«Cat is a set of bones, skin and fur elements covered, moving around under the influence of hunger.» - Кот-это группа костей, обтянутая кожей и элементами меха, перемещающаяся по местности под действием голода
 Sunday [ʹsʌndı] , 24 June [dʒu:n] 2018

Тексты для чтения

Народные сказки. Эльфы-труженики

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна
 

НАРОДНЫЕ СКАЗКИ

THE SWEATING FAIRIES

When I was a liddle boy and lived with my gurt uncle, old Jan Druly, dere was an old place dey used to call Burlow Castle, near Mr Arlington. It warn’t much ov a castle—onny a few old walls like—but it had been a fa- mous pltice in de time when dere was a king in every county. Well, whatever it had been afore, at the time I speak on, it was de very hem of a place for fairisees, and nobody didn't like to goo by it ahter dark for fear on um.

One dee as Chois Packham, uncle's grandfather (I've heerd uncle tell de story a dunna-many times) was at plough up dere, jest about cojer time, he heerd a queer soil of a noise right down under de groun' dat frightened him uncommonly, sure-lie.

'Hullow,' says Chois to his mate, 'did you hear dat, Harry?’

'Yahs,' says Harry, 'what was it?'

'I reckon 'twas a fairisee,' says uncle's grandfather.

’No, ’twarn't,’ says Harry, 'dere aren’t no fairisees now. Dere was once—at Jerusalem, but dey was full-growed people, and has been dead hundreds o' years.'

Well, while dey was a-talking, Chois heerd de noise agin, 'Help! Help! Help!’

Chois was terribly afeard, but he plucked up heart enough to ax what was wanted.

'I’ve been a-bakin’,' said de liddle voice, 'and have broke my peel’ (dat’s a sort o' thing dat's used to put loaves into de oven wid), 'and I dunno what upon de airth to do.’

Under de airth, Chois thought she ought to ha' said, but

ЭЛЬФЫ-ТРУЖЕНИКИ

В детстве мне часто приходилось гостить у моего дяди, старого Яна Друли, который жил неподалеку от замка Барлоу под Арлингтоном. От былого величия остались лишь полуразрушенные стены, но замок был известен еще в те времена, когда в каждом графстве Англии был свой король. Но как бы то ни было, в дни моего детства там обитали фэйри и мало находилось охотников пройти вблизи того места после наступления темноты. Однажды случилось дедушке моего дяди, Чолсу Пак-хэму (я слышал эту историю великое множество раз от своей няни), вместе со своим другом пахать неподалеку от замковых руин, как вдруг услышал Чолс странный шум под землей, как раз на их пашне.

— Погоди-ка, Гарри, — сказал дедушка моего дяди. — Ты слышал этот шум?

— Да, а что это было?

— Может, фэйри?

— Ну что ты такое говоришь! Всякие колдуны и волшебники исчезли давным-давно! А фэйри однажды явились в Иерусалим, но были они человеческого роста, да и случилось это сотни лет назад. Но пока они вели такие речи, под землей вновь раздался шум, и Чолс услышал:

— Помогите! Помогите! Помогите! Само собой, он здорово струхнул, но у него хватило сил спросить, что фэйри от них хотят.

— Я пекла хлеб, — отвечал тоненький голосочек, — и

howsomever he didn't say so. And being a tenderhearted kind of a chap dat didn't like anybody to be in trouble, he made answer without any preamble,

'Put it up, and I'll try to mend it.'

No sooner said dan done; dere was a chink in de groun', for de season was dryish, and sure enough, through dat chink dere come up a liddle peel not bigger dan a brencheese knife. Chois couldn't hardly help laughin', it was such a monstrous liddle peel, not big enough to hold a gin-gey-bread nut hardly; but howsomever he thought 'twas to offend any of dem liddle customers. So he outs wud a tin-tack or two as he happened to have in his weskit pocket, and wud de help ov his cojer knife for a hammer, and his knee for a bench, he soon mended de peel and put it down de chink.

Harry was back-turned while dis a-gooin’ on, and when he come back Chois up and told him all about it; but Harry said 'twas all stuff, and he didn't believe a word consarnin' on't, for Master Pettit, de parish clerk, had told him 'twas all a galushon, and dere warn't no fairisees nowadays.

But howsomever he proved to be wrong more ways dan one, for next dee at cojer time when Harry was back-turned agin, Chois Packham heerd de voice as afore а-cornin' up out ov de chink, and a-sayin’,

'Look here!'

Well, Chois turned roun', not quite so much frightened dis time, and what should be see stanin' close agin de chink but a liddle bowl full of summat dat smelled a hem-an'-all better dan small beer.

'Hullow!' thinks Chois to hisself, 'dis is worth hav-in',' he thinks.

So he tasted it, and at last drunk it all up; and he 'llowed dat of all de stuff he ever tasted, dat was de very best. He was a-gooin' to save de liddle bowl to show Harry dat dere certainly was fairies, but whilst he was а-thinking about it, all of a sudden de bowl slipped out of his hands and dashed itself into a hundred pieces, so dat Harry onny laughed at him, and said 'twas naun but a cracked basin.

сломала лопату, на которой отправляла в печь хлеба. И не знаю, как мне вытащить их наружу. «Наружу, — подумал Чолс. — Скажи уж лучше, под землю», — но вслух ничего не сказал. Он знал, что в беде надобно помогать любому живому существу, а потому ответил:

— Давай сюда лопату, я попробую ее починить. Как сказано, так и сделано. Дождей тогда почти не было, и земля вся растрескалась от жары. И вот в одну из таких трещин просунулась маленькая лопата, не больше ножа для сыра. Чолс с трудом мог сдержать смех, потому что такой лопаткой и пирожка не достанешь, но он уважал чужие обычаи и потому достал из своей сумы оловянный маленький гвоздик и нож, кото- рый решил использовать вместо молотка, на собственном колене починил лопатку и опустил ее обратно в трещину. Гарри в этот момент поблизости не было, но, когда он вернулся, Чолс рассказал ему, как было дело. Гарри лишь недоверчиво покачал головой и заявил, что Чолсу все это лишь привиделось, ибо говорил же их приходской служка, что все эти фэйри — детские выдумки и нет на свете никаких эльфов и фей. Но что бы кто там не говорил, а на следующий день в поле, когда Гарри вновь куда-то отлучился, Чолс услышал знакомый голосок:

— Повернись! Он не так сильно испугался на этот раз и очень обрадовался, когда, обернувшись, увидел целую кружку домашнего свежего пива. «Ну и ну!» — подумал дедушка моего дяди и осушил кружку. Более вкусного пива пробовать ему в жизни не доводилось. Он хотел было показать Гарри кружку, но стоило ему лишь подумать об этом, как глиняная посудина выпала у него из рук и разбилась на сотню мелких кусочков, так что Гарри лишь посмеялся над Чолсом в очередной раз.

But howsomever, Harry got sarved out for bein' so unbelievin', for he fell into a poor war, and couldn't goo to work as usual, and he got so tedious bad dat he fell away to mere skin and boan and no doctors couldn't do him no good, and dat very day twelmont he died, at de very same hour dat de fairisees was fust heerd, and dat he spoke agin 'em.

An of brother of my wife's gurt granmother see some fairisees once, and 'twould ha’ been a power better if so be he hadn't never seen 'em, or leastways never offended 'em. I'll tell ye how it happened.

Jeems Meppom—dat was his naum—Jeems was a liddle farmer, and used to thresh his own corn. His barn stood in a very elenge lonesome place, a goodish bit from de house, and de fairisees used to come dere a nights and thresh out some wheat and wuts for him, so dat de hep o' threshed corn was ginnerly bigger in de morning dan what he left it overnight.

Well, ye see, Mas' Meppom thought dis a liddle odd, and didn’t rightly know what to make on't. So, bein' an out-and-out bold chep, dat didn't fear man nor devil, as de sayin' is, he made up his mind dat he'd goo over some night to see how 'twas managed.

Well, accordingly he went out rather airly in de evenin', and laid up behind de mow for a long while, till he got rather tired and sleepy, and4 thought 'twaunt no use a-watchin' no longer. It was gettin’ pretty handy to midnight, and he thought how he'd goo home to bed. But jest as he was upon de move, he heerd a odd sort of a soun' cornin' toe-ards de barn, and so he stopped to see what it was. He looked out of de strah, and what should he catch sight on but a couple of liddle cheps about eighteen inches high or dereaway come into de barn without uppening de doors. Dey pulled off dere jackets and begun to thresh wud two liddle frails as dey had brought wud 'em, at de hem of a rate.

Mas' Meppom would ha’ been froughten if dey had been bigger, but as dey was such tedious liddle fellers, he couldn't hardly help bustin' right out a-laffin'. Howsomever, he pushed a handfull of strah into his mouth and so managed

Но за то, что Гарри не верил в них, фэйри наказали его — он заболел, чувствовал ужасную слабость и не мог ничего есть. Ни один врач не был в силах ему помочь, Гарри худел и бледнел и вскоре умер. Смерть явилась за ним как раз в тот час, когда на поле слышались голоса фэйри и когда сам Гарри жестоко насмехался над ними. Старшему брату бабушки моей жены тоже довелось встретиться с фэйри, и он говорил, что лучше бы ему никогда не видеть их. Вот как это случилось. Джеймс Меппом — а именно таково было его имя — был мелким фермером и сам обмолачивал свое зерно. Его амбар стоял на отдалении от других домов, на самом краю деревни, и по ночам эльфы приходили туда помочь ему обмолачивать рожь и пшеницу. Каждое утро Джеймс с удивлением замечал, как много они успевали сделать за ночь. Но Джеймс Меппом считал, что это все очень странно, и решил однажды вечером посмотреть, что за помощники у него появились, и спрятался за необмолоченными снопами в амбаре. Он пролежал там довольно долго, но ничего не происходило, а за день Джеймс очень устал, и ему хотелось спать. Он уже собрался было выбраться из своего укрытия, как у самого амбара раздался шум. Он затаился, поглядывая украдкой из-за скирды снопов, и вдруг увидел, как в амбар каким-то образом — даже не открывая дверей — проникли два человечка, не выше 18 дюймов. Они скинули куртки и принялись обмолачивать зерно двумя крохотными цепами, которые принесли с собой. Если бы они были побольше, Меппом, быть может, и поостерегся бы насмехаться над ними, но теперь он решил, что бояться таких крох нечего, и с трудом удерживал смех. Он запихнул в рот стебельки ржи и пшеницы и закусил их, чтобы не расхохотаться. Несколько минут он наблюдал за работой эльфов — тум, тум, тум, тум; их цепы били равномерно, так тикают лишь часы.

to kip quiet a few minutes а-lookin' at 'ern-thump, thump; thump, thump; as right as a clock.

At last dey got rader tired and left off to rest derselves, and one on 'em said, in a liddle squeakin’ voice, as it might ha' bin a mouse а-talkin',

'I say, Puck, I tweat; do you tweat?'

At dat, Jeems couldn’t contain hisself no-how, but set up a loud haw-haw; and jumpin' up from de strah hollered out,

'I'll tweat ye, ye liddle rascals! What bisness ha' you got in my barn?'

Well upon dis, de fairisees picked up der frails and cut away right by him, and as dey passed by him he felt sich a queer pain in his head as if somebody had gi'en him a lamentable hard thump wud a hammer, dat knocked him down as flat as a flounder. How long he laid dere he never rightly knowed, but it must ha' bin a goodish bit, for when he come to, 'twas gettin' deelight.

He couldn't hardly contrive to doddle home, and when he did he looked so tedious bad dat his wife sent for de doctor dirackly. But bless ye, dat waunt no use; and old Jeems Meppom knowed it well enough. De doctor told him to kip up his sperits, beein' 'twas onny a fit he had had from bein’ amost smothered wud de handful of strah and kippin’ his laugh down. But Jeems knowed better.

"Tain’t no use, Sir,’ he says, says he, to de doctor, ’de cuss of de fairisees is uppon me, and all de stuff in your shop can't do me no good.'

And Mas' Meppom was right, for about a year ahtewuds he died, poor man, sorry enough dat he'd ever intarfered wud things dat didn't consarn him. Poor of feller, he lays buried in de churchyard over yonder—leastways, so I've heerd тпу wife's mother say—under de bank jest where de bed of snowdraps grows.

An’ I tell yer one last thing. There wer an of Mrs Jasper, who some said wer a witch. She knew a charm to make de fairisees come; an' she showed it to a liddle gal, who later became a nanny.

You had to do it on a moonlight night when the pollen

Через некоторое время они притомились и решили отдохнуть. Один эльф сказал другому тоненьким голоском, каким могла бы попискивать мышка:

— Слушай, Пак, я устал. А ты? Тут уж Джеймс совсем обезумел и, не в силах сдержать смех, прыгнул со скирды вниз с громким воплем:

— Я тоже устал, но что вы, паршивцы, делаете в моем амбаре? Тут фэйри подхватили свои вещи и бросились бежать, и когда они пронеслись мимо Джеймса, он вдруг почувствовал такую адскую боль в голове, как будто кто-то огрел его молотком. Он застонал и без чувств упал на пол. Как долго он так провалялся, он и сам не знал, но, наверное, несколько часов, потому что, когда он пришел в себя, наступило утро. С трудом удалось ему доплестись до дома, и жена Джеймса, испугавшись его ужасного вида, тут же послала за доктором. Но тот не смог помочь своими советами старому Джеймсу. Он сам говорил, что слишком сильно обидел эльфов и не будет ему теперь прощенья. Старый Джеймс оказался прав — провалявшись в постели год, он умер, сожалея, что смеялся над тем, над чем не имел никакого права издеваться. Бедный старик — как рассказывала мать моей жены, похоронили его на пригорке на кладбище, где пышно цвела клумба подснежников. И хочу рассказать вам еще одну историю — последнюю. О старой миссис Джаспер, которую считали ведьмой. Она знала заклинания и заставляла эльфов приходить поиграть с маленькой девочкой, которая, когда выросла, стала моей няней. Вызывала она эльфов в лунную ночь, когда лишь на деревьях появлялись сережки. Тогда она становилась на лужайке и разводила в стороны руки с цветущими ветвями. Она плавно размахивала ветвями, с которых медленно осыпалась пыльца в лунном свете, а сама напевала нежным голосом:

was just ripe on the catkins. She would stand a few yards away in a woodland clearing with two small branches in her hands. The gold dust would come flying from the catkins as she waved them gently, and she sang a little song over and over in a low drawlin' husky voice—just as though she was coaxin’ 'em,

Come in the stillness,

Come in the night;

Come soon,

And bring delight.

Beckoning, beckoning,

Left hand and right;

Come now,

Ah, come tonight!

Приди В ТИШИ,

В свете ночи,

Приходи поскорей,

Из пыльцы появись.

Ветви держу

В правой руке,

И в левой держу.

Тебя я зову.

Явись мне в ночи!

Администрация сайта admin@envoc.ru
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.