Thursday [ʹθɜ:zdı] , 22 March [mɑ:tʃ] 2018

Тексты для чтения

Народные сказки. Тюльпанные эльфы

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна



Down in the West, somewhere by the borders of the Tavy, there once lived a kind old woman. Her cottage was near a pixie1 field, where green rings stood in the grass. Now some folk say those fairy rings are caused by the elves catching colts They catch them and ride them round and round by night, such folk do say. But this old woman had other ideas about her fairy rings.

Around her tidy cottage was a pretty garden, full of sweet-smelling flowers. Lavender and hollyhocks grew there, lilies and rosemary and the sweetbriar tree, blue-buttons and gillyflowers, forget-me-nots and rue. But best of all was a big bed of tulips which she tended with special care. Everyone stopped to peep over her gate when the time of tulips came.

How the pixies loved this spot. They liked the kind old woman, and they liked her garden too.

One starry night, as she lay asleep, with the lilac flowers showing white under her window, she was awakened by a strange sound. At first she thought an owl in the elm-tree had wakened her, but gradually she realised that it was a sweeter sound than the crack of the churn owl.

'It du sound for all the world like a lullaby,' she thought, and lay listening for a while.

Then she got out of bed and peered from the window. There below her in the moonlight all the tulips in their shining colours were waving their heads in tune with the sweet music. It seemed as though they themselves were singing too.

Now when this happened the next night, and the next,


На Западе Англии, неподалеку от Тайви, жила одна добрая старушка. Ее домик стоял на краю эльфийского поля, где в траве виднелись зеленые круги. Сейчас люди говорят, что эти «волшебные кольца» появляются от того, что эльфы ловят жеребят. Поймают и скачут на них круг за кругом всю ночь. Так говорят люди. Но старушка думала иначе. Ее чистый домик стоял в чудесном саду, полном благоухающих цветов. Там росли лаванда и мальва, лилии и розмарин, левкои и гвоздика, незабудки и рута. Но лучше всего была большая клумба тюльпанов, за которой старушка особенно ухаживала. Когда расцветали тюльпаны, не было человека, который, проходя мимо, не остановился бы на них полюбоваться.

Эльфы очень любили старушку и ее сад!

Однажды летней ночью, когда воздух был напоен ароматом белой сирени, что росла у старушки под окном, ее разбудили странные звуки. Сначала она подумала, что это ухает в ветвях вяза сова, но вскоре поняла, что не под силу хриплой сове издать столь нежные звуки. «Да это похоже на колыбельную», — удивилась старушка и заслушалась волшебной музыкой. Но потом она решила встать и посмотреть, что происходит в ее саду. Озаренные бледным светом луны, яркие тюльпаны покачивали своими головками в такт прелестной мелодии. Казалось, что и сами они тоже поют. То же самое повторилось и на вторую, и на третью

the old woman began to understand what had happened. The pixie folk had brought their babies to the tulip bed, and laid each one within a separate flower.

They be lullin' their babies to sleep, I du declare,' said the old woman, delighted. 'Ssh! Ess, dear soul, I see them now. The pixie babies are fast asleep, and there go the pixie folk themselves to dance in the meadow grass.'

She was right. It was not the catching of colts that made those rings on the green grass, but the dancing of the little folk to their own pipers' tune. But as the first dawn light broke pale in the east back came the pixies to claim their babies from the tulip cradles, where they lay asleep. And, all invisible now, they vanished clean away.

'Bless my soul! If the li'l dears b’aint a-kissin' their babies 'fore they pick'n up,' said the old woman. 'What lovin' folks they be!'

She noticed that the tulips did not fade so quickly as the other flowers in the garden. Indeed, it seemed as though they would never wither. And one day, as she bent to have a look at them, the old woman noticed that the pixies had made them even lovelier by breathing over them. Now they smelled as fragrant as lilies or roses do.

'No-one shall pick a single tulip, not even myself,' she said. 'They shall be kept altogether for the piskies' own delight.’

And so it was as year succeeded year.

But no-one lives forever, and at last the old woman died. It was a sad day for the garden, and the tulips hung their heads. Well they might, for presently the garden passed into other hands. The new tenant cared nothing for pixie lore. He only cared for the garden at all because of its trees of fruit. Gooseberries and raspberries and greengage-plums made very tasty pies!

'Yu shouldn't be gatherin' they gooseberries out of season,' a neighbour warned him; "tis proper unlucky. The piskies can't abide bein' robbed of their own.'

’Piskies? Pah!' said the man.

'Surely ye b'aint а-digging up they tulips?' said another.

ночь. Тут уж старушка поняла, в чем дело. Эльфы приносили к ней в сад малышей и укладывали спать в тюльпаны: по одному эльфийскому ребенку в цветок.

— Они убаюкивают своих малышей, — растроганно прошептала старушка. — Тсс! Да вот и они сами, мои дорогие! Эльфийские детишки уже заснули, и взрослые эльфы отправляются погарцевать на мое поле. И она была совершенно права. Это совсем не жеребята вытаптывали круги на зеленой траве, а сами эльфы, когда под звуки волшебной музыки кружились в танце. Но лишь только на востоке начинала алеть заря, эльфы спешили к старушке в сад за своими детишками, а затем становились невидимыми и исчезали.

— О, Господи! — удивилась старушка. — Да эльфы целуют своих малышей, прежде чем вынуть их из цветков! Как же они любят их! Вскоре она заметила, что тюльпаны не вянут так быстро, как другие цветы в саду. Ей казалось даже, что они вообще никогда не отцветут. А в один прекрасный день, когда старушка наклонилась над тюльпанами, она вдруг заметила, что от дыхания эльфов они стали еще краше и чудесно пахли — как лилии и розы.

— Никто не сорвет теперь ни одного тюльпана в моем саду, — решила старушка. — Даже я сама. Пусть цветут на радость эльфам! Шел год за годом. И старушке пришло время умирать. Это был печальный день для ее сада, и тюльпаны повесили головки. Им и вправду было отчего горевать, потому что сад перешел в другие руки. Его новому владельцу и дела не было до эльфов и их малышей. Он ухаживал за садом только из-за плодов и ягод. Паи с крыжовником, малиной и сливами получались необыкновенно вкусными!

— Не стоит вам собирать крыжовник раньше времени, — сказал как-то новому хозяину сада его сосед. — Это принесет вам несчастье. Эльфы не любят, когда забирают их добро.

— Эльфы? Что за ерунда? — засмеялся хозяин сада.

"Twas the old woman's special delight thaccy bed o’ flowers. What be yu puttin’ in?'

'I be settin' a bed of parsley, if you must know,' said the man.

'Parsley? Dear soul alive! Doan'ee know 'tis mortal unlucky to set a parsley bed. Last man as ever 1 heard of was bedridden ever after.'

'Stuff and nonsense!' snapped the new tenant disbelievingly.

So the enchanted flowers were rooted up, and parsley set instead. But so offended were the pixies that they caused it to wither away. Not only would nothing grow in the gay tulip bed, but the whole garden was soon a waste.

Yet though the lullabies were heard no more from the tulip bed, singing still came from the little folk who dwelt in the neighbourhood. But this time the singing came from the old woman’s grave. Sad and sorrowful was the song the pixies sang, and every night before the moon was full they sang it.

No-one looked after the old woman's grave, yet never a weed was seen. As she had tended their tulip bed, so now they tended her grave. And though no-one was ever seen to plant a flower, somehow her favourites sprang up in the night—rosemary and gillyflowers, lavender and forget-me-nots, sweet scabious and rue.

I cannot tell how the truth may be.

I say the tale as 'twas said to me.

— И вы решили выкопать все тюльпаны? Старушка очень их любила. А что вы хотите там посадить?

— Я собираюсь сделать там грядку петрушки, если уж вам так интересно!

— Петрушки? О Боже! Да разве вы не знаете, что это дурная примета? Я слышал только об одном человеке, который решился посадить грядку петрушки. Сразу же после этого он заболел и умер.

— Что за глупости! — фыркнул новый хозяин сада. И он выкопал все тюльпаны, а на их место посадил петрушку. Но эльфы рассердились и засушили ее, а заодно и весь старый сад. Очень они обиделись. По ночам они больше не баюкали своих малышей на тюльпанной клумбе, но люди слышали, как иногда они пели неподалеку. Но теперь они приходили на могилу старушки, и песня их была грустной и печальной. Они всегда пели в ночь перед полнолунием. Никто не ухаживал за могилкой старой женщины, но она никогда не зарастала. Как она ухаживала за тюльпанами эльфов, так и они теперь присматривали за ее могилой. Никто не сажал там цветов, но по ночам всегда распускались на могилке любимые цветы старушки: розмарин и левкои, лаванда и незабудки, душистый горошек и рута.

Что здесь правда и что ложь, не знаю.

Но легенду эту все ж вам доверяю.

Администрация сайта
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.