«You can’t be bom anew and change your start, but you can get started right now and change your finish.» - Нельзя родиться заново и изменить свой старт, но можно стартовать сейчас и изменить свой финиш
 Wednesday [ʹwenzdı] , 21 November [nə(ʋ)ʹvembə] 2018

Тексты для чтения

Алан Александр Милн. Принц Кролик.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

Алан Александр Милн

PRINCE RABBIT Once upon a time there was a King who had no children. Sometimes he would say to the Queen, 'If only we had a son!' and the Queen would answer, If only we had!' And then on another day he would say. If only we had a daughter!' and the Queen would sigh and answer, 'Yes, even if we had a daughter, that would be something!’ But they had no children at all. As the years went on and there were still no children in the Royal Palace, the people began to ask each other who would be the next King to reign over them. And some said that perhaps it would be the Chancellor, which was a pity, as nobody liked him very much; and others said that there would be no King at all, but that everybody would be equal. Those who were lowest of all thought that this would be a satisfactory ending of the matter; but those who were higher up felt that, though in some respects it would be a good thing, yet in other respects it would be an ill-advised state of affairs; and they hoped therefore that a young Prince would be born in the Palace. But no Prince was bom. One day, when the Chancellor was in audience with the King, it seemed well to him to speak what was in the people's minds. 'Your Majesty,' he said; and then stopped, wondering how best to put it. 'Well?' said the King. CI have Your Majesty's permission to speak my mind?' 'So far, yes,’ said the King. Encouraged by ibis, the Chancellor resolved to put the matter plainly. 'In the event of Your Majesty's death...' He coughed and began again. If Your Majesty ever should die,' he said, 'which in any case will not be for many years—if ever—as, I need hardly say, Your

ПРИНЦ КРОЛИК

Когда-то давно жил король, у которого не было детей. Иногда он говорил королеве: «Если бы только у нас был сын!» И королева эхом отвечала: «Если бы!» А в другой день он говорил: «Если бы у нас . была дочь!» И королева вздыхала в ответ: «Да, если бы только у нас была дочь». Но детей у них не было. Шли годы, но в королевском дворце по-прежнему не слышалось детских криков, и люди начали спрашивать друг друга, кто же будет их следующим королем. Некоторые предполагали, что им станет канцлер, и печально качали головами, потому что в королевстве канцлера не любили. Но все продолжали надеяться, что во дворце родится маленький принц, который, однако, так и не появился. Однажды на королевской аудиенции канцлер решил поговорить с королем о том, что волновало народ.

— Ваше величество, — начал канцлер и замолчал, не найдя подходящих слов.

— Да? — ответил король.

— Ваше величество позволяет мне высказать то, что накопилось у меня на душе?

— Говори, — милостиво кивнул король. Вдохновленный разрешением монарха, канцлер решил сразу перейти к делу.

— В случае смерти Вашего величества... — он закашлялся и начал снова. — Если Ваше величество когда-нибудь умрет, чего, без всякого сомнения, не произойдет еще много лет... мне нет нужды говорить, Ваше величество, что Ваши верные подданные надеются, я хочу сказать, они надеются, что этого никогда не случится. Но допуская хоть на секунду, позволив себе это печальное допущение...

Majesty’s loyal subjects earnestly hope—I mean they hope it will be never. But assuming for the moment—making the sad assumption—' 'You said you wanted to speak your mind,' interrupted the King. Is this it?' 'Yes, Your Majesty.' 'Then I don't think much of it.' 'Thank you. Your Majesty.' 'What you are trying to say is, "Who will be the next King?'" 'Quite so, Your Majesty.’ 'Ah!' The King was silent for a little. Then he said, I can tell you who won’t be.' The Chancellor did not seek for information on this point, feeling that in the circumstances the answer was obvious. 'What do you suggest yourself?' 'That Your Majesty choose a successor from among the young and the highly-born of the country, putting him to whatever test seems good to Your Majesty.' The King pulled at his beard and frowned. 'There must be not one test, but many tests. Let all, who will, offer themselves, provided only that they are under the age of twenty and are well-born. See to it.' He waved his hand in dismissal, and with an accuracy established by long practice the Chancellor retired backwards out of the Palace. On the following morning, therefore, it was announced that all those who were ambitious to be appointed the King's successor, and who were of high birth and not yet come to the age of twenty, should present themselves a week later for the tests to which His Majesty desired to put them, the first of which was to be a running race. Whereat the people rejoiced, for they wished to be ruled by one to whom they could look up, and running was much esteemed in that country. On the appointed day the excitement was great. All along the course, which was once round the Palace, large crowds were massed, and at the finishing point the King and Queen themselves were seated in a specially erected Pavilion. And to this Pavilion the competitors were brought to be introduced to Their Majesties. And there were nine young nobles, well-built and handsome, and (it was thought) intelligent, who were competitors.

— Ты собирался говорить о том, что накопилось у тебя на душе, — прервал его король. — Так?

— Да, Ваше величество.

— Надо яснее выражать свои мысли.

— Разумеется, Ваше величество.

— Ты хотел спросить: «Кто будет следующим королем?»

— Совершенно верно, Ваше величество.

— Ага! — король помолчал,— Я могу сказать тебе, кто им не будет. Канцлер воздержался от следующего вопроса. Слишком уж очевидным казался ответ.

— Что бы ты мог предложить сам? — спросил король.

— Ваше величество могли бы выбрать преемника среди молодых людей высокого происхождения. Я бы рекомендовал провести состязание, а победителя объявить Вашим наследником. Король нахмурился, подергал себя за бороду.

— Одного состязания, пожалуй, недостаточно. Пусть их будет много. Участники должны быть благородного происхождения и моложе двадцати лет. Проследи за этим. — И взмахом руки король отпустил канцлера. Следующим утром по всему королевству глашатаи объявили, что неделю спустя у королевского дворца начнутся состязания, первым видом которых будет бег. Участники должны быть честолюбивы (все-таки победитель становился преемником короля), молоды, не старше двадцати лет, и благородного происхождения. Народ ликовал, потому что всем хотелось, чтобы страной правил уважаемый человек, а умение бегать считалось в королевстве немалым достоинством. В назначенный день город шумел, как растревоженный улей. Вдоль всей дистанции, проложенной вокруг дворца, плотной стеной стояли зрители. На финише, в специально построенном павильоне, сидели король и королева. Там же Их величествам представляли участников состязания. В забеге собирались участвовать девять симпатичных, хорошо сложенных, по утверждению многих, умных юношей, представителей лучших семей королевства. И еще один кролик.

And there was also one Rabbit. The Chancellor had first noticed the Rabbit when he was lining up the competitors, pinning numbers on their backs so that the people should identify them, and giving them such instructions as seemed necessary to him. ’Now, now, be off with you,' he had said. 'Competitors only, this way.' And he had made a motion of impatient dismissal with his foot. ‘I am a competitor,' said the Rabbit. 'And I don't think it is usual,' he added with dignity, 'for the starter to kick one of the competitors just at the beginning of an important foot-race. It looks like favouritism.’ 'You can't be a competitor,' laughed all the young nobles. 'Why not? Read the rules.’ The Chancellor, feeling rather hot suddenly, read the rules. The Rabbit was certainly under twenty; he had a pedigree which showed that he was of the highest birth; and— 'And,' said the Rabbit, I am ambitious to be appointed the Ring's successor. Those were all the conditions. Now let's get on with the race.' But first came the introduction to the King. One by one the competitors came up... and at the end— 'This,' said the Chancellor, as airily as he could, 'is Rabbit.’ Rabbit bowed in the most graceful manner possible; first to the King and then to the Queen. But the King only stared at him. Then he turned to the Chancellor. 'Well?' The Chancellor shrugged his shoulders. 'His entry does not appear to lack validity,' he said. 'He means. Your Majesty, that it is all right,' explained Rabbit. The King laughed suddenly. 'Go on,' he said. 'We can always have a race for a new Chancellor afterwards.' So the race was started. And the young Lord Calomel was much cheered on coming in second; not only by Their Majesties, but also by Rabbit, who had finished the course some time before, and was now lounging in the Royal Pavilion. 'A very good style, Your Majesty,' said Rabbit, turning to the King. 'Altogether he seems to be a most promising youth.’ 'Most,' said the King grimly. 'So much so that I do not propose

Канцлер впервые заметил кролика, когда выстроил в ряд участников забега и прикалывал им на спину номера, чтобы зрители могли отличить их друг от друга.

— Уходи отсюда, — сказал канцлер кролику. — Тут могут находиться только участники, — и он попытался отпихнуть кролика ногой.

— Я тоже участник, — ответил кролик. — Впервые слышу, — с достоинством продолжал он, — чтобы стартер давал пинка одному из участников решающего забега. Похоже, что вы хотите создать кое-кому более благоприятные условия.

— Ты не можешь быть участником, — рассмеялись юноши.

— Отчего же? — возразил кролик. — Прочтите правила. Канцлер, которому внезапно стало жарко, перечитал правила. Кролик, несомненно, еще не достиг двадцати лет, а родословная подтверждала его высочайшее происхождение. И...

— И я честолюбив и хочу стать преемником короля. Но вначале следовало представить королю участников забега. Один за другим они подходили к павильону, и последним...

— А это, — беззаботно сказал канцлер, — кролик. Тот галантно поклонился сначала королю, потом королеве. Король не сразу поверил своим глазам, а затем повернулся к канцлеру.

— Что это? ; Канцлер пожал плечами.

— К сожалению, его желание участвовать в забеге достаточно обосновано.

— Ваше величество, канцлер хочет сказать, что все в порядке, — пояснил кролик. Неожиданно король рассмеялся.

— Начинайте, — сказал он. — Потом мы всегда сможем провести еще один забег и определить, кто станет следующим канцлером. Они побежали, и юный лорд Каломель под рукоплескания зрителей закончил дистанцию вторым. Его приветствовали не только королевская чета, но и кролик, наблюдавший за окончанием забега из королевского павильона, потому что сам он давным-давно прибежал первым.

— Прекрасная техника. Ваше величество, — кролик повер-

to trouble the rest of the competitors. The next test shall take place between you and him.' ’Not racing again, please. Your Majesty. That would hardly be fair to bis Lordship.' ’No, not racing. Fighting.' 'Ah!' What sort of fighting?’ 'With swords,'said the King. • • T am a little rusty with swords, but I daresay in a day or two— ‘It will be now,’ said the King. ’You mean, Your Majesty, as soon as Lord Calomel has recovered his breath?' The King answered nothing, but ' turned to bis Chancellor. 'Tell the young Lord Calomel that in half an hour I desire him to fight with this Rabbit—' 'The young Lord Rabbit,' murmured the other competitor to the Chancellor. 'To fight with him for my Kingdom.' ’And borrow me a sword, will you?' said Rabbit. 'Quite a small one. I don't want to hurt him.' So, half an hour later, on a level patch of grass in front of the Pavilion, the fight began. It was a short, but exciting struggle. Calomel, whirling his long sword in his strong right arm, dashed upon Rabbit, and Rabbit, carrying his short sword in bis teeth, dodged between Calomel's legs and brought him toppling. And when it was seen that the young Lord rose from the ground with a broken arm, and that with the utmost gallantry he had now taken his sword in bis left hand, the people cheered. And Rabbit, dropping his sword for a moment, cheered too; then he picked it up and got entangled in his adversary’s legs again, so that again the young Lord Calomel crashed to the ground, this time with a sprained ankle. And there he lay. Rabbit trotted to the Royal Pavilion, and dropped his sword in the Chancellor's lap. 'Thank you so much,’ he said. ’Have I won?' And the King frowned and pulled at his beard. 'There are other tests,' he muttered. But what were they to be? It was plain that Lord Calomel was in no condition for another physical test. What, then, of an intellectual test?

нулся к королю. — И вообще, этого юношу ждет блестящее будущее.

— Это точно, — сухо ответил король. — Я настолько в нем уверен, что отпускаю остальных. В следующем состязании примете участие только вы.

— Надеюсь, нам не придется больше бегать, Ваше величество. Это было бы несправедливо по отношению к его светлости.

— Нет, бегать вам не придется. Вы сразитесь друг с другом.

— Понятно. Каким оружием?

— На мечах.

— В последнее время мне не приходилось пользоваться мечом, но, смею вас заверить, через день или два...

— Состязание состоится сегодня, — отрезал король.

— Как только лорд Каломель отдышится после бега? Король ничего не ответил и посмотрел на канцлера.

— Скажи молодому лорду Каломелю, что через полчаса он сразится с этим кроликом.

— Молодым лордом Кроликом, — пробормотал второй участник состязаний.

— Сразится с ним за мое королевство, — твердо закончил король.

— И будьте так добры, принесите мне, пожалуйста, меч. — добавил кролик. — Только самый маленький. Я хочу, чтобы лорд Каломель быстро оправился от ран. И вот, полчаса спустя, на ровной полоске травы перед королевским павильоном сошлись лорд Каломель и кролик. Бой вышел жарким, но коротким. Каломель, взмахнув длинным мечом, ринулся на кролика, а тот, зажав короткий меч, скорее кинжал, в зубах, метнулся в ноги своему сопернику, и Каломель упал. Да так неудачно, что сломал правую руку. Зрители радостно захлопали, когда он элегантно поднял меч левой рукой. И кролик, на мгновение уронив кинжал, также приветствовал мужество юного лорда. А затем зажал кинжал зубами и тем же маневром вновь уложил Каломеля на землю. На этот раз лорд вывихнул ногу и остался лежать там, где упал. Кролик затрусил к королевскому павильону и положил кинжал на колени к канцлеру.

— Большое вам спасибо, — сказал он. — Я победил? Король насупился.

'After all,' said the King to the Queen that night, ’intelligence is a quality not without value to a ruler.' ‘Is it?’ asked the Queen doubtfully. ‘I have found it so,' said the King, a little haughtily. 'Oh,' said the Queen. There is a riddle, of which my father was fond, the answer to which has never been revealed save to the Royal House. We might make this the final test between them.’ 'What is the riddle?' ‘I fancy it goes like this.' He thought for a moment, and then recited it, beating time with his hand. 'My first I do for your delight. Although 'tis neither black nor white. My second looks the other way, Yet always goes to bed by day. My whole can fly, and climb a tree, And sometimes swims upon the sea.’ 'What is the answer ?' asked the Queen. 'As far as I remember,' said His Majesty, 'it is either "dormoimef’ or "raspberry.”’ ' "Dormouse" doesn't make sense,' objected the Queen. 'Neither does "raspberry",' pointed out the King. 'Then how can they guess it?' 'They can’t. But my idea is that young Calomel should be Я&-cretly told beforehand what the answer is, so that he may win the competition.' ‘Is that fair?' asked the Queen doubtfully. 'Yes,' said the King. 'Certainly, or I wouldn't have suggested it.' So it was duly announced by the Chancellor that the final test between the young Lord Calomel and Rabbit would be the solving of an ancient riddle-rne-ree, which in the past had baffled all save those of Royal Blood. Copies of the riddle had been sent to the competitors, and in a week from that day they would be called upon to give their answers before Their Majesties and the full Court. And with Lord Calomel's copy went a message, which said this: 'From a friend. The answer is "dormouse", burn this.' The day came round: and Calomel and Rabbit were brought before Their Majesties; and they bowed to Their Majesties, and

— Состязания не закончились,— процедил он. Но что он мог предложить? Всем было ясно, что физическое состояние лорда Каломеля не позволяло ему состязаться в силе. Правда, оставался ум.

— В конце концов, — сказал король королеве в тот вечер, — ум государю не помеха.

— Ты так думаешь? — с сомнением спросила королева.

— Я это знаю, — сердито ответил король.

— О, — вздохнула королева.

— Есть одна загадка, которая очень нравилась моему отцу. Ответ на нее известен только членам королевской семьи. Это и будет нашим последним состязанием.

— И как звучит эта загадка?

— Кажется, так, — король помолчал, а затем прочитал ее вслух, отбивая ритм рукой.

Такое все веселое,

ни черное, ни белое. Посмотришь только в сторону,

захочется уснуть.

А можно б было полететь,

вскарабкаться на дерево.

И не спеша поплавать

по морю иль реке.

— И что это такое? — спросила королева.

— Насколько я помню, — ответил Его величество, или <соня», или «малина».

— «Соня» тут ни при чем, — возразила королева.

— Так же, как и «малина», — заметил король.

— Каким же образом они смогут найти правильный ответ?

— Им это не удастся. Я хочу, чтобы юному Каломелю сообщили по секрету правильный ответ, и тогда он победит кролика.

— Разве это справедливо? — с сомнением в голосе спросила королева.

— Да, — ответил король. — Разумеется. Иначе я бы этого не предлагал. И вскоре канцлер объявил о заключительном состязании

were ordered to be seated, for Calomel’s ankle was still painful to him. And when the Chancellor had called for silence, the King addressed those present, explaining the conditions of the test to them. 'And the answer to the riddle,’ he said, ’is in this sealed paper, which I now hand to my Chancellor, in order that he shall open it, as soon as the competitors have told us what they know of the matter.’ The people, being uncertain what else to do, cheered slightly. T will ask Lord Calomel first,’ His Majesty went on. He looked at his Lordship, and his Lordship nodded slightly. And Rabbit, noticing that nod, smiled suddenly to himself ’Lord Calomel,’ said the King, ’what do you consider to be the best answer to this riddle - me-ree?’ The young Lord Calomel tried to look very wise, and he said: ’There are many possible answers to this riddle-me-ree, but the best answer seems to me to be "dormouse".’ ’Let someone take a note of that answer,’ said the King; whereupon the Chief Secretary wrote down: ’Lord Calomel— "dormouse".’ ’Now,’ said the King to Rabbit, ’what suggestion have you to make in this matter?’ Rabbit, who had spent an anxious week inventing answers each more impossible than the last, looked down modestly. ’Well?’ said the King. ’Your Majesty,’ said Rabbit with some apparent hesitation, T have a great respect for the intelligence of the young Lord Calomel, but 1 think that in this matter he is mistaken. The answer is not, as he suggests, "woodlouse", but "dormouse".’ T said "dormouse",’ cried Calomel indignantly. T thought you said "woodlouse",’ said Rabbit in suiprise. r ’He certainly said "dormouse",’ said the King coldly. ..... ’ "Woodlouse", 1 think,’ said Rabbit. ’Lord Calomel—"dormouse”,' read out the Chief Secretary. ? 'There you are,’ said Calomel, T did say "dormouse" 'My apologies,’ said Rabbit, with a bow. 'Then we are both right, for "dormouse" it certainly is.' The Chancellor broke open the sealed paper, and to the amazement of nearly all present read out, "dormouse"

между юным лордом Каломелем и кроликом. Им предстояло отгадать древнюю загадку, найти ответ, известный лишь членам королевской семьи. Каждый из соперников получил текст загадки, и неделю спустя им предстояло предстать перед Их величествами и всеми придворными. Лорду Каломелю передали также короткую записку: «От друга. Ответ — «соня». ЗАПИСКУ СОЖГИТЕ». В назначенный день Каломель и кролик вошли в тронный зал и поклонились королю и королеве. Им милостиво разрешили сесть, так как лорда Каломеля еще беспокоила вывихнутая нога. Затем канцлер призвал собравшихся к тишине, и король огласил условия состязания.

— Ответ на загадку, — сказал он, — находится в запечатанном конверте, который я отдаю канцлеру, чтобы тот вскрыл его после того, как лорд Каломель и кролик скажут нам, что они думают по этому поводу. Придворные, не зная, как реагировать на слова короля, на всякий случай захлопали в ладоши.

— Первым я спрошу лорда Каломеля, — продолжал король. Он пристально посмотрел на его светлость, и тот коротко кивнул. Кролик, заметив кивок, внезапно улыбнулся.

— Лорд Каломель, каков, по-вашему, лучший ответ на нашу загадку? Юный лорд попытался придать своему лицу серьезное выражение.

— На эту загадку есть много возможных ответов, но лучшим, как мне кажется, будет «соня».

— Пусть кто-нибудь запишет его ответ, — сказал король, и главный секретарь записал: «Лорд Каломель — соня».

— А теперь, — король повернулся к кролику, — что скажете нам вы? Кролик, всю неделю придумывавший разные ответы, среди которых были и мудренее того, что предложил лорд Каломель, скромно потупил взгляд.

— Ну? — король не отрывал глаз от кролика.

— Ваше величество, — неуверенно начал кролик, — лорду Каломелю, несомненно, не занимать ума. Но в данном случае он ошибся. Ответ не «пони», а «соня».

’Apparently, Your Majesty,' he said in some surprise, 'they are both equally correct.' The King scowled. In some way which he didn't quite understand, he had been tricked. 'May I suggest, Your Majesty,' the Chancellor went on, 'that they be asked now some question of a different order, such as can be answered, after not more than a few minutes' thought, here in Your Majesty's presence. Some problem in the higher mathematics for instance, such as might be profitable for a future King to know.' 'What question?' asked His Majesty, a little nervously. 'Well, as an example—"What is seven tinges six?"’ And, behind bis hand, he whispered to the King, 'Forty-two.' Not a muscle of the King's face moved, but he looked thoughtfully at the Lord Calomel. Supposing his Lordship did not know. 'Well?' he said reluctantly. 'What is the answer?' The young Lord Calomel thought for some time, and then said, 'Fifty-four.' 'And you ?' said the King to Rabbit. Rabbit wondered what to say. As long as he gave the same answers as Calomel, he could not lose in the encounter, yet in this case 'forty-two' was the right answer. But the King, who could do no wrong, even in arithmetic, might decide, for the purposes of the competition, that 'fifty-four' was an answer more becoming to the future ruler of the country. Was it, then, safe to say, 'forty-two'? 'Your Majesty,' he said, 'there are several possible answers to this extraordinarily novel conundrum. At first sight the obvious solution would appear to be "forty-two". The objection to this solution is that it lacks originality. I have long felt that a progressive country such as ours might well strike out a new line in the matter. Let us agree that in future seven sixes are "fifty-four". In that case the answer, as Lord Calomel has pointed out, is "fifty-four". But if Your Majesty would prefer to cling to the old style of counting, then Your Majesty and Your Majesty's Chancellor would make the answer "forty-two".’ After saying which, Rabbit bowed gracefully, both to Their Majesties and to his opponent, and sat down again. The King scratched his head in a puzzled sort of way. 'The correct answer,’ he said, 'is, or will be in the future, "fifty- four .

—- Я сказал «соня»! — негодующе воскликнул Каломель.

— А мне послышалось, что вы сказали «пони», — настаивал кролик.

— Лорд Каломель — «соня», — громко прочел главный секретарь.

— Вот видите, — торжествующе улыбнулся лорд Каломель. — Я сказал «соня».

— Примите мои извинения, — поклонился ему кролик. — Значит, мы оба оказались правы, так как я уверен, что правильный ответ — «соня». Канцлер сломал печать, вскрыл конверт и, к изумлению большинства присутствующих, громко прочел: «Соня».

— Похоже, Ваше величество, — канцлер пребывал в явном замешательстве, — что они оба ответили правильно. Король нахмурился. Он чувствовал, что его провели, хотя еще и не понял, каким образом.

— У меня есть предложение, Ваше величество, — продолжил канцлер. — Задайте им еще один вопрос, из другой области знания, чтобы они ответили на него прямо сейчас, в присутствии Вашего величества. К примеру, можно спросить их о чем-нибудь из высшей математики. Будущему королю следует разбираться в премудростях этой науки.

— Какой вопрос? — нервно спросил король.

— Ну, допустим, сколько будет семью шесть? — канцлер прикрыл рот рукой и прошептал королю. — Сорок два. Ни единый мускул не дрогнул на лице короля, но он задумчиво посмотрел на лорда Каломеля. Его светлость мог не знать правильного ответа.

— Ну? — с явной неохотой сказал король. — Что вы нам ответите? Юный лорд Каломель задумался лишь на мгновение.

— Пятьдесят четыре.

— Ваш ответ? — обратился король к кролику. «Что же мне сказать», — гадал кролик. Давая те же ответы, что и Каломель, он мог не проиграть состязание, однако в данном случае правильным ответом являлось «сорок два». Но король, который никогда не ошибался, даже в арифметических действиях, мог заявить, исходя из сложившейся ситуа-

'Make a note of that,’ whispered the Chancellor to the Chief Secretary. 'Lord Calomel guessed this at his first attempt; Rabbit at his second attempt. I therefore declare Lord Calomel the winner.' 'Shame!' said Rabbit. 'Who said that?' cried the King furiously. Rabbit looked over his shoulder, with the object of identifying the culprit, but was apparently unsuccessful. 'However,' went on the King, 'in order that there should be no doubt in the minds of my people as to the absolute fairness with which this competition is being conducted, there will be one further test. It happens that a King is often called upon to make speeches and exhortations to his people, and for this purpose the ability to stand evenly upon two legs for a considerable length of time is of much value to him. The next test, therefore, will be—' But at this point Lord Calomel cleared bis throat so loudly that the King had to stop and listen to him. ’Quite so,' said the King. 'The next test, therefore, will be held in a month's time, when his Lordship's ankle is healed, and it will be a test to see who can balance himself longest upon two legs only.’ Rabbit galloped back to his home in the wood, pondering deeply. Now there was an enchanter who lived in the wood, a man of many magical gifts. He could (it was averred by the countryside) extract coloured ribbons from his mouth, cook plum-puddings in a hat, and produce as many as ten silk handkerchiefs, knotted together, from a twist of paper. And that night, after a simple dinner of salad, Rabbit called upon him. 'Can you,' he said, 'turn a rabbit into a man?’ T can,' he said at last, 'turn a plum-pudding into a rabbit.' 'That,' said Rabbit, 'to be quite frank, would not be a helpful operation.' T can turn almost anything into a rabbit,' said the enchanter with growing enthusiasm. In fact, I like doing it.' Then Rabbit had an idea. 'Can you turn a man into a rabbit?’ T did once. At least I turned a baby into a baby rabbit.'

'When was that?'

ции, что будущему правителю страны более приличествует ответ «пятьдесят четыре». И ответ «сорок два» уже не представлялся ему самым правильным.

— Ваше величество, — начал кролик, — эту исключительно интересную головоломку можно решить по-разному. Наиболее очевидным ответом является сорок два. К сожалению, такому ответу недостает оригинальности. Мне давно казалось, что наша прогрессивная страна должна иметь новую систему отсчета. Давайте с этого момента считать, что семью шесть будет пятьдесят четыре. В этом случае ответ, как и сказал лорд Каломель, «пятьдесят четыре». Но, если Ваше величество предпочтет обойтись без нововведений, тогда семью шесть будет сорок два, — кролик поклонился Их величествам, лорду Каломелю и сел. Король задумчиво почесал затылок.

— Правильный ответ, — сказал он, — пятьдесят четыре.

— Не забудь это записать, — прошептал канцлер главному секретарю.

— Лорд Каломель сразу догадался об этом, кролик — со второй попытки. Таким образом я объявляю победителем лорда Каломеля.

— Позор! — воскликнул кролик.

— Кто это сказал? — грозно вскричал король. Кролик обернулся, вероятно, в поисках того, кто осмелился перечить монарху.

— Однако, — продолжал король, — для того, чтобы в умах моих подданных не осталось и тени сомнения в абсолютной беспристрастности нашего выбора, мы проведем еще одно состязание. Главе государства часто приходится выступать, то есть стоять на ногах в течение длительных промежутков времени. И следующее состязание будет заключаться в том... — Его прервало громкое покашливание юного лорда.

— Хорошо, — продолжил король, взглянув на Каломеля. — Состязание состоится через месяц, когда лорд Каломель окончательно поправится, и победит в нем тот, кто дольше простоит на двух ногах. По пути домой кролику было о чем подумать. Надо отметить, что в том же лесу жил волшебник, знающий немало магических фокусов. Он мог (это неоднократно

'Eighteen years ago. At the court of King Nicodemus. I was giving an exhibition of my powers to him and his good Queen. I asked one of the company to lend me a baby, never thinking for a moment that... The young Prince was handed up. I put a red silk handkerchief over him, and waved my hands. Then I took the handkerchief away... The Queen was very much distressed. I tried everything I could, but it was useless. The King was most generous about it. He said that I could keep the rabbit. I carried it about with me for some weeks, but one day it escaped. Dear, dear!' He wiped his eyes gently with a red silk handkerchief. 'Most interesting,' said Rabbit. 'Well, this is what I want you to do.’ And they discussed the matter from the beginning. A month later the great Standing Competition was to take place. When all was ready, the King rose to make his opening remarks. 'We are now,’ he began, 'to make one of the most interesting tests between our two candidates for the throne. At the word "Go!" they will—' And then he stopped. 'Why what’s this?' he said, putting on his spectacles. 'Where is the young Lord Calomel? And what is that second rabbit doing? There was no need to bring your brother,’ he added severely to Rabbit. ‘I am Lord Calomel,’ said the second rabbit meekly. ’Oh!’ said the King. 'Go!' said the Chancellor, who was a little deaf. Rabbit, who had been practising for a month, jumped on his back paws and remained there. Lord Calomel, who had had no practice at all, remained on all fours. In the crowd at the back the enchanter chuckled to himself. 'How Iona; do I stav like this ?' asked Rabbit. 'This is all very awkward and distressing,' said the King. ’May I get down?’ said Rabbit. 'There is no doubt tnat the Rabbit has won,' said the Chancellor. ’Which rabbit?' cried the King crossly. 'They’re both rabbits.’ ’The one with the white spots behind the ears,’ said Rabbit helpfully. 'May I get down?' There was a sudden cry from the back of the hall. 'Your Majesty!' 'Well, well, what is it?’

видели соседи волшебника) вытащить изо рта цветные ленты, приготовить пудинг с изюмом в шляпе и достать из маленького бумажного кулька по меньшей мере десять связанных между собой шелковых носовых платков. В тот же вечер, поужинав салатом, кролик заглянул к волшебнику.

— Вы можете превратить кролика в человека? — спросил он.

— Я могу, — после паузы ответил волшебник, — превратить пудинг с изюмом в кролика.

— Честно говоря, мне кажется, что в этом нет особого смысла.

— В кролика я могу превратить что угодно, — оживился волшебник. — Должен признать, мне это очень нравится. Кролик сразу все понял.

— Значит, вы сможете превратить человека в кролика?

— Однажды я это сделал. Во всяком случае, я превратил младенца в крольчонка.

— Когда это было?

— Восемнадцать лет назад. При дворе короля Никодимуса. Я демонстрировал свое искусство Их величествам. Я попросил принести мне младенца, даже не подумав о том... Мне принесли юного принца. Я накрыл его красным носовым платком и взмахнул руками. Когда я убрал платок... Королева очень опечалилась. Я делал все, что мог, но обратного превращения не произошло. Его величество проявил истинно королевское великодушие. Он сказал, что кролика я могу оставить у себя. Кролик жил у меня несколько недель, а потом исчез, бедняжка! — И волшебник вытер глаза красным носовым платком.

— Как это трогательно, — кивнул кролик. — Вот какая у меня к вам просьба... Спустя месяц подошел срок решающего состязания, и после завершения последних приготовлений король произнес вступительную речь.

— Мы намерены провести наиболее интересное состязание между двумя нашими претендентами на трон. По сигналу «Начали!» они должны... — и замолчал на полуслове. — Что такое? — добавил он, надевая очки. — Где юный лорд Каломель? И откуда взялся второй кролик? Зачем вы привели своего брата? — фыркнул он на кролика.

The enchanter pushed his way forward. 'May I look. Your Majesty?' he said in a trembling voice. 'White spots behind the ears? Dear, dear! Allow me!' He seized Rabbit's ears and bent them this way and that. ,, ,'Ow!' said Rabbit. ‘It is! Your Majesty, it is!' ‘Is what?' 'The son of the late King Nicodemus, whose country is now joined to your own. Prince Silvio.' 'Quite so,' said Rabbit airily, hiding his surprise. 'Didn't any of you recognize me?' 'Nicodemus had only one son,' said the Chancellor, 'and he died as a baby.' 'Not died,’ said the enchanter, and forthwith explained the whole sad story. T see,’ said the King, when the story was ended. 'But of course that is neither here nor there. A competition like this must be conducted with absolute impartiality.' He turned to the Chancellor. 'Which of them won that last test?' 'Prince Silvio,' said the Chancellor. 'Then my dear Prince Silvio—' 'One moment,' interrupted the enchanter excitedly. I've just thought of the word. I knew there were some words you had to say’. He threw his red silk handkerchief over Rabbit, and cried, 'Hey presto!’ And the handkerchief rose and rose and rose... And there was Prince Silvio! You can imagine how loudly the people cheered. But the King appeared not to notice that anything surprising had happened. 'Then, my dear Prince Silvio,’ he went on, 'as the winner of this most interesting series of contests, you are appointed successor to our throne.' 'Your Majesty,' said Silvio, 'this is too much!' And he turned to the enchanter and said, 'May I borrow your handkerchief for a moment ? My emotion has overcome me!' So on the following day, Prince Rabbit was duly proclaimed heir to the throne before all the people. But not until the ceremony was over did he return the enchanter's handkerchief. 'And now,’ he said to the enchanter, 'you may restore Lord Calomel to bis proper shape.'

— Я — лорд Каломель, — пропищал второй кролик.

— О! — вздохнул король.

— Начали! — воскликнул канцлер, который с годами стал хуже слышать. Кролик, упорно тренировавшийся весь месяц, легко поднялся на задние лапки. Лорд Каломель, накануне превращенный в кролика, остался сидеть на четырех. Стоящий среди зрителей волшебник довольно хмыкнул.

— И долго я должен так стоять? — спросил кролик.

— Все это весьма неприятно и огорчительно, — сказал король.

— Могу я опуститься на четыре лапки? — спросил кролик.

— Вне всякого сомнения, победил кролик, — объявил канцлер.

— Какой кролик? — рассердился король. — Они оба кролики.

— Тот, у кого за ушами белые пятна, — попытался внести ясность кролик. — Я могу опуститься на передние лапки?

— Ваше величество! — внезапно прокричали из толпы.

— Ну, что там еще? — Волшебник выступил вперед.

— Позвольте мне взглянуть, Ваше величество? — его голос дрожал от волнения. — Белые пятна за ушами? Бедняжка, бедняжка! Пропустите меня! — Он схватил кролика за уши.

— Ох! — пискнул кролик.

— Это он! Ваше величество, это он!

— Кто он?

— Сын короля Никодимуса, который правил в соседнем с вашим королевстве, принц Сильвио.

— Истинно так, — воскликнул кролик, пытаясь скрыть изумление. — Разве вы не узнали меня?

— У Никодимуса был только один сын, — заметил канцлер, — и он умер во младенчестве.

— Не умер, — возразил волшебник и рассказал ту печальную историю.

— Понятно, — кивнул король, когда волшебник замолчал. — Разумеется, это не имеет для нас никакого значения, главным условием наших состязаний является абсолютная беспристрастность в отношении участников, — он повернулся к канцлеру. — Кто из них победил?

— Принц Сильвио, — ответил канцлер.

And the enchanter placed his handkerchief on Lord Calomel’s head, and said, 'Hey presto!’ and Lord Calomel stretched himself and said, Thanks very much!' But he said it rather coldly, as if he were not really very grateful. So they all lived happily for a long time. And Prince Rabbit married the most beautiful Princess of those parts; and when a son was born to them there was much feasting and jollification. And the King gave a great party, whereat minstrels, tumblers, jugglers and suchlike were present in large quantities to give pleasure to the company. But in spite of a suggestion made by the Princess, the enchanter was not present. 'But I hear he is so clever,' said the Princess to her husband. 'He has many amusing inventions,' replied the Prince, 'but some of them are not in the best of taste.' 'Very well, dear,’ said the Princess.

— В таком случае, мой дорогой принц Сильвио...

— Подождите, — возбужденно прервал короля волшебник. — Я как раз подумал об одном волшебном слове, — он накинул на кролика красный носовой платок и воскликнул: «Хей престо!» — и носовой платок начал подниматься, подниматься, подниматься... И появился принц Сильвио. Можно представить, как ликовали зрители, но король, казалось, даже не заметил этого чудесного превращения.

— В таком случае, мой дорогой принц Сильвио, — как ни в чем не бывало продолжал он, — вы победили в серии труднейших состязания, и я объявляю вас наследником престола.

— Ваше величество, — потупился Сильвио, — даже не знаю, как выразить мои чувства, — он посмотрел на волшебника. — Дайте мне, пожалуйста, ваш платок. Я не могу сдержать слез. На следующий день принца Кролика перед всем народом провозгласили наследником престола. А красный носовой платок он отдал волшебнику лишь после окончания церемонии.

— Теперь, — сказал он, — вы можете вернуть лорду Кало-мелю человеческий облик. Волшебник накрыл платком голову лорда Каломеля, произнес: «Хей престо!» — и кролик превратился в лорда Каломеля.

— Благодарю вас, — довольно сухо сказал лорд, словно и не обрадовался тому, что снова стал человеком. Потом они жили долго и счастливо, принц Кролик женился на самой очаровательной принцессе тех мест. А когда у них родился сын, все королевство пело и плясало. Король устроил пышный пир и созвал всех менестрелей, акробатов, фокусников, чтобы они развлекали честной народ. Но, несмотря на пожелание принцессы, волшебника во дворец не пригласили.

— Но я слышала, что он очень умен, — убеждала принцесса своего мужа.

— Он действительно большой выдумщик, — ответил принц Кролик, — но некоторые из его шуток не отличаются хорошим вкусом.

— Как ты скажешь, дорогой, — кивнула принцесса.

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.