться, делать попытку; стараться); the elephants are getting worked out about here (слонов здесь становится все меньше;to work out — вычислить; истощать).'

"'Ah! my boy (ах, дружище),' I said, `you wait till the "pale old man" (death) gets a grip of your yellow throat (подожди, пока "бледный старик" /смерть/ не схватит твою желтую глотку; grip — схватывание, сжатие; throat — горло, гортань), and then we'll hear what sort of a tune you sing (и тогда мы послушаем, какую песню ты запоешь; sort — вид, разновидность, класс; tune — мелодия; напев).'


"He grinned. `Mayhap, Baas. Man must die; I'd rather like to try a new country myself; the elephants are getting worked out about here.'

"'Ah! my boy,' I said, `you wait till the "pale old man" (death) gets a grip of your yellow throat, and then we'll hear what sort of a tune you sing.'


"Half an hour after that I saw Neville's wagon move off (с полчаса спустя после этого я увидел, что фургон Невилля двинулся в путь). Presently Jim came running back (вскоре ко мне: «назад» подбежал Джим).

`Good-bye, Baas (прощайте, господин),' he said. `I didn't like to start without bidding you good-bye (мне не хотелось отправляться в путь, не попрощавшись с вами; tobid— предлагать цену /обыкн. на аукционе/; выражать ритуальные пожелания при встрече, прощании и т.п.), for I dare say you are right, and we shall never come back again (потому что мне кажется, что вы правы, и мы никогда не вернемся обратно; to dare— отваживаться, осмеливаться, сметь; Idaresay— полагаю, осмелюсь сказать).'

"'Is your master really going to Suliman's Berg, Jim, or are you lying (твой хозяин действительно собирается к Сулеймановой горе, Джим, или ты лжешь)?'

"'No,' says he; `he is going (нет, /я не лгу/, он /действительно туда/ собирается). He told me he was bound to make his fortune somehow, or try to (он сказал мне, что он обязательно должен разбогатеть каким-либо образом, или /хотя бы/ попытаться; to be bound to do smth. — обязательно сделать что-либо); so he might as well try the diamonds (поэтому он может с таким же успехом попытаться /разбогатеть/ на алмазах; as well— также, тоже).'


"Half an hour after that I saw Neville's wagon move off. Presently Jim came running back.

`Good-bye, Baas,' he said. `I didn't like to start without bidding you good-bye, for I dare say you are right, and we shall never come back again.'

"'Is your master really going to Suliman's Berg, Jim, or are you lying?'

"'No,' says he; `he is going. He told me he was bound to make his fortune somehow, or try to; so he might as well try the diamonds.'


"'Oh!' said I; `wait a bit, Jim (подожди немного, Джим; bit — кусок; небольшое количество, чуть-чуть); will you take a note to your master, Jim (ты отнесешь записку своему господину, Джим), and promise not to give it to him until you reach Inyati (и пообещаешь не отдавать ее ему до тех пор, пока вы не доберетесь до /фактории/ Иньяти)?' (which was some hundred miles off (которая находилась на расстоянии около ста миль)).

"'Yes,' said he.

"So I took a scrap of paper and wrote on it (поэтому я достал клочок бумаги и написал на нем), `Let him who comes climb the snow of Sheba's left breast (пусть тот, кто придет, взбирается по снегам на левой груди Царицы Савской), till he comes to the nipple (пока он не дойдет до самой вершины), on the north side of which is Solomon's great road (на северном склоне которой находится великая дорога, /построенная/ Соломоном).'


"'Oh!' said I; `wait a bit, Jim; will you take a note to your master, Jim, and promise not to give it to him until you reach Inyati?' (which was some hundred miles off).

"'Yes,' said he.

"So I took a scrap of paper and wrote on it, `Let him who comes climb the snow of Sheba's left breast, till he comes to the nipple, on the north side of which is Solomon's great road.'


"'Now, Jim,' I said, `when you give this to your master (итак, Джим, когда ты отдашь это своему хозяину), tell him he had better follow the advice implicitly (скажи ему, что ему лучше безоговорочно следовать этому совету; implicitly — неявно, не явным образом; всецело, без колебаний, безоговорочно). You are not to give it to him now (ты не должен отдавать ему /записку/ сейчас), because I don't want him back asking me questions which I won't answer (потому что я не хочу, чтобы он вернулся и стал задавать мне вопросы, на которые я не отвечу). Now be off, you idle fellow, the wagon is nearly out of sight (а теперь уходи, ты, бездельник, фургон уже почти скрылся из виду; idle — бесполезный, тщетный; ленивый, праздный; sight — зрение; поле зрения, видимость).'

"Jim took the note and went (Джим взял записку и ушел), and that is all I know about your brother, Sir Henry (и вот и все, что я знаю о вашем брате, сэр Генри); but I am much afraid (но я сильно боюсь, что) — "


"'Now, Jim,' I said, `when you give this to your master, tell him he had better follow the advice implicitly. You are not to give it to him now, because I don't want him back asking me questions which I won't answer. Now be off, you idle fellow, the wagon is nearly out of sight.'

"Jim took the note and went, and that is all I know about your brother, Sir Henry; but I am much afraid — "


"Mr. Quatermain," said Sir Henry, "I am going to look for my brother (я собираюсь разыскать своего брата; to look for smb. — искатького-либо); I am going to trace him to Suliman's Mountains, and over them, if necessary (я собираюсь последовать за ним до Сулеймановых гор, и /перейти/ через них, если потребуется; to trace — набрасывать/план/; следовать, идти по следам; necessary — необходимый, нужный), until I find him, or until I know that he is dead (/и буду идти/ до тех пор, пока я не найду его, или пока я не узнаю, что он мертв). Will you come with me (вы пойдете со мной)?"

I am, as I think I have said, a cautious man, indeed a timid one (я, как мне кажется, уже сказал, что я осмотрительный человек, /даже/ на самом деле, робкий), and I shrank from such an idea (и я отпрянул при одной этой: «такой» мысли; to shrink — уменьшаться, сокращаться; избегать/чего-либо/, уклоняться/отчего-либо/; idea — идея, мысль; план, замысел). It seemed to me that to start on such a journey would be to go to certain death (мне казалось, что отправиться в такое путешествие — значит пойти на верную смерть), and, putting other things aside, as I had a son to support (и, отбросив другие соображения = кроме всего прочего, у меня был сын, которого /я должен был/ содержать;to put a side— откладывать /в сторону/; отбрасывать, стараться не замечать; to support— поддерживать, подпирать; помогать, поддерживать /материально/), I could not afford to die just then (/и поэтому/ я не мог /себе/ позволить умереть именно тогда).


"Mr. Quatermain," said Sir Henry, "I am going to look for my brother; I am going to trace him to Suliman's Mountains, and over them, if necessary, until I find him, or until I know that he is dead. Will you come with me?"

I am, as I think I have said, a cautious man, indeed a timid one, and I shrank from such an idea. It seemed to me that to start on such a journey would be to go to certain death, and, putting other things aside, as I had a son to support, I could not afford to die just then.


"No, thank you, Sir Henry, I think I had rather not (нет, благодарю вас, сэр Генри, я думаю, что, пожалуй, откажусь)," I answered. "I am too old for wild-goose chases of that sort (я слишком стар для затей такого рода; wild-goose — дикийгусь; chase — погоня; wild-goose chase — напрасное стремление к чему-либо, погоня за несбыточным), and we should only end up like my poor friend Silvestre (и мы /все/ просто кончим так же, как мой бедный друг Силвештра). I have a son dependent on me (у меня есть сын, нуждающийся в моей помощи; dependent— зависимый; получающий помощь /от кого-либо/, находящийся на иждивении /кого-либо/; to depend on smb. — зависеть от кого-либо), so cannot afford to risk my life (поэтому я не могу себе позволить рисковать своей жизнью)."

Both Sir Henry and Captain Good looked very disappointed (сэр Генри и капитан Гуд /оба/ выглядели очень разочарованными; to look— смотреть; выглядеть, иметь вид).


"No, thank you, Sir Henry, I think I had rather not," I answered. "I am too old for wild-goose chases of that sort, and we should only end up like my poor friend Silvestre. I have a son dependent on me, so cannot afford to risk my life."

Both Sir Henry and Captain Good looked very disappointed.


"Mr. Quatermain," said the former (сказал сэр Генри: «первый из двух /мужчин/»), "I am well off (я состоятельный /человек/; well off — состоятельный, зажиточный), and I am bent upon this business (и я твердо решил /довести это дело до конца/; to be bent on smth. — решиться на что-либо; business — дело, занятие; /разг./ дело, вопрос, случай). You may put the remuneration for your services at whatever figure you like, in reason (вы можете назначить вознаграждение за свои услуги в любой сумме, которую вы пожелаете, в разумных пределах;service — услужение; услуга, помощь; figure — цифра, число; /разг./ цена; reason — причина; здравый смысл, благоразумие; in reason — в разумных пределах), and it shall be paid over to you before we start (и оно будет выплачено вам до того, как мы отправимся в путь). Moreover, I will, before we start, arrange that in the event of anything happening to us or to you (более того, я, прежде чем мы отправимся в путь, отдам распоряжение, что если что-нибудь случится с нами или с вами; to arrange — приводить в порядок; принимать меры, давать распоряжения; event — событие; случай; in the event of — в случае чего), your son shall be suitably provided for (ваш сын будет соответственным образом обеспечен; to provide /for/ — снабжать; обеспечивать/средствами к существованию/).


"Mr. Quatermain," said the former, "I am well off, and I am bent upon this business You may put the remuneration for your services at whatever figure you like, in reason, and it shall be paid over to you before we start. Moreover, I will, before we start, arrange that in the event of anything happening to us or to you, your son shall be suitably provided for.


You will see from this how necessary I think your presence (вы поймете, исходя из этого, насколько необходимым я считаю ваше присутствие = ваше участие). Also, if by any chance we should reach this place, and find diamonds (к тому же, если, по какой-либо случайности, мы доберемся до этого места и найдем алмазы; chance— случайность, случай; by chance— случайно), they shall belong to you and Good equally (они будут принадлежать вам и Гуду в равных частях; equal— равный, одинаковый; equally— равно, в равной степени; поровну). I do not want them (мне они не нужны; to want— желать, хотеть; нуждаться). But of course the chance is as good as nothing (но, конечно же, возможность того, /что мы их найдем/, почти равна нулю; as good as— в сущности, фактически; nothing— ничего), though the same thing would apply to any ivory we might get (хотя, тоже самое будет касаться и слоновой кости, которую мы, возможно, добудем; to apply— обращаться с просьбой; применяться, касаться). You may pretty well make your own terms with me, Mr. Quatermain (вы вполне можете назначить мне свои собственные условия, мистер Квотермейн; term— период, срок; /обыкн. pl./ условия оплаты; ср.: make your own terms— назовите вашу цену); of course I shall pay all expenses (и, конечно же, я оплачу все издержки; expense— расход, трата; расходы, издержки)."


You will see from this how necessary I think your presence. Also, if by any chance we should reach this place, and find diamonds, they shall belong to you and Good equally. I do not want them. But of course the chance is as good as nothing, though the same thing would apply to any ivory we might get. You may pretty well make your own terms with me, Mr. Quatermain; of course I shall pay all expenses."


"Sir Henry," said I, "this is the most liberal offer I ever had (это самое щедрое предложение, которое я когда-либо получал; liberal — свободомыслящий, с широкими взглядами; щедрый, великодушный), and one not to be sneezed at by a poor hunter and trader (и такое предложение, с которым следует считаться бедному охотнику и торговцу; to sneeze — чихать; /at/ не принимать всерьез/кого-либо, что-либо/, пренебрежительно относиться/к кому-либо, чему-либо/). But the job is the biggest I ever came across (но эта работа — самая значительная /из всех тех/, с которыми я когда-либо сталкивался; big— большой, крупный; важный, значительный), and I must take time to think it over (и мне требуется время, чтобы все это обдумать). I will give you my answer before we get to Durban (я дам = сообщу вам свой ответ прежде, чем мы приедем в Дурбан)."

"Very good (очень хорошо)," answered Sir Henry (ответил сэр Генри), and then I said good-night and turned in (затем я пожелал им доброй ночи и /ушел к себе и/ лег спать; to turnin— /разг./ ложиться спать), and dreamed about poor, long-dead Silvestre and the diamonds (и видел сны о несчастном давно умершем Силвештра и алмазах; dream— сон, сновидение; to dream— видеть сны, видеть во сне).


"Sir Henry," said I, "this is the most liberal offer I ever had, and one not to be sneezed at by a poor hunter and trader. But the job is the biggest I ever came across, and I must take time to think it over. I will give you my answer before we get to Durban."



[1] Лейденбург — небольшой городок в Восточном Трансваале, основан в 1847 г. Расположен в живописной местности в горах.

[2] Ophir — Офир /по-араб. богатство/, знаменитая в древности восточная страна, известная добыванием золота и драгоценных камней. Во времена Соломона еврейские корабли неоднократно совершали путешествия в Офир. По всей вероятности, Офир находился в Восточной Индии, но указать точное положение его в настоящее время невозможно. Более 16-ти различных стран считаются местонахождением Офира.

[3] Manica — Манника, провинция в Мозамбике.

[4] Маника — африканская народность, живущая в Родезии.

[5] Крааль (искаженное португ. curral — загон для скота) — кольцеобразное поселение, в котором дома расположены по кругу, а внутренняя площадь служит загоном для скота.

[6] Delagoa — Делагоа, залив, одна из лучших гаваней Индийского океана у юго-восточных берегов Африки.

[7] Boers — буры, или африканеры, потомки голландских поселенцев в Южной Африке. На староголландском языке бур — крестьянин. Их язык называется африкаанс.

[8] Sheba — Сава, царство в юго-восточной Аравии или в восточной Африке; queen of Sheba — царица Савская, наслышавшись о мудрости царя Соломона, совершила поездку в Иерусалим, откуда возвратилась с богатыми дарами.

[9] Bechuana — бечуаны, народ, проживающий в Южной Африке к северу от Капской колонии до реки Замбези; современное название страны проживания Ботсвана.


Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.