«Fire in eyes is the sign of in-head smouldering sawdust.» - Огонь в глазах - признак тлеющих опилок в голове
 Friday [ʹfraıdı] , 25 May [meı] 2018

Тексты с параллельным переводом

билингва книги

Джек Лондон. Дочь снегов.

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

CHAPTER 27

ГЛАВА XXVII

Frona turned to St. Vincent as the last of the crowd filed out. He clutched her hands spasmodically, like a drowning man. Едва последний старатель покинул хижину, Фрона обернулась к Сент-Винсенту. Точно утопающий, он судорожно сжал ее руки.
"Do believe me, Frona. Promise me." - Верьте мне, Фрона! Обещайте мне это!
Her face flushed. "You are excited," she said, "or you would not say such things. Not that I blame you," she relented. "I hardly imagine the situation can be anything else but exciting." Она вспыхнула. - Вы возбуждены,- сказала она,- иначе вы бы так не говорили. Но я не виню вас,- прибавила она мягко.- Я понимаю, что подобная история может взволновать человека.
"Yes, and well I know it," he answered, bitterly. "I am acting like a fool, and I can't help it. The strain has been terrible. And as though the horror of Borg's end were not enough, to be considered the murderer, and haled up for mob justice! Forgive me, Frona. I am beside myself. Of course, I know that you will believe me." - Да, чего уж хуже,- ответил он горько.- Я веду себя, как дурак, но иначе не могу. Потрясение было слишком велико. Как будто мне мало было того ужаса, который я испытал при виде смерти Борга, но быть еще вдобавок обвиненным в убийстве и отданным на суд толпы!.. Простите меня, Фрона. Но я сам не свой. Конечно, я знаю, что вы мне поверите.
"Then tell me, Gregory." - Расскажите мне все, Грегори.
"In the first place, the woman, Bella, lied. She must have been crazed to make that dying statement when I fought as I did for her and Borg. That is the only explanation--" - Во-первых, эта женщина, Бэлла, лгала. Она, должно быть, лишилась рассудка, если могла сказать такое перед смертью, после того, как я с опасностью для жизни защищал ее и Борга. Это - единственное объяснение...
"Begin at the beginning," she interrupted. "Remember, I know nothing." - Начните с начала,- перебила его Фрона.- Помните, что я ничего не знаю.
He settled himself more comfortably on the stool, and rolled a cigarette as he took up the history of the previous night. Он уселся поудобнее на табурете и, скручивая папиросу, стал передавать события минувшей ночи.
"It must have been about one in the morning when I was awakened by the lighting of the slush-lamp. I thought it was Borg; wondered what he was prowling about for, and was on the verge of dropping off to sleep, when, though I do not know what prompted me, I opened my eyes. Two strange men were in the cabin. Both wore masks and fur caps with the flaps pulled down, so that I could see nothing of their faces save the glistening of the eyes through the eye-slits. - Было, должно быть, около часа ночи, когда меня кто-то разбудил тем что зажег коптилку. Я подумал, что это Борг. удивился, зачем он здесь бродит, и готов был снова заснуть, когда какое-то чувство, сам не знаю, какое, побудило меня открыть глаза. Двое чужих людей были в хижине. На них были маски и меховые шапки с опущенными наушниками, так что я не мог разглядеть их лица и видел только сверкающие глаза сквозь прорезы в масках.
"I had no first thought, unless it was that danger threatened. I lay quietly for a second and deliberated. Borg had borrowed my pistol, and I was actually unarmed. My rifle was by the door. I decided to make a rush for it. But no sooner had I struck the floor than one of the men turned on me, at the same time firing his revolver. That was the first shot, and the one La Flitche did not hear. It was in the struggle afterwards that the door was burst open, which enabled him to hear the last three. Я сразу понял, что нам грозит опасность. Секунду я лежал спокойно и размышлял. Борг одолжил у меня револьвер, так что я был безоружен. Моя винтовка висела у двери. Я решил броситься к ней. Но едва я успел коснуться пола, как один из незнакомцев повернулся ко мне и выстрелил из револьвера. Это был первый выстрел, которого Ла-Флитч не слышал. Лишь позже, во время борьбы, дверь распахнулась, и поэтому он услышал следующие три выстрела.
"Well; I was so close to the man, and my leap out of the bunk was so unexpected, that he missed me. The next moment we grappled and rolled on the floor. Of course, Borg was aroused, and the second man turned his attention to him and Bella. It was this second man who did the killing, for my man, naturally, had his hands full. You heard the testimony. From the way the cabin was wrecked, you can picture the struggle. We rolled and tossed about and fought till stools, table, shelves--everything was smashed. Я находился так близко к злоумышленнику и так неожиданно соскочил с койки, что он промахнулся. Через минуту мы схватились, покатившись по полу. Конечно, Борг проснулся, и второй злоумышленник занялся им и Бэллой. Этот второй и совершил убийство, так как мой противник был занят борьбой со мной. Вы слышали показание. По тому, какой беспорядок был в хижине, вы можете представить себе картину борьбы. Мы катались по полу, метались и дрались, пока стулья, стол, полки - все кругом не было изломано.
"Oh, Frona, it was terrible! Borg fighting for life, Bella helping him, though wounded and groaning, and I unable to aid. But finally, in a very short while, I began to conquer the man with whom I was struggling. I had got him down on his back, pinioned his arms with my knees, and was slowly throttling him, when the other man finished his work and turned on me also. What could I do? Two to one, and winded! So I was thrown into the corner, and they made their escape. I confess that I must have been badly rattled by that time, for as soon as I caught my breath I took out after them, and without a weapon. Then I collided with La Flitche and John, and--and you know the rest. Only," he knit his brows in puzzlement, "only, I cannot understand why Bella should accuse me." О Фрона, это было ужасно! Борг боролся за свою жизнь, Бэлла, раненная и стонущая, помогала ему, а я не мог оказать им поддержки. Но в конце концов я сравнительно быстро начал одолевать своего противника. Я уложил его на обе лопатки, придавил его руки коленями и медленно сжимал ему горло. Но за это время второй злоумышленник окончил свое дело и направился ко мне. Что я мог сделать? Двое на одного! К тому же я едва переводил дух! Они оттеснили меня в угол и скрылись.. Сознаюсь, я был уже настолько вне себя, что едва мне удалось перевести дух, я кинулся за ними в погоню без оружия. Тут я и столкнулся с Ла-Флитчем и Джоном... остальное вам уже известно. Только...- Он в недоумении нахмурил брови.-Только я не могу понять, что побудило Бэллу обвинить меня.
He looked at her appealingly, and, though she pressed his hand sympathetically, she remained silent, weighing pro and con what she had heard. Он умоляюще посмотрел на Фрону, но она, хоть и сжала сочувственно его руку, хранила молчание, мысленно взвешивая все "за" и "против".
She shook her head slowly. "It's a bad case, and the thing is to convince them--" Она медленно покачала головой. - Тяжелый случай. Все дело в том, чтобы убедить их...
"But, my God, Frona, I am innocent! I have not been a saint, perhaps, but my hands are clean from blood." - Но, клянусь богом, Фрона, я не виноват. Я не святой, возможно. Но мои руки не запятнаны кровью.
"But remember, Gregory," she said, gently, "I am not to judge you. Unhappily, it rests with the men of this miners' meeting, and the problem is: how are they to be convinced of your innocence? The two main points are against you,--Bella's dying words and the blood on your sleeve." - Не забывайте, Грегори,- мягко сказала она,- что не я буду судить вас. К сожалению, этим займется собрание старателей, и весь вопрос в том, как убедить их в вашей невиновности. Главные пункты обвинения против вас - это предсмертные слова Бэллы и кровь на вашем рукаве.
"The place was areek with blood," St. Vincent cried passionately, springing to his feet. "I tell you it was areek! How could I avoid floundering in it, fighting as I was for life? Can you not take my word--" - Вся хижина была залита кровью! - горячо воскликнул Сент-Винсент, вскочив на ноги.- Уверяю вас, она вся была залита кровью! Как я мог не запачкаться ею, когда боролся не на живот, а на смерть. Неужели вы не верите моему слову?..
"There, there, Gregory. Sit down. You are truly beside yourself. If your case rested with me, you know you would go free and clean. But these men,--you know what mob rule is,--how are we to persuade them to let you go? Don't you see? You have no witnesses. A dying woman's words are more sacred than a living man's. Can you show cause for the woman to die with a lie on her lips? Had she any reason to hate you? Had you done her or her husband an injury?" - Успокойтесь, Грегори. Сядьте, вы действительно сам не свой. Если бы приговор зависел от меня, то, можете быть уверены, вы были бы оправданы. Но эти люди,- вы знаете, что такое власть толпы. Как нам убедить их, чтоб они вас отпустили? Разве вы не понимаете? Ведь у вас нет свидетелей. Слова умирающей женщины более святы, чем клятва живого мужчины. Можете ли вы сказать, что заставило эту женщину умереть с ложью на устах? Имела ли она основание ненавидеть вас? Причинили ли вы зло ей или ее мужу?
He shook his head. Он покачал головой.
"Certainly, to us the thing is inexplicable; but the miners need no explanation. To them it is obvious. It rests with us to disprove the obvious. Can we do it?" - Безусловно, многое для нас необъяснимо, старателям это и не нужно. Для них все очевидно само собой. Наша задача опровергнуть очевидность. Можем ли мы это сделать?
The correspondent sank down despondently, with a collapsing of the chest and a drooping forward of the shoulders. "Then am I indeed lost." Журналист бессильно опустился на стул и поник головой. - Значит, я погиб.
"No, it's not so bad as that. You shall not be hanged. Trust me for that." - Нет, положение не так уж безнадежно. Вас не повесят. Положитесь на меня.
"But what can you do?" he asked, despairingly. "They have usurped the law, have made themselves the law." - Но как вы поможете? - спросил он с отчаянием.- Они захватили власть, они сами себе закон.
"In the first place, the river has broken. That means everything. The Governor and the territorial judges may be expected in at any moment with a detachment of police at their backs. And they're certain to stop here. And, furthermore, we may be able to do something ourselves. The river is open, and if it comes to the worst, escape would be another way out; and escape is the last thing they would dream of." - Во-первых, река вскрылась. Это важнее всего. Губернатор и территориальный суд ожидаются с минуты на минуту в сопровождении отряда полиции. И они, безусловно, остановятся здесь. И, кроме того, мы сами можем кое-что предпринять. Река почти очистилась ото льда, и на худой конец нам можно бежать. Им в голову не придет, что мы решимся на это.
"No, no; impossible. What are you and I against the many?" - Нет, нет! Невозможно! Что значим мы с вами против такого большинства?
"But there's my father and Baron Courbertin. Four determined people, acting together, may perform miracles, Gregory, dear. Trust me, it shall come out well." - Но с нами будет мой отец и барон Курбертен. Четверо решительных людей, действующих сообща, могут совершить чудеса, Грегори, дорогой. Верьте мне, все будет хорошо.
She kissed him and ran her hand through his hair, but the worried look did not depart. Поцеловав его, она провела рукой по его волосам. Но беспокойное выражение не сходило с лица Сент-Винсента.
Jacob Welse crossed over the back-channel long before dark, and with him came Del, the baron, and Corliss. While Frona retired to change her clothes in one of the smaller cabins, which the masculine owners readily turned over to her, her father saw to the welfare of the mail-carrier. The despatches were of serious import, so serious that long after Jacob Welse had read and re-read them his face was dark and clouded; but he put the anxiety from him when he returned to Frona. St. Vincent, who was confined in an adjoining cabin, was permitted to see them. Джекоб Уэлз засветло переехал пролив, и с ним вместе прибыли Дэл, барон и Корлисс. Пока Фрона переодевалась в одной из маленьких хижин, охотно предоставленной владельцами, ее отец пошел справиться о здоровье почтальона. Известия были крайне важными, настолько важными, что лицо Джекоба Уэлза оставалось озабоченным и мрачным еще долго после того, как он их перечитал по несколько раз. Но его беспокойство как рукой смахнуло, когда он вернулся к Фроне. Сент-Винсенту, заключенному в соседней хижине, разрешили свидание с ними.
"It looks bad," Jacob Welse said, on parting for the night. "But rest assured, St. Vincent, bad or not, you'll not be stretched up so long as I've a hand to play in the rumpus. I am certain you did not kill Borg, and there's my fist on it." - Дело обстоит неважно,- сказал Джекоб Уэлз, прощаясь с ним.- Но не волнуйтесь, Сент-Винсент. Как бы то ни было, вас не вздернут, покуда я тут кое-что еще значу. Я уверен, что не вы убили Борга. Положитесь на меня.
"A long day," Corliss remarked, as he walked back with Frona to her cabin. - Сегодня был длинный день,- заметил Корлисс, провожая Фрону к ее хижине.
"And a longer to-morrow," she answered, wearily. "And I'm so sleepy." - А завтрашний день покажется еще длиннее,-сказала она устало.—Мне так хочется спать.
"You're a brave little woman, and I'm proud of you." It was ten o'clock, and he looked out through the dim twilight to the ghostly ice drifting steadily by. "And in this trouble," he went on, "depend upon me in any way." - Вы храбрая маленькая женщина, и я горжусь вами.- Было десять часов. В неясных сумерках он увидел похожие на привидения льдины, непрерывно проплывавшие мимо.- В этом деле вы можете полностью рассчитывать на меня,- продолжал он.
"In any way?" she queried, with a catch in her voice. - Полностью? - переспросила она дрогнувшим голосом.
"If I were a hero of the melodrama I'd say; 'To the death!' but as I'm not; I'll just repeat, in any way." - Если бы я был героем мелодрамы, то сказал бы "по гроб жизни"! Но, как простой смертный, я только повторяю - полностью.
"You are good to me, Vance. I can never repay--" - Вы очень добры ко мне, Вэнс. Я никогда не смогу вам отплатить...
"Tut! tut! I do not put myself on sale. Love is service, I believe." - Ну. ну! Я не торгуюсь. Любовь - служение, так мне кажется.
She looked at him for a long time, but while her face betrayed soft wonder, at heart she was troubled, she knew not why, and the events of the day, and of all the days since she had known him, came fluttering through her mind. Она долго смотрела на него. И в то время как на лице ее отражалось удивление, она почувствовала в глубине души какое-то неясное смущение. Она сама не понимала, чем это было вызвано. События сегодняшнего дня и всех дней с тех пор, как она познакомилась с ним, промелькнули перед ней.
"Do you believe in a white friendship?" she asked at last. "For I do hope that such a bond may hold us always. A bright, white friendship, a comradeship, as it were?" And as she asked, she was aware that the phrase did not quite express what she felt and would desire. And when he shook his head, she experienced a glad little inexplicable thrill. - Вы верите в чистую дружбу? - спросила она наконец.- Я надеюсь, что такие узы будут всегда связывать нас. Светлая, чистая дружба добрых товарищей? - И, говоря так она сознавала, что эта фраза не совсем точно передает ее чувства и желания. И когда он покачал головой, она почувствовала какой-то легкий, радостный и необъяснимый трепет.
"A comradeship?" he questioned. "When you know I love you?" - Добрый товарищ? - спросил он.- Вы ведь знаете, что я вас люблю.
"Yes," she affirmed in a low voice. - Да,- тихо сказала она.
"I am afraid, after all, that your knowledge of man is very limited. Believe me, we are not made of such clay. A comradeship? A coming in out of the cold to sit by your fire? Good. But a coming in when another man sits with you by your fire? No. Comradeship would demand that I delight in your delights, and yet, do you think for a moment that I could see you with another man's child in your arms, a child which might have been mine; with that other man looking out at me through the child's eyes, laughing at me through its mouth? I say, do you think I could delight in your delights? No, no; love cannot shackle itself with white friendships." - Боюсь, что вы недостаточно хорошо знаете мужчин. Поверьте мне, мы сделаны из другого теста. Добрые товарищи? Приходить с холода к вам на огонек? Отлично. Но приходить, когда у этого очага будет сидеть другой мужчина? Нет. Дружба требует, чтобы я радовался вашей радости, а можете ли вы представить на минуту, что я был бы в силах видеть вас с ребенком другого человека на руках, с ребенком, который мог бы быть моим, а теперь смотрит на меня глазами того, другого, и улыбается мне его улыбкой? Как вы думаете, мог бы я радоваться вашей радости? Нет, нет! Любовь не уживается с чистой дружбой.
She put her hand on his arm. Фрона положила ему руку на плечо.
"Do you think I am wrong?" he asked, bewildered by the strange look in her face. - Вы считаете, что я не прав? - спросил он, пораженный странным выражением ее лица.
She was sobbing quietly. Она тихо плакала.
"You are tired and overwrought. So there, good-night. You must get to bed." - Вы измучены и переутомлены. Спокойной ночи. Ложитесь спать.
"No, don't go, not yet." And she arrested him. "No, no; I am foolish. As you say, I am tired. But listen, Vance. There is much to be done. We must plan to-morrow's work. Come inside. Father and Baron Courbertin are together, and if the worst comes, we four must do big things." - Нет, не уходите еще,-остановила она его.- Нет, нет, я говорю глупости. Ведь вы же знаете, что я устала. Но послушайте, Вэнс! Впереди много дел. Мы должны составить план на завтра. Зайдите к нам. Папа и барон Курбертен сейчас вместе, и, если случится самое худшее, мы должны вчетвером совершить великое дело.
"Spectacular," Jacob Welse commented, when Frona had briefly outlined the course of action and assigned them their parts. "But its very unexpectedness ought to carry it through." - Захватывающе,- заметил Джекоб Уэлз, когда Фрона коротко набросала план действий и распределила между ними роли.-Но во внезапности—залог успеха!
"A coup d'etat!" was the Baron's verdict. "Magnificent! Ah! I feel warm all over at the thought. 'Hands up!' I cry, thus, and very fierce. - Государственный переворот!-провозгласил барон.-Великолепно! О! Меня в жар бросает при этой мысли! Руки вверх!- ору я диким голосом.
"And if they do not hold up their hands?" he appealed to Jacob Welse. - А что, если они не поднимут рук? - спросил он вдруг Джекоба Уэлза.
"Then shoot. Never bluff when you're behind a gun, Courbertin. It's held by good authorities to be unhealthy." - Тогда стреляйте. Никогда не давайте себя запугивать, если у вас в руках ружье, Курбертен. Авторитетные люди утверждают, что это не ведет к добру.
"And you are to take charge of La Bijou, Vance," Frona said. "Father thinks there will be little ice to-morrow if it doesn't jam to-night. All you've to do is to have the canoe by the bank just before the door. Of course, you won't know what is happening until St. Vincent comes running. Then in with him, and away you go--Dawson! So I'll say good-night and good-by now, for I may not have the opportunity in the morning." - А вы должны сторожить "Бижу", Вэнс,- сказала Фрона.- Папа думает, что завтра на реке будет мало льда, если ночью не случится затор. Ваша обязанность ждать с лодкой у берега, как раз перед дверью. Вы, конечно, не будете знать, что происходит, пока не увидите бегущего Сент-Винсента. Тогда скорей с ним в лодку и прямо в Доусон! Поэтому я попрощаюсь с вами теперь, ведь завтра утром у нас, вероятно, не будет времени.
"And keep the left-hand channel till you're past the bend," Jacob Welse counselled him; "then take the cut-offs to the right and follow the swiftest water. Now off with you and into your blankets. It's seventy miles to Dawson, and you'll have to make it at one clip." - Держитесь левого пролива, пока не минуете поворот,- посоветовал Джекоб Уэлз,- а потом сверните направо и плывите по течению. Так, а теперь уходите и живо в постель. До Доусона семьдесят миль, а вы должны туда слетать одним махом.

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.