Sunday [ʹsʌndı] , 25 March [mɑ:tʃ] 2018

Тексты для чтения

Алан Александр Милн. Принцесса-Несмеяна

Рейтинг:  0 / 5

Звезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активнаЗвезда не активна

Алан Александр Милн


There was once a King who had an only daughter, the pride of his heart. She was sweet, she was good, she was beautiful, and the King would have said that she was perfection itself, but for one thing. She never laughed. Nothing seemed to amuse her.

Her father, the King, was often amused. The Court Fool had orfly to open his mouth, and His Majesty was leaning back in his throne roaring with laughter. Nobody was so quick as His Majesty to see the point of a good story or a clever riddle. But the Princess would listen gravely, and then say ’Fancy’ or ’Did he really?’ or ’Well, what happened next?’ when the end of the joke had been reached. ’My darling,’ the King would say, wiping away the tears of laughter which had come into his eyes, ’don’t you understand? It’s a joke!’ And the Princess would answer, ’Yes I see it’s a joke, Father, but why do you make that noise about it?’ For Her Royal Highness always said that she saw a joke as well as anybody. What made her different from the King was that when His Majesty saw a joke he had to make a loud roaring noise, whereas when she saw one, she didn't want to make any noise at all. Did that matter very much? 'My darling,' said the King, 'it isn't a question of wanting to. If you have a sense of humour, you have to laugh. 'I don't,’ said the Princess. T know,' sighed the King; you don't.' And this made him very miserable. Nothing is so pleasant as to tell a funny story to somebody whom you love, to watch the smile coming on her face, and to hear her sudden laughter, and then to linger with her, your laughter catching new life from hers, in happy enjoyment of the joke. And this pleasure the King did not have. He did his best. He read straight through to her, from beginning


Жил-был король и была у него единственная дочь, его гордость и любовь. Нежная, добрая, красивая, и само совершенство, мог бы сказать король, если б не одна загвоздка: принцесса никогда не смеялась. Никто и ничто не могло ее развеселить. Ее отец, король, наоборот, веселился всегда. Придворный шут еще только открывал рот, а Его величество, восседая на троне, уже покатывался от хохота. Уловить соль хорошей истории или умной загадки — тут Его величеству не было равных. Но принцесса слушала, хмурясь, а когда рассказчик замолкал, изрекала: «Забавно», «Неужели?», «А что случилось потом?»

— Дорогая моя, — бывало, говорил король, вытирая выступившие от смеха слезы, — неужели ты не поняла? Это же шутка! На что Принцесса обычно отвечала ему: «Да, я понимаю, что это шутка, папа, но почему она вызывает столько шума?» Ибо Ее королевское высочество всегда утверждала, что понимает шутки не хуже других. И отличалась она от короля только одним: когда Его величество видел шутку, он издавал некие оглушающие звуки, а вот когда такое происходило с принцессой — она не хотела издавать какие-либо звуки. Так стоило ли обращать внимание на это различие?

— Дорогая моя,— качал головой король, — при чем здесь хотение? Если у тебя есть чувство юмора, ты просто должна смеяться.

— А я вот не смеюсь, — отвечала ему принцесса.

— Знаю, — вздыхал король. — Не смеешься. — И тем почитал себя очень несчастным. Потому что нет на свете ничего

to end, that amusing book One Thousand Merrie Jestes collected from Manye Sources1, pausing for a moment at the end of each story so that her laughter should not run over on to the next story. But she never laughed once. He then read it through again; still she did not laugh. He gave her to read for herself, Diverting Tales from Divers Landsand watched her face anxiously. She did not smile. Nothing that he could say or do, nothing that the Court Fool could say or do, changed the gravity of her face. She was sweet, she was good, she was beautiful—but she could not laugh. A time came when the King could not bear it any longer, and he felt that somehow or other the young Princess must be moved to laughter. In his difficulty he consulted his Chancellor, than whom there was supposed to be no wiser man in His Majesty's Kingdom. Now the Chancellor had a son, the young Count Hoppo, a fellow of no great learning, nor beauty, nor bravery, a fellow indeed, of no personal attraction whatsoever, but a young man esteemed in his family as a jester. The Chancellor therefore spoke as follows: 'I would suggest Your Majesty, that it be announced to Your Majesty's faithful people that he who is the first able to move Her Royal Highness to laughter be rewarded by the hand of Her Royal Highness and half Your Majesty's Kingdom.' 'What do you say, my love?' said the King to his daughter. 'As you please, ' said the Princess. 'I shall not laugh, for it seems that I have no wish to laugh, nor do I greatly desire to marry, but as you please.' The King turned to his Chancellor. 'Let it be so announced,' he commanded. 'At noon henceforward, for the space of one half-hour, those with humorous riddles or merry jests to tell shall have audience before the whole Court, and he who first moves Her Royal Highness to laughter shall be rewarded by her hand in marriage.' 'And half the Kingdom?’ said the Chancellor anxiously. * ‘Is that usual?’ asked the King. 'Entirely, Your Majesty.’ 'Very well. So be it. Tomorrow at noon we shall await the competitors.' ‘ At noon, then, all those with good stories to tell or merry riddles

более приятного, чем рассказать хорошую историю дорогому тебе человеку, к примеру, любимой дочери, наблюдать, как появится улыбка на ее лице, как внезапно зазвенит ее серебристый смех, засмеяться самому, вместе насладиться веселой шуткой. Но в этом удовольствии принцесса отцу отказывала. Он делал все, что мог. Прочитал ей от корки до корки очень забавную книжку, которая называлась «Тысяча веселых историй, заимствованных из различных источников», выдерживая паузу после каждой, дабы ее смех не наложился на следующую. Но принцесса ни разу не засмеялась. Король прочитал ей книжку еще раз, и вновь не выжал из нее ни смешка. Тогда он дал дочери другую книжку, «Веселые сказания далеких стран», и, пока она читала, озабоченно наблюдал за ее лицом, но не заметил и тени улыбки. Что бы ни говорил или ни делал король, что бы ни говорил или ни делал придворный шут, лицо принцессы оставалось серьезным. Такая нежная, такая добрая, такая красивая — но смеяться она не могла. И вот пришел день, когда король понял, что он этого не вынесет, что так или иначе юную принцессу надо заставить рассмеяться. Своими проблемами он поделился с канцлером, как водится, мудрейшим человеком во всем королевстве. Тут самое время отметить, что у канцлера был сын, граф Хоппо. Он не выделялся ученостью, красотой или храбростью, собственно, не выделялся ничем, но в семье молодого человека иначе как шутом не называли. Так что решение у канцлера нашлось сразу.

— Я бы предложил Вашему величеству известить верноподданных Вашего величества о том, что тот, кто первым рассмешит Ее королевское высочество, будет вознагражден рукой Ее королевского высочества и половиной королевства Вашего величества.

— Что ты на это скажешь, любовь моя? — поинтересовался король у дочери.

— Поступайте, как пожелаете, — ответила принцесса. — Я не засмеюсь, потому что у меня нет желания смеяться. Не стремлюсь я и замуж, но воля ваша. Король повернулся к канцлеру.

— Пусть объявят о следующем, — приказал он. — Начиная

to propound, attended at the Palace, and foremost amongst them was the young Count Hoppo. So one by one they put their riddles or told their stories, and Her Royal Highness listened to them. Tell me, Your Royal Highness,' said Count Hoppo, ’why does a dragon cross the road?' The King, who knew this one, began to chuckle to himself. ‘I suppose,' said the Princess, 'that he crosses the road in order to get to the other side.' 'Y-yes,' said Hoppo, a little annoyed. 'Yes, exactly.' 'Well?'said the Princess. 'That’s all,' said Hoppo crossly. 'Was it funny?' she said, turning to the King, 'My dear,’ said her father, you missed the point of the joke. The point of the joke was that if you said—I mean, what he expected you to say—then he would have said— only you didn’t.' 'But why else should a dragon cross the road?' ’Quite so,’ said the King quickly. ’Next competitor.' Another young man stepped forward and enquired of Her Royal Highness why a silver bowl was like a wasp's nest. 'It isn’t,’ said the Princess. She turned to the King. ’Is it, Father?’ 'It’s a riddle, dear,' explained His Majesty, and he murmured to himself, 'why is a silver bowl like a wasp's nest—like a wasp's nest.' 'I still think it isn't,’ said the Princess. 'Well?' said the King to the questioner. 'Why is a silver bowl like a wasp’s nest?' 'Because there's a В in both, Your Majesty.' His Majesty roared with laughter. 'Not in a wasp's nest,' said the Princess, 'surely!' ‘ The King explained that the letter 'B’ was in the word 'Both'. 'Then why drag in the wasp's nest?' The King explained that that was the joke. 'I see,' said the Princess, but she did not laugh. Then a third young man came forward, and this was the Count Rollo. Tall and handsome he was, and of a pleasant smiling countenance, so that the Princess thought to herself: 'If only he would win, and not that horrid Count Hoppo.' Count Rollo, it seemed, desired to know the difference between a fly and a bird.

с завтрашнего дня, в полдень, в течение получаса ко двору будут допущены те, кто знает смешные загадки или веселые шутки. Тот, кто первым рассмешит принцессу, получит ее в жены.

— А как насчет половины королевства? — озабоченно спросил канцлер.

— А это обязательно? — полюбопытствовал король.

— Абсолютно, Ваше величество.

— Очень хорошо. Пусть будет так. Завтра в полдень мы ждем первых претендентов. И в полдень у дворца собрались те, кто знал веселые загадки и забавные шутки. Среди первых прибыл и граф Хоппо. А потом один за другим весельчаки загадывали свои загадки или рассказывали истории, а Ее королевское высочество их выслушивала.

— Скажите мне, Ваше королевское высочество, — спросил граф Хоппо, — зачем дракон переходит дорогу? Король, уже слышавший эту загадку, хохотнул.

— Я полагаю, — ответила принцесса, — дракон переходит дорогу, потому что ему надо попасть на другую сторону.

— Д-да, — с легким раздражением кивнул Хоппо. — Да, совершенно верно.

— Ну? — спросила принцесса.

— Это все, — выдавил из себя Хоппо.

— Так что тут забавного? — принцесса повернулась к королю.

— Моя дорогая, ты упустила смысл шутки. А смысл таков: если бы ты сказала то, что он ожидал от тебя услышать, ему было бы что ответить, но ты этого не сказала.

— Но для чего еще дракон может переходить дорогу?

— Не будем об этом, — закрыл тему король. — Следующий. Вперед выступил еще один молодой человек и спросил, что общего у серебряной чаши с осиным гнездом.

— Ничего у них нет общего, — принцесса вновь повернулась к королю. — Не так ли, папа?

— Это же загадка, дорогая, — объяснил король, бормоча себе под нос. — Что общего у серебряной чаши с осиным гнездом... с осиным гнездом?

— Одна буква «с», одна «н» и две «е», Ваше величество.

'A fly and a bird,' murmured the King to himself, 'a fly and a bird, a fly and a bird, a fly and a bird.’ The Princess hastened to tell him. 'A bird,' she said, 'has feathers on his wings, but a fly has not. A bird lays eggs, and a fly — no, that's wrong, because flies do lay eggs. But a fly hasn't got a beak. And it doesn't build a nest. Oh, and it's much smaller than a bird.' 'All this is true!' smiled Rollo, 'but there is another difference. Your Royal Highness.' 'Well?' said the King. 'A bird can fly, Your Majesty, but a fly cannot bird.' 'Ha-ha-ha,' went the King. 'Ha-ha-ha-ha-ha. Ha-ha.' 'Cannot what?' asked the Princess. 'Cannot bird. Your Royal Highness.' 'But what is, "birding"?' 'That is what the poor fly never knew, Your Royal Highness, and often wondered. It seems so unfair, does it not, that if a bird can fly whenever it likes, the fly can never bird, however much it wants to.' Tt does seem rather unfair,' said the Princess, nodding to him in a friendly way. But she did not laugh. So, in their turn, all the young men of the country put their riddles and told their stories, not only on that day, but on many other days. And one by one, they grew tired of trying to make laugh a Princess who could not laugh, and they came no more to the Court at the hour of noon. But Count Hoppo and Count Rollo came always, for that Hoppo wished mightily for the half of His Majesty's Kingdom, and Rollo loved and was loved by the Princess. So in the end they two stood there alone. Now this was to be the last trial between them, wherefore each had spent the night in anxious preparation for the morrow, Rollo wondering which of the few stories he had left untold would be most likely to amuse the Princess and Hoppo bethinking him of a plan whereby at the same time he might win the Princess and discomfort his rival. On the morrow, then, before the whole Court, Count Hoppo and Count Rollo made final trial for the hand of the Princess. And the Princess looked at them as they stood there before her, and

Король расхохотался.

— Что тут смешного? — пожелала знать принцесса.

— Дорогая, смешное в том, что мы искали общее совсем не в тех буквах, из которых складываются эти слова.

— Понятно, — кивнула принцесса, но не рассмеялась. Третьим соискателем руки принцессы стал граф Ролло. Высокий, красивый, с такой обаятельной улыбкой, что принцесса подумала: «Только бы выиграл он, а не этот ужасный граф Хоппо». Граф Ролло спросил принцессу, в чем разница между мухой и птицей.

— Мухой и птицей, — забормотал король, — мухой и птицей, мухой и птицеи. Принцесса не замедлила с ответом.

— У птицы есть перья на крыльях, а у мухи нет. Птица откладывает яйца, а муха — нет, ои, это неверно, мухи тоже откладывают яйца. Но у мухи нет клюва. И она не вьет гнездо. О, и муха гораздо меньше птицы.

— Все это чистая правда, — улыбнулся Ролло, — но есть еще одно отличие, Ваше королевское высочество.

— Какое? — подался вперед король.

— Птица может съесть муху, Ваше величество, а вот муха не может.

— Ха-ха-ха, — залился король веселым смехом. — Ха-ха-ха-ха. Ха-ха.

— Не может что? — переспросила принцесса.

— Не может съесть птицу, Ваше королевское высочество.

— Как это несправедливо, — вздохнула принцесса, дружелюбно кивнула графу Ролло, но не рассмеялась. Вот так, по очереди, все молодые люди страны представали перед принцессой и рассказывали ей свои загадки и истории, не только в этот день, но и в последующие. И один за другим они отказывались от дальнейших попыток рассмешить прин-цессу-несмеяну, а потому больше не приходили в полдень в королевский дворец. Но граф Хоппо и граф Ролло являлись обязательно, потому что Хоппо мечтал о половине королевства Его величества, а Ролло полюбил принцессу, и она полюбила его. Так что в конце концов они остались вдвоем. Пришел черед решающего поединка, и каждый из них

wished with all her heart that it might be Count Rollo who should make her laugh. So Count Rollo came forward to tell her his story. 'There was,1 he said, 'a stranger who came into a far country, and he desired to know the way to the King's Palace, for he had a present to lay before the King. So he stopped one whom he met on the road and said to him: "Pray sir, do you know the way to the King's Palace?" Whereupon the man, wishing to be thought humorous, replied, "Yes, I do," and walked on. But a moment later, fearing lest2 bis joke should be mistaken for rudeness, he hurried after the stranger, and said, "I beg your pardon, sir, but do you wish to know the way to the Palace?" "No," said the stranger, "I don't," and left him there.' To the King this seemed such a delightfully silly joke that it was some minutes before he could recover his gravity, but the Princess could only look sadly and wistfully at Count Rollo. 'Well, well,' said the King, 'you shall have one more turn later. Now it is for Count Hoppo to try.' Now Count Hoppo was minded to try a trick with which he had often amused members of his own family. For it had long been a habit of his, when some unwelcome guest was arriving at his father’s door, to prepare a butter-slide in the hall, so that treading unwarily upon it, the visitor should slip, and his feet should fly into the air, and he should fall heavily to the ground3, to the great enjoyment of those of the family who were looking on. So for this occasion he had prepared a most amusing butter-slide a few paces from where he and Count Rollo stood, and had warned his father, the Chancellor, to take care that no members of the court trod upon it before the trial began. So now he stepped forward, feeling well assured that in one and the same moment he could win the hand of the Princess and put to shame and laughter the hated Count Rollo. 4 propose,' he said, ’to show Your Royal Highness a small humorous joke of a practical nature which cannot fail to move Your Royal Highness to loud and hearty laughter. Perhaps, before I begin, the Count Rollo would oblige me by moving a little farther away, so as to give me more room for my joke.' He turned to Rollo. 'If you would be so good as to withdraw a few paces towards the window—’ He indicated with a careless gesture the necessary direction, and

провел беспокойную ночь, готовясь к следующему дню. Ролло гадал, какая из еще не рассказанных им историй может-таки рассмешить принцессу, а Хоппо обдумывал план, который мог не только вызвать смех принцессы, но и унизить соперника. И в полдень, на глазах всех придворных, граф Хоппо и граф Ролло сошлись в поединке за руку принцессы. Принцесса смотрела на стоявших перед ней юношей и всем сердцем желала, чтобы именно граф Ролло заставил ее рассмеяться. Вот тут граф Ролло выступил вперед, чтобы рассказать принцессе самую смешную из известных ему историй.

— Путник пришел в далекую страну и захотел узнать дорогу к королевскому дворцу, потому что он принес подарок королю. Он остановил прохожего и спросил: «Простите за беспокойство, сэр, вы знаете, как пройти к королевскому дворцу?» Прохожий, решив показать, что у него есть чувство юмора, ответил: «Да, знаю», — и зашагал дальше. Но мгновение спустя остановился, испугавшись, как бы его желание пошутить не было истолковано за грубость, и поспешил за путником, чтобы спросить: «Простите за беспокойство, сэр, но вы хотите узнать, как пройти к королевскому дворцу?» «Нет, не хочу», — ответил путник и покинул прохожего. Королю эта глупая шутка так понравилась, что он смеялся несколько минут, прежде чем вспомнил о своем королевском достоинстве, но принцесса лишь с грустью смотрела на графа Ролло.

— Что ж, мы еще дадим тебе слово, — милостиво кивнул король. — А теперь очередь графа Хоппо. Граф Хоппо решил воспользоваться одним фокусом, который всегда смешил его родственников. К фокусу этому Хоппо прибегал всякий раз, когда к ним в дом приходил нежеланный гость. Для этого в холле устраивался масляный каток, и гость, ступив на него, тяжело плюхался на пятую точку, к неописуемому веселью тех, кто при этом присутствовал. Вот и нынче граф Хоппо приготовил такой каток в нескольких шагах от того места, где стояли он и граф Ролло, и попросил канцлера, своего отца, следить за тем, чтобы никто из придворных не ступил на масляный каток до начала поединка. Так что теперь граф Хоппо шагнул к принцессе в полной уве-

bowed to Rollo. Rollo bowed to him in reply; bowed gracefully to the King and still more gracefully to the Princess. Then, still bowing with the utmost ease and elegance, he retired a few paces backwards and stepped gracefully upon the butter-slide. There was a loud crash. 'Oh!' gasped the Princess. 'Oh-ho-ho-ho-ho-ho! Ha-ha-ha-ha-ha-ha! Oh-he-he-he-he-he!' It was as if somebody had suddenly pressed a button inside her. Her laughter pealed round the Palace walls. She laughed up and up and up and up, and she laughed down and down and down and down. She trilled and gurgled and choked, and choked and gurgled and trilled. It seemed that there was no end to her laughter. The King too was laughing, the Chancellor was laughing. Count Hoppo was laughing. Save for one man the whole Court was laughing. Count Rollo did not laugh. Feeling ashamed and miserable and angry, he picked himself up and gave the Princess one reproachful look. T'm sorry,’ gasped the Princess. 'I didn't mean to laugh, I don’t know why I laughed, I don't want to laugh, I... 'And then she trilled and gurgled and choked, and choked and gurgled and trilled all over again. As soon as quiet was restored, the Chancellor stepped forward. 'Your Majesty,' he said, on behalf of the young Count Hoppo, I claim the promised reward.' 'Count Hoppo?' said the King in surprise. 'But it was just an accident, was it not?' 'Not so, Your Majesty,' replied Hoppo proudly. And he explained how, with great cleverness, he had prepared the butter-slide, and how, with great cunning, he had arranged for Count RoUo to step upon it. And all the Court said, 'Well, well, well!' and ’Fancy that now!' And the King frowned and considered the matter. 'Ah, well, in that case,' said His Majesty, 'you may fairly claim to have succeeded in moving Her Royal Highness to laughter.’ He turned to Count Rollo. 'You agree that that is so, Count Rollo?' Rollo looked at the Princess, and she looked back at him and their eyes spoke to each other. As plainly as if she were speaking

ренности, что он не только станет ее мужем, но и превратит ненавистного ему графа Ролло во всеобщее посмешище.

— Я намереваюсь показать Вашему королевскому высочеству одну юмористическую сценку, которая наверняка вызовет у Вашего королевского высочества веселый, громкий смех. Но, прежде чем начать, я бы хотел, чтобы граф Ролло чуть отошел в сторонку, потому что мне нужно свободное пространство, — он повернулся к Ролло. — Если вас не затруднит отойти на несколько шагов к окну... Небрежным жестом граф Хоппо указал, куда надо идти, и поклонился графу Ролло. Тот, естественно, поклонился ему, потом, более низко, королю и, наконец, чуть ли не до самого пола, принцессе. Направился к окну и благополучно наступил на масляный каток. Конечно же, крепко ударился пятой точкой.

— Ох! — ахнула принцесса. — Ох-хо-хо-хо-хо-хо! Ха-ха-ха-ха-ха-ха! Хе-хе-хе-хе-хе-хе! — Словно кто-то нажал внутри нее невидимую кнопку. Ее смех эхом отдавался от стен дворца. Она смеялась, смеялась и смеялась. Да слез, до коли-ков в животе. Казалось, смеху ее не будет конца. Смеялся король, смеялся канцлер, смеялся граф Хоппо. За исключением одного человека смеялся весь двор. Не смеялся граф Ролло. Сгорающий от стыда, несчастный, злой, он поднялся и с упреком посмотрел на принцессу.

— Я очень сожалею, — выдавила из себя принцесса. — Я не собиралась смеяться, я не знаю, почему я засмеялась, я не хотела смеяться, я...— и она вновь залилась смехом, вновь до слез, вновь до коликов. Когда же Ее королевское высочество успокоилась, вперед выступил канцлер.

— Ваше величество, по поручению молодого графа Хоппо я требую обещанную награду.

— Графа Хоппо? — удивился король. — Но это же случайность, не так ли?

— Отнюдь, Ваше величество, — с гордостью возразил граф Хоппо. И объяснил, как он подготовил масляный каток, а потом хитростью завлек на него графа Ролло. «Ну и ну! Это же надо!» — прокомментировали придворные тонкий замысел графа Хоппо. Король нахмурился, обдумывая создавшуюся ситуацию.

her eyes cried to him, 'Save me from this Count Hoppo!' And Rollo smiled back at her, and gave a little nod, as if he would say, 'It will be all right,' for an idea had come to him. So he turned like one in thought, and walked a few paces off. Then, turning again to the King, he said: 'Your Majesty, since I have seen Her Royal Highness day by day, these many days, I have dared to love her. If Your Majesty says now that she is to be wedded to the Count Hoppo, it will be better that I should not look upon her again. But I venture to make this last request of her. I ask her to come down from her throne and say farewell to me here, not as Princess to subject, but as maid to man.' And he went down on one knee and waited for her. T will come,' said the Princess softly. So she came to him; and, as she drew near, she stepped suddenly upon the butter-slide, and her feet shot into the air, and she fell heavily upon the floor. There was a cry of anger from the Princess, followed by a cry of horror from all the Court. A dozen hands helped her to her feet, and supported her again to the side of her father, who comforted her with Royal Words. 'But this is passing strange,' said Rollo loudly. 'How comes it that Her Royal Highness does not laugh? Was it not a funny jest?' The King looked at him with suspicion. 'What does this mean?' said the King sternly. This talk of saying farewell, was it just a plot to make Her Royal Highness fall?' 'Certainly, Your Majesty,' said Rollo pleasantly. 'I hoped that Count Hoppo's delightful jest would amuse us all again.' He turned to the Princess. 'Was Your Royal Highness not amused?’ 'We were not amused,' said Her Royal Highness coldly. ’Certainly not,’ said the King with dignity. 'But Your Royal Highness was amused before,' said Rollo gently. 'That was different altogether,’ said the King. Then Count Rollo smiled at them all. ’In that case, Your Majesty, it was not Count Hoppo's butter-slide which made Her Royal Highness laugh, but my extremely humorous way of kicking my feet in the air and falling to the ground ' Then it was the turn of the Princess to smile, as she saw what Rollo would be at4.

— Что ж, — наконец изрек он, — вы действительно вправе утверждать, что рассмешили Ее королевское высочество, — он повернулся к графу Ролло. — Вы согласны со мной, граф Ролло? Ролло посмотрел на принцессу, принцесса посмотрела на него, и их взгляды все сказали друг другу. Ее глаза, во всяком случае, кричали: «Спаси меня от графа Хоппо!» И Ролло улыбнулся принцессе, чуть кивнул, как бы отвечая: «Все будет хорошо». Ибо его осенило. Насупившись, словно обдумывая заданный ему вопрос, он отступил на пару шагов, потом повернулся к королю.

— Ваше величество, поскольку я видел Ее королевское высочество изо дня в день, много дней подряд, я позволил себе смелость полюбить ее. Если Ваше величество сейчас объявит, что она должна выйти замуж за графа Хоппо, будет лучше, если больше я ее не увижу. Но я рискну обратиться к ней с последней просьбой. Я прошу ее сойти с трона, чтобы она попрощалась со мной здесь, не как принцесса с верноподданным, а как девушка с юношей. И он опустился на одно колено, ожидая решения.

— Я попрощаюсь, — ответила принцесса. Она направилась к нему, но по пути наступила на масляный каток, ноги ее взлетели в воздух, и она с грохотом приземлилась на пол. Принцесса вскрикнула от боли, придворные — от ужаса. Десяток рук подняли принцессу на ноги и поддерживали, пока она выслушивала королевские слова утешения.

— Странная получается история, — воскликнул граф Ролло. — Как вышло, что Ваше королевское высочество не смеется? Разве это не забавная шутка? Король подозрительно глянул на него.

— И что все это означает? — сурово спросил он. — Эти разговоры о прощании служили только одной цели — заставить шлепнуться об пол Ее королевское высочество?

— Именно так, Ваше величество, — поклонился граф Ролло. — Я надеялся, что веселая шутка графа Хоппо позабавит нас вновь, — он вновь посмотрел на принцессу. — Вашему королевскому высочеству не смешно?

— Нам не смешно, — холодно ответила принцесса.

— Абсолютно не смешно, — гордо изрек король.

Why, yes,' said the King in surprise. That had not occurred to me, but indeed it would seem to be so. What do you say, my dear?' 'Of course, it is, Father,’ said the Princess quickly. ’It was Count Rollo who made me laugh, not Count Hoppo.’ But now Count Hoppo, seeing how things were going against him, cried out suddenly: ’It was me, Your Majesty, it was me! If I had fallen down, I would have made the Princess laugh, just as loudly as Count Rollo did! Г11 make her laugh now! Watch me!’ And with these words, he ran across the butter-slide so swiftly that his feet leapt in the air, and he shot heavily through the window and dropped twenty feet below, splash! into the Royal Fishpond! ’How vulgar!’ said the Princess, with her nose in the air. So young Count Rollo married the Princess, and they lived and loved and laughed happily together for more years than I can remember. But what happened to Count Hoppo when they had dragged him out of the fishpond, I never heard; nor, indeed, does it matter very much.

— Но Ваше королевское высочество так смеялись, — напомнил граф Ролло.

— Тогда был совсем другой случай, — отрезал король. Граф Ролл о заулыбался.

— Отсюда, Ваше величество, следует, что не масляный каток графа Хоппо заставил принцессу засмеяться, а мои на удивление смешные дрыгания ногами и падение на пол. Вот тут пришла очередь улыбнуться и принцессе, которая поняла, к чему клонит граф Ролло.

— Ну конечно же, — в голосе короля звучало искреннее изумление. — Почему-то я не подумал об этом раньше, хотя на самом деле так оно и есть. Что ты скажешь, дорогая моя?

— Разумеется, папа, — без запинки ответила принцесса. — Меня рассмешил граф Ролло, а не граф Хоппо. Граф Хоппо почувствовал, что дело принимает нежелательный для него оборот.

— Это я рассмешил ее, Ваше величество, это я! — воскликнул он. — Если бы упал я, принцесса смеялась бы так же громко, как и при падении графа Ролло! Сейчас вы в этом убедитесь! Смотрите! — с этими словами он бросился к масляному катку. Но не рассчитал скорости и, когда ноги его за-. скользили, по инерции вылетел в окно и плюхнулся в королевский пруд, находившийся двадцатью футами ниже.

— Как вульгарно, — поморщила носик принцесса. Граф Ролло женился на принцессе, они жили долго и счастливо и часто радостно смеялись. А вот что случилось с графом Хоппо после того, как его вытащили из пруда я не знаю. Действительно, не так уж это и важно.

Администрация сайта
Вопросы и ответы
Joomla! - бесплатное программное обеспечение, распространяемое по лицензии GNU General Public License.